Биография и книги автора Allende Isabel

 
Учитывать фильтр по выбранному автору
...
 
Авторизация



или

Поиск по автору
ФИО или ник содержит:
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О
П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Все авторы
Поиск по серии
Название серии содержит:
Поиск по жанру

Последние комментарии
Lina Lina 17
Тебя невозможно забыть! (СИ)
я читала эту книгу давненько, но мне она понравилась
Lina Lina 17
Тайна проклятого герцога. Дилогия (СИ)
книга супер всем советую читать  Автор просто умничка у вас все книги потрясающие 
stalker67
От A до Z (ЛП)
Вполне интересна вся серия,,Кода''мягко и осторожно разрулены все переживания гг.Мне понравилось!
Алекс.sozdatel
Предложение наблюдателя Первая книга серии Лучшие из худших
   Дервиш. Могу с тобой согласиться в том, что несколько затянуто про Дворфов. Новот для того, чтобы понять о чем суть моей книги, надо бы ее дочитать до конца. Возможно тогда бы ты не был столь
Алекс.sozdatel
Предложение наблюдателя Первая книга серии Лучшие из худших
   Jim. Видимо ты невнимательно читал произведение, или, возможно изменишь свое мнение после прочтения второй книги. У меня есть и были друзья, приятели, коллеги - евреи и отношения между нами были
Маркетолог
Палач
Книга потрясающая , очень понравилось . Иногда люблю читать для разнообразия книги разных жанров, но еще не читала книгу с такой смесью эмоций не пожалела что прочитала , советую читать .
Kris
По дружбе (СИ)
Понравилось, читается легко.
 
 
Allende Isabel
Allende Isabel
Страницы автора на других языках и псевдонимы:
Язык страницы автора: испанский Пол: женский ID: 20761

Поделись
с друзьями!

 
Об авторе

Чилийская писательница Исабель Альенде хорошо известна в США. Её книги «Дом духов», «Ива Луна», «Паола», «Любовь и тени» изданы огромными тиражами и в Латинской Америке и в США и давно стали бестселлерами. Исабель Альенде родилась в Лиме в 1942 году в семье чилийских дипломатов, жила с родителями в Европе и на Ближнем Востоке. После окончания университета стала журналисткой феминистского журнала в Чили, была редактором детского журнала, ведущей телепрограмм. После государственного переворота эмигрировала и до 1988 года жила в Каракасе. С 1988 года живёт в США, в Калифорнии. Повод представился поговорить с ней в связи тем, что в Англии был арестован Пиночет. Всё-таки Исабель ещё и племянница Сальвадора Альенде… Так что мы говорили не только о литературе.

Сайт писательницы - http://www.clubcultura.com/clubliteratura/clubescritores/allende/inicio.htm
Исабель Альенде: Мы неразрывно связаны с прошлым.
Интервью с племянницей и писательницей провёл наш автор Рустем Сафронов ( Бостон) .

Корр. Латинская Америка – в нашем восприятии - континент мифов. Именно отсюда начался взрыв новой литературы – так называемого «магического реализма». В чём секрет и где корни этого явления?

Исабель Альенде. Латинская Америка всегда была континентом рассказчиков, преданий. У нас потрясающая история, разнообразная, переполняющая путешественника и жителя география и 500 лет унижений и эксплуатации. Всё это способствовало появлению в народной душе чувства сказки и ожидания чуда. Мы, латиноамериканцы, живём, неразрывно связанные с прошлым. Мы не в состоянии избавиться от его бремени. Поэтому, я полагаю, и литература Латинской Америки в этом веке и стала столь богатой и сильной. Однако, удивительно то, что все наши писатели зачитывались русскими классиками. И половина корней нашей литературы – в литературе русской.

Корр. Кого же из русских писателей Вы можете назвать, кто оказал на Вас наибольше воздействие, кто способствовал Вашему становлению, как писателя?

Исабель Альенде. В юности я много читала Толстого, Достоевского, Чехова. Большое влияние на меня оказали сильные человеческие характеры англосаксонской литературы. А после того, как мне исполнилось 20 лет, я уже зачитывалась произведениями наших латиноамериканских писателей - по счастью, мне довелось жить в то время, когда они уже творили, – первое поколение латиноамериканских мастеров слова.

Корр. Новая латиноамериканская литература появилась не на пустом месте. Насколько на Ваш взгляд связан национальный характер, «континуум латиноамериканской души» с национальным искусством: верованиями, мифами сказками, бытом?

Исабель Альенде. Я думаю, что начало «магического реализма» заложено в ещё письменах и летописях конквистадоров. Испанские конквистадоры оставили в своих хрониках множество изумительных страниц. Они писали письма для дома и Испании и рисовали фантастические картины. Они писали не столько о том, что они видели, а том каким должен был бы быть этот континент в их представлении. Создавая сказочный облик континента, соответствующий их представлениям о чуде. Они писали о городах континента, наполненных золотыми сокровищами, необычных циклопических существах с глазом во лбу, об одноногих созданиях… Это были потрясающие рассказы! Вся это мифология старинных хроник, причудливо смешавшись с индейской мифологией и легла в основание латиноамериканского мироощущения. А затем – добавьте сюда африканские влияния. Ведь только в одну Бразилию было завезено около двенадцати миллионов чернокожих рабов из Африки! И их предания и верования также вплетались в континуум латиноамериканского сознания и души. Это и породило всё богатство современной латиноамериканской литературы.

Корр. Я, кстати, в этой связи хотел бы сделать совсем не литературное замечание: любопытным образом сложилось так, что в Латинской Америке интеграция негров произошла гораздо раньше, нежели в США. Негры гораздо быстрее и легче смогли интегрироваться в смешанный симбиотический мир латиноамериканской культуры, нежели в североамериканский «плавильный котёл». То есть, по сути дела, Латинская Америка не имеет такой долгой истории расовой дискриминации, как США. Как бы Вы это объяснили?

Исабель Альенде. В Соединённых Штатах индейское население было практически истреблено, а негритянское население не смешивалось. Я думаю, дело здесь в церкви. У нас в Латинской Америке – католическая церковь, позволившая испанцам смешиваться с местным населением. Католическая церковь проявила большую терпимость к религиозным верованиям рабов и индейцев. Если они проходили через обряд крещения, то им дозволялось продолжать иметь своих Богов. В Бразилии, например, африканские боги обрели христианские имена. Пришлось пойти на компромисс. Но они по-прежнему ведь оставались африканскими божествами. И сейчас, пятьсот лет спустя, до сих пор в Латинской Америке видны корни африканских верований. Даже в языках Бразилии и на Караибах заметно африканское влияние. А в Андских странах до сих пор индейский компонент очень силён во всём. Возьмите, например, Альти Плано в Боливии и Перу: индейцы до сих пор там живут, как нации внутри наций. Их языки: кечуа, аймара и другие сохранились, осталась их религия, их образ жизни. У них до сих фактически существует параллельная экономика и эти народы, по сути, не принадлежат к «белому» миру.

Корр. Вы почти не сказали о Вашей стране, о Чили. Мне известно, что у индейцев Гватемалы есть замечательный эпос «Пополь Вух». А что вы можете сказать о чилийской фольклорной традиции?

Исабель Альенде. Это было изолированное место до прихода испанцев на континент. Народы, населяющие Чили были отделены от великих индейских культур инков и других Кордильерами Анд и пустыней Атакама. Инки не дошли до нас, они были остановлены пустыней. Индейцы же, жившие у нас не создали столь высокой культуры. Изоляция сказалась губительно. Было варварство, и даже случаи каннибализма. И позже практически всё коренное население Чили было истреблено испанскими колонизаторами, это ведь был настоящий геноцид. И потом - у нас ведь не было золота…

Корр. Только серебро и медь…

Исабель Альенде. Но испанцев не интересовала медь, потому они не особенно стремились на эти территории. Поэтому завоевание этих земель шло значительно дольше. В те времена это была земля бедняков. И от практически полностью истреблённого местного населения не осталось преданий и легенд… Ничего такого, что могло бы сравниться с культурным наследием Гватемалы, Мексики или Перу…

Корр. Какую роль для Вас сыграла латиноамериканская культура в становлении Вас, как писателя? И отчего больше влияние – от Вашего достаточно элитарного воспитания или же от латиноамериканской фольклорной традиции?

Исабель Альенде. В детстве я не соприкасалась с немногочисленными индейцами, живущими в Чили. Вообще-то я чилийка с головы до пят, хотя получила образование европейского толка, вышла из семьи, принадлежавшей к среднему классу, и большую часть детства и юности провела с родителями дипломатами за границей, главным образом в Европе. В этом смысле, я не типичная латиноамериканка, которая могла бы с легкостью сказать, что мои корни - в культуре коренных народов Латинской Америки.

Корр. В своей книге «Паола» Вы разделяете свою жизнь двумя важными трагическими событиями – сентябрем 1973 года - переворотом, положившим конец правлению правительства Народного Единства и гибелью Вашего дяди, президента Чили Сальвадора Альенде и позже - смертью Вашей дочери. Как эти события отразились на Вашем мироощущении? Можете ли вы сказать, что в Вашем творчестве появилась трагическая нота?

Исабель Альенде. Военный переворот стал началом моего писательства. Может, я никогда бы не стала писательницей, если бы не переворот в Чили. 11 сентября 1973 года моя жизнь была разрушена. Я чувствовала, что всё то, во что я верила, все, – что придавало смысл моему существованию – разбито вдребезги. Полтора года спустя я была вынуждена эмигрировать, покинуть свою страну. Я была вынуждена оставить позади всё самое дорогое, всё то, что согревало меня и придавало уверенность: моих родных, мой дом и, конечно же, работу. И даже моего супруга и детей. Позже мы вновь соединилась с ним и детьми в Венесуэле. Но я никогда не полагала, что жизнь заграницей станет эмиграцией или изгнанием или затянется. Меня не покидало чувство, что я всего лишь во временном путешествии и после какого - то перерыва вернусь домой. Никогда мне не приходило и в мыслях, что я навсегда окажусь за пределами Чили. И мне кажется, когда я задумала и начала свою первую книгу «Дом духов», я писала её, движимая ностальгией, тоской по Родине и желанием воссоздать утраченный мною мир. Так что, можно сказать, что без этих трагических событий я не стала бы писателем. И ещё – нашу большую семью разметало по миру и после переворота мы ни разу не смогли собраться все вместе вновь. Конечно, мы поддерживали связь, иногда нам удавалось свидеться друг с другом по отдельности, скажем, я могла встретиться с матерью, мать в другое время могла повидать брата. Мои ближайшие родственники оказались в эмиграции в самых разных странах: в Венесуэле и Мексике, на Кубе и в России. Но мы никогда не смогли более быть вместе, собраться за одним столом. Только сейчас, двадцать пять лет спустя, мы встречаемся в декабре в Венесуэле. Я наконец-то смогу увидеть и своих братьев, и племянников, и племянниц.

Корр. Кто из Ваших латиноамериканских коллег наиболее почитаем для Вас? Хуан Рульфо? Габриэль Гарсиа Маркес? Луис Борхес? Марио Варгас Льоса?

Исабель Альенде. Вы знаете, очень трудно выделить кого-то. Прежде всего, пожалуй, я бы назвала аргентинца Хулио Кортасара. Конечно же, Хуан Рульфо, Хосе Доносо из Чили, конечно же, Гарсия Маркес, он оказал огромное воздействие на моё писательство и на мою жизнь. Я обожаю Жоржи Амаду и его книги. Хорхе Луис Борхес был совершенно гениальным писателем, книги и творчество этого недавно умершего аргентинца оказали огромное влияние на всё наше поколение. Все они важны. К сожалению, среди них почти нет женщин – все эти таланты оказались мужчинами. Почти нет женщин-писательниц. Да, и, конечно же, я не могу не упомянуть Пабло Неруду, хоть он и не был прозаиком. Но его поэзия - всегда со мной. Когда я хочу найти нужное слово – мне достаточно лишь открыть томик Неруды.

Корр.Вы знали Неруду лично?

Исабель Альенде. Да, мне посчастливилось несколько раз в юности встретиться с ним.

Корр. Сальвадорский поэт Роке Дальтон говорил, что в Латинской Америке поэзия и творчество неразрывно всегда были связаны с политикой – ибо «поэт любуется луной, нюхает маргаритку и пиликает на педерастической скрипке, пока его не шваркнули мордой о каменную стену казармы» Это так и поныне?

Исабель Альенде. Да. В США, скажем, если писателя назовут «политическим писателем», это едва ли не оскорбление. Подразумевается, что истинный творец вне политики и политикой не интересуется. В Латинской Америке интеллектуал и поэт, писатель, художник, артист не может быть вне политики, не может не знать социально-политической обстановки. Это неизбежность. Если же ты вне политики, в стороне, то ты неизбежно оторван и от реальности и от народа. О чём же тогда говорить, если не о политике? О чём говорить, если ты не знаешь социально-политических условий жизни своих сограждан? Это стало как бы отличительной чертой латиноамериканских интеллектуалов и творцов, писателей. Ни один из тех мастеров, о которых мы упомянули, не избежал вовлечения в политику, это всегда было частью нашего писательского творчества.

Корр. Но ведь по сравнению с шестидесятыми и семидесятыми годами времена нынче изменились. Кажется, страдания, выпавшие на долю латиноамериканцев - позади. Практически все свирепые диктатуры ушли со сцены в Латинской Америке. Уходит ли армия насовсем?

Исабель Альенде. Это предугадать очень сложно. Мне кажется, условия в Латинской Америке, да и во многих частях света изменились в лучшую сторону, наметилось движение к демократии. В семидесятые годы большинство латиноамериканских диктатур поддерживались Соединёнными Штатами, ЦРУ. Ультраправые диктатуры и их поддержка были составной частью политики холодной войны, механизмом контроля любых движений левого толка, существовавших в Латинской Америке. Таким образом, была уничтожена герилья в Латинской Америке и вообще левые силы во многих странах. В некоторых странах левые были просто стёрты с политической карты. И это поддерживалось Соединёнными Штатами. Сейчас времена изменились, и большинство стран Латинской Америки встали на путь демократического развития, хотя в большинстве страна демократические институты чрезвычайно хрупки. В Чили мы, например, называем это не демократией, а переходным периодом. Потому что полноценной демократией назвать это нельзя. Фигура Пиночета – в политической жизни, он – пожизненный сенатор и по сути дела, правые обеспечили себе контроль над политическим процессом, над страной. Их не большинство, их процентов двадцать от всего населения страны, но они контролируют почти всё и, таким образом, страну в целом.

Корр. Насколько я понимаю, это было своеобразным соглашением: военные и Пиночет соглашались уйти с политической арены, сохраняя за собой право контроля из-за кулис, а консервативная правая гражданская элита и политики получали доступ к рычагам управления. Платой же за это должна была стать маргинализация чилийских левых и их вытеснение из политической жизни.

Исабель Альенде. Таков был план, таково было намерение. Много лет это работало. Тем не менее, демократические силы в Чили очень сильны. С одной стороны, из-за влияния католической церкви в Чили сильна консервативная традиция. Это ведь единственная страна в мире, где до сих пор не дозволяется развод. И правые силы весьма влиятельны. Но, тем не менее, и левые сильны. В следующем году состоятся выборы и по оценочным данным процент населения, который собирается голосовать за левых сохранился такой же, как и во времена Народного Единства. И сейчас самый сильный оппозиционный кандидат на президентское кресло – это социалист Рикардо Ларгос.

Корр. Я честно должен признаться, что в России после краха советского социализма есть немало сторонников Пиночета.

Исабель Альенде. Люди смотрят на Пиночета, как на автора «экономического чуда», но при этом забывают, что демократическое правительство в Чили уже десятилетие, как находится у власти. И экономический подъём вообще-то в Чили был последние десять лет. Да, началась это при Пиночете и для осуществления этого он внедрил неолиберальную и неокапиталистическую модель в Чили. Модель эта отличалась жестокостью. За ещё большое обогащение состоятельной прослойки населения и за экономический прогресс вынуждены были заплатить высокую социальную цену большинство чилийцев. Богатые стали богаче, бедные – беднее. Так что, всё это не так благостно, как порой представляется иностранцам. Сейчас, когда случился мировой финансовый кризис, выясняется, что не всё в чилийской экономике так замечательно, многое затрещало по швам. И я полагаю, что всё-таки самое главное, чтобы в стране была какая-то социальная справедливость. Это ненормально, когда экономическое развитие сочетается с социальной отсталостью. Не должно быть так, когда меньшинство купается в роскоши, а большинство живёт в условиях страны третьего мира. В Чили сейчас есть такие люди, которые входят в двадцатку самых богатых людей мира. Один из них сколотил своё состояние на торговле оружием. Откуда взялись эти средства? Эти люди ничего не создали. По сути дела, он украли эти деньги у страны. За это, в конечном итоге платила страна. И это было возможно, потому что все 17 лет диктатуры чилийцы жили без парламента, без свободы печати, без общественного мнения. Что, неужели русский народ хочет этого? Что, россияне хотят, что бы военные заполонили правительство и контролировали всё и вся в стране? Чтобы свирепствовала тайная полиция, похищающая людей? Что бы пытки и убийства стали нормой? Что бы богатые богатели, а бедные нищали? Я уверена, что должен быть другой путь.

Корр. Вы сказали не так давно, что не очень любите приезжать в Чили? Почему?

Исабель Альенде. В этом, пожалуй, больше личного: поменялась я и изменилась моя страна. В моём сердце и уме есть определенный образ Чили. И когда я возвращаюсь, то вижу - это не та страна, которую я знала в 70-ые. Мне горько, что изменились люди, что они стали материалистичное, больше говорят о покупке нового телевизора, нежели о социальной справедливости. И меня это немного возмущает. Но я люблю Чили, часто бываю там и остаюсь чилийкой.

Корр. Да, многие обозреватели отмечают, что чилийцы поменялись и стали более прагматичными, более походящими на аргентинцев. Что же осталось в людях от эпохи Народного Единства, от эпохи Альенде?

Исабель Альенде. Я не могу ответить на этот вопрос. Подождём следующих выборов президента. До сих пор весь политический процесс в стране был подконтролен военным и правым. И мы полагаем, что следующие выборы подведут черту под этим переходным периодом, который длиться уже 10 лет и у нас настанет настоящая демократия. Для того чтобы добиться этого, народу следует поменять конституцию. Пиночет навязал чилийскому народу конституцию, по которой часть Сената назначается Пиночетом, если не избавиться от этой конституции, невозможно добиться подлинной демократии. Для этого нужен плебисцит. И тогда я смогла бы ответить, каково наследие периода Народного Единства, и что вообще осталась в новом поколении чилийцев от старших поколений, которые жили до переворота долгие годы в условиях демократического развития. Может всё наследие демократического развития будет полностью стёрто из памяти? Я не знаю.

Корр. Для многих людей в мире с симпатией следивших за чилийским экспериментом, фигура Сальвадора Альенде была воплощением чего-то светлого и чистого. И было горько, что чилийский эксперимент по созданию нового общества был оборван столь жестоко. Это был утраченный шанс создания социализма с человеческим лицом, без вооружённого восстания, без насилия… Или все эти попытки были изначально ошибочны?

Исабель Альенде. Нет. Я не согласно, что всё было ошибочным. Я бы хотела обратить Ваше внимание на то, что все правительства Европы сегодня за исключением Испании и Ирландии – это правительства социалистов. Окончание холодной войны и крах коммунистического общества не означает триумфа чистого капитализма. Человечество вступает в новое тысячелетие и должно найти новые пути преодоления бедности и решения социальных проблем. Раз уж мир становится всё более глобальным, то должны быть и новые подходы, к тому, как им управлять. Коммунизм оказался неработающей системой, но и капитализм в чистом виде не работает. Это жестокая система, создавшая общество несчастных людей. По-моему в Чили сейчас очень интересное и драматическое время, с одной стороны страна продвинулась вперёд экономически, с другой - она во многом под контролем крайне правых. И в то же время остался социалистический импульс, который позволил выдвинуть кандидатом в президенты социалиста! Сильного кандидата, с реальными шансами на избрание, который смотрит на пример европейских стран, избравших своими лидерами социалистов и сформировавших довольно прогрессивные правительства. Так что насчёт триумфа глобального капитализма я очень сомневаюсь. Вряд ли это может продолжаться всё следующее столетие. Экономическая модель, которая существует в США и которой завидовали все, может разрушить статус кво, ибо эту модель невозможно распространить на весь мир. Он рухнет, не выдержит этого. Можно пытаться внедрить её в других странах, но только путём сталкивания в бедность массы людей. Вряд ли это подходит миру.

Корр. Как Вам сейчас видится Сальвадор Альенде как человек и как политик? Вы как-то написали, что для этого бы потребовались тома, но всё же, если кратко суммировать…

Исабель Альенде. Во-первых, мне кажется, что он был человеком, опередившим своё время. Чилийский эксперимент в непосредственной близости от США не имел шансов на успех в период холодной войны. Соединённые Штаты никогда бы не позволили этого. Чилийский эксперимент был обречён с самого начала. Как только Альенде был избран президентом, США направили огромные средства на дестабилизацию ситуации в Чили, дабы свернуть правительство Народного Единства. Когда это не сработало, США организовали военный переворот, поддержанный ультраправыми силами Чили. Сальвадор Альенде был политическим деятелем из будущего, опередившим время. Его начинание могло иметь шансы на успех сейчас, а не четверть века назад, когда половина Латинской Америки была охвачена партизанской войной. И когда присутствие Кубы было столь ощутимо… США никогда не допустили бы появление ещё одного социалистического государства в этом полушарии.
Главной же характеристикой Сальвадора Альенде была страсть к политике, к участию в политической жизни. И он отличался верностью по отношению к идеям, в которые верил, ни разу не предав их. У него была мечта, и он был готов сделать всё для её осуществления. Или же погибнуть. Я видела его за 9 дней до переворота. И уже тогда циркулировали слухи о заговоре, правые требовали его ухода в отставку и роспуска правительства. Но он сказал:« Я не распущу правительство. И из президентского дворца я уйду только мёртвым или когда для этого настанет предусмотренный конституцией срок. Народ избрал меня, и я несу ответственность перед народом завершить начатое". Он был серьёзен в своих намерениях и видел все происходящее в Чили без иллюзий, в отличие от многих политических лидеров, оторвавшихся тогда от реального хода событий. Он знал и видел факты саботажа, манёвры ЦРУ и ультраправых. Он говорил об этом и многие считали, что у него мания, что он преувеличивает… Как личность он был чрезвычайно предан семье, друзьям и в каком-то смысле даже политическим противникам. Для него невозможно было помыслить, что его могут предать, такой цельной личностью он был сам и так относился к людям… Но политику в такой ситуации следует быть готовым к предательству, а он не был готов, он просто не допускал такой мысли…
И так он назначил Аугусто Пиночета главнокомандующим Вооружёнными силами незадолго до переворота, ибо верил его словам о преданности демократии. Когда он был предан Пиночетом, то Альенде не мог сразу поверить в это…

Корр. Как вы думает, знал ли Сальвадор Альенде, каким должно быть новое общество, которое он собирался построить?

Исабель Альенде. Конечно. Он хотел построить социалистическое свободное общество, с гражданскими свободами и прессой, со свободно избранным работающим парламентом. И он хотел дать шанс бедноте на участие. Шанс, которого у них прежде никогда не было. Три года Народного единства были великим временем. Было очень всё нестабильно, нечего было купить, был экономический кризис, политический и социальный. Это был миф… Но в то же время, трудящиеся, беднота впервые получили голос в стране, впервые за всю чилийскую историю их можно было видеть шагающими по улицам с гордостью…И до Альенде этого не было. И я надеюсь, что этот дух не угас и в один день это он проявит себя вновь.

Корр. Разговор о перевороте неизбежно подводит меня к тому, чтобы спросить, как Вы относитесь к попытке преследования Пиночета, предпринятой в Европе? Считаете ли вы, что это знаменует торжество справедливости и правосудия? Или же во имя примирения чилийского народа и преодоления прошлого, следует учесть преклонный возраст диктатора и оставить его в покое?

Исабель Альенде. То, что по отношению к этому человеку, поправшему все человеческие права, следует применить гуманное обращение, звучит жестокой иронией. Говорить о сострадании к тому, кто сам никогда ни к кому не знал пощады? Хотя очевидно, что в этом случае налицо множество юридических сложностей и противоречий. И неясно, насколько международное сообщество имеет право на преследование Пиночета. Я надеюсь, что это случится. Но если это произойдёт, то путь только в соответствии с нормами закона. Я бы очень хотела видеть его перед судом, но законно. Мести я не жажду. Я хочу лишь правды. Правды, котирую не добиться в Чили. Там возбуждено, по крайней мере, 14 судебных исков против Пиночета.

Корр. Но ведь чилийцы тоже расколоты по отношению к этому вопросу.

Исабель Альенде. Да, они очень поляризованы. Примерно 25-30% населения по- прежнему горячие сторонники Пиночета. У них громкий голос, он нахраписты и владеют большинством средств массовой информации, наиболее влиятельными газетами и теле - и радиостанциями. Кроме того, проблема также в суверенитете. Даже его сторонники не осмеливаются сказать, что он невиновен. Они говорят, что у Чили должно быть право разобраться с Пиночетом и если судить его, то на чилийской территории. Но эти споры выявили, и «кто есть кто» в Чили, маски сняты и все обнажили своё истинное лицо. И я надеюсь, что, пережив унижение ареста, Пиночет станет изгоем в международном сообществе, а не вернётся домой победившим героем ультраправых, «невинной жертвой и спасителем страны от коммунизма». Его политическое и юридическое разоблачение в Европе стало бы концом переходного периода.

Корр. Не дестабилизирует ли это чилийскую демократию?

Исабель Альенде. Абсолютно нет! Правые пытаются доказать, что попытки наказать Пиночета подорвут процесс национального примирения и переход к демократии. Но это неправда. Военные сохраняли лояльность гражданскому правительству всё это время. Они не будут организовывать ещё один переворот в защиту Пиночета.

Корр.Мы говорили о страдании художника, творца. Наши поэты, жившие во времена Сталина тоже творили необыкновенные произведения. Вас побудил к творчеству переворот, страдания, эмиграция. Можно ли утверждать, что страдания или тирания благоприятны для творчества?

Исабель Альенде. Я бы не рекомендовала страдания, репрессии и жестокость как стимул для творчества. Когда мы были свободными, до хунты, это было время прекрасного творчества, таких поэтов как Неруда, как Габриэла Мистраль, прекрасных музыкантов. А за 17 лет диктатуры все те, кто могли творить, писали за рубежом. Ничего почти не было написано в Чили. Конечно, творчество не угасало, (театр сохранял свободолюбивый, оппозиционный дух), но в целом было подавлено. Да, о себе я могу сказать, что у меня толчком к писанию обычно служит чувства боли, потери, смерти, поражения. Для меня писательство это попытка обратить поражение в источник силы, духовно вырасти. И без моего горького опыта я бы не написала свои романы. Но с дугой стороны, я никогда не опубликовала бы ничего из написанного, если бы я жила в эти годы Чили. Мы не знаем, сколько писателей просто не выжило тогда, не развилось…

Корр.Вы чилийка, жили в эмиграции в Венесуэле. Как вы решили перебраться в США?

Исабель Альенде. Я полюбила. Когда я написала свою книгу «Ива Луна», я приехала в тур по стране с этой книгой, останавливаясь повсюду лишь на один день. Я разошлась в Венесуэле с мужем. А тут в Северной Калифорнии я встретила человека, влюблённого в мою книгу. Он пришёл на встречу со мной, на мои чтения и мы полюбили друг друга с первого взгляда. Когда мы поженились, и я поселилась здесь, то я была, не была уверена, что всё продлиться слишком долго: культурные различия и так далее. И вот одиннадцать лет спустя, я всё ещё здесь. И счастлива, что я здесь. Проживая в США, у меня есть шанс сделать что-то полезное. Выполнить определённую миссию. Я - латиноамериканская женщина, а статус их весьма низок здесь, в самом низу. И я могу быть их голосом, говоря на двух языках. Мои книги переводятся, думаю, что они - мост между культурами. То, что мы говорим сегодня - важно для меня и вряд ли бы это случилось, живи я в Венесуэле или Чили.

Корр. Как Вы чувствуете, сейчас уже нет того, что было прежде - разделения на США и всё то, что к Югу от Рио-Гранде? Атмосферы обиды, вражды, недоверия?

Исабель Альенде. Я полагаю, что США за последние пятнадцать лет сильно поменялись в прогрессивную сторону в отношении Латинской Америки. Они более не поддерживают диктатуры, а поддерживают демократические правительства и прилагают большие усилия в этом направлении. Пришло осознание того, что и политически и экономически куда прозорливее поддерживать демократические режимы, нежели такую систему правления, которую американцы никогда не дозволили у себя дома. С другой стороны, экономическая глобализация раскалывает мир на регионы. И наметилась тенденция, что Латинская Америка стала видеть партнёров в странах Азии и тихоокеанского бассейна, ибо США были плохим соседом. Теперь всё меняется, ибо Соединённые Штаты стали осуществлять продуманную экономическую политику в Латинской Америке. Многое поменялась к лучшему.

Корр. А есть какое-то культурное влияние на США из Латинской Америки? Или всё идёт только в одном направлении? В России и Европе многие страдают от «американизации культуры». Голливуд, масс-медиа….

Исабель Альенде. Это кажется почти неизбежным. Доминирование США в культуре и проникновение этой культуры в культуры других стран так сильно, что представляется культурным империализмом. Даже на далёких островах повсюду американские программы по ТВ. Это отличительная черта нашего времени.

Корр. Но разве эта культура ценнее и лучше культур других народов? Или здесь дело в технической и финансовой мощи США?

Исабель Альенде. В этом, но не только. Я думаю дело и в «американской мечте», в том образе США, который существует у людей, верящих, что они смогут жить лучше и быть счастливыми в материалистичном мире. Люди едут в эту страну за осуществлением этой мечты. Это поразительно! Я, латиноамериканка, знаю, как сотни, тысячи людей пересекают границу всем правдами и неправдами. Многие не говоря не только по-английски, но даже и по-испански, говорят на кечуа или майя… Приезжают сюда, не понимают законов, правил, языка…. Рвутся, движимые «американской мечтой».

Корр. Мне понятна власть «американской мечты» для эмигрантов. Но люди и на своей территории часто оказываются во власти этих образов, предпочитая американизированную культуру своей собственной. Как Вы оцениваете это?

Исабель Альенде. Я думаю, это ужасно. Несмотря на глобализацию мира, мне кажется надо всё же пытаться сохранить отличительные черты национальных культур, ибо именно разнообразие культур придаёт силу человеческой расе. Эскимосы, адаптировавшиеся к жизни почти у Северного полюса и обитали джунглей – разные. Если бы мы были одинаковыми, человечество давно бы исчезло с лица земли.

Корр. А как Вы считаете, улучшение политических и экономических отношений между странами Латинской Америки и США приводит ли к тому, что какие-то культурные веяния идут и из Латинской Америки сюда? Или же только в одну сторону из США - в Латинскую Америку?

Исабель Альенде. Латиноамериканское население США растёт…Поначалу они пытаются поддерживать свою идентичность, но это вступает в противоречие с желанием адаптации, вживания жизнь США. И в следующем поколении они столь американизируются, что почти ничего не остаётся из того, чтобы связывало их с Латинской Америкой и латиноамериканской культурой.… Меняются привычки, структура питания в семьях детей, меняются модели семьи - семьи становятся малодетными, то есть новые поколения становятся американцами…Но я надеюсь, что массовая эмиграция в США позволит всё же сохранить многое. Через двадцать лет за счёт эмиграции из Мексики и других стран, большинство калифорнийского населения будет испано-язычным. Пока что культурное латиноамериканское проникновение сюда ограничивается в основном национальной кухней наших народов. Ну и, отчасти, влияние ощущается в музыке. В остальном - происходит американизация латиноамериканцев.

Корр. Как Вы видите сейчас будущее российско-латиноамериканских связей, сильно ослабевших после краха СССР?

Исабель Альенде. России сейчас на перепутье и переживает кризис идентичности, и это не связано лишь с политикой. Поэтому России нужно сейчас сосредоточение сил. Но культурные связи и мосты между Россией и Латинской Америкой не исчезли. Они были всегда и я надеюсь, что так будет и в будущем.

Web space provided by SeaWest Communications

Книги автора Allende Isabel
Комментарии и оценки к книгам автора

Комментарий не найдено

Объявления
Где купить книги автора?


Нравится автор? Поделись с друзьями!

                


 

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru