Читать онлайн "Бимини" автора Гейне Генрих - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Гейне Генрих

Бимини

Генрих Гейне

Бимини

Пролог

Вера в чудо! Где ты ныне, Голубой цветок, когда-то Расцветавший так роскошно В сердце юном человека!

Вера в чудо! Что за время! Ты само чудесным было, Ты чудес рождало столько, Что не видели в них чуда.

Прозой будничной казалась Фантастическая небыль, Пред которою померкли Сумасбродства всех поэтов,

Бредни рыцарских романов, Притчи, сказки и легенды Кротких набожных монахов, Ставших жертвами костра.

Как-то раз лазурным утром В океане, весь цветущий, Как морское чудо, вырос Небывалый новый мир,-

Новый мир, в котором столько Новых птиц, людей, растений, Новых рыб, зверей и гадов, Новых мировых болезней!

Но и старый наш знакомец, Наш привычный Старый Свет В те же дни преобразился, Расцветился чудесами,

Сотворенными великим Новым духом новой эры,-Колдовством Бертольда Шварца, Ворожбой волхва из Майнца,

Заклинателя чертей; Волшебством, царящим в книгах, Поясненных ведунами Византии и Египта,-

В сохраненных ими книгах, Что зовутся в переводе Книгой Красоты одна, Книгой Истины -- другая.

Их на двух наречьях неба, Древних и во всем различных, Сотворил господь,--по слухам, Он писал собственноручно.

И, дрожащей стрелке вверясь, Этой палочке волшебной, Мореход нашел дорогу В Индию, страну чудес,-

В край, где пряные коренья Размножаются повсюду В сладострастном изобилье, Где растут на тучной почве

Небывалые цветы, Исполинские деревья -Знать растительного царства И венца его алмазы,

Где таятся мхи и травы С чудодейственною силой, Исцеляющей, иль чаще Порождающей, недуги,-

По тому смотря, кто будет Их давать: аптекарь умный Иль венгерец из Баната, Круглый неуч и дурак.

И едва врата раскрылись В этот сад, оттуда хлынул Океан благоуханий, Жизнерадостный и буйный

Ливень пьяных ароматов, Оглушивших, затопивших, Захлестнувших сердце мира, Мира старого -- Европу.

Как под огненною бурей, Кровь людей огнем бурлила, Клокотала дикой жаждой Золота и наслаждений.

Стало золото девизом, Ибо этот желтый сводник -Золото -- само дарует Все земные наслажденья.

И когда в вигвам индейца Заходил теперь испанец, Он там спрашивал сначала Золота, потом -- воды.

Стали Мексика и Перу Оргий золотых притоном. Пьяны золотом, валялись В нем Писарро и Кортес.

Лопес Вакка в храме Кито Стибрил солнце золотое Весом в тридцать восемь фунтов И добычу в ту же ночь

Проиграл кому-то в кости,-Вот откуда поговорка: "Лопес, проигравший солнце Перед солнечным восходом".

Да, великие то были Игроки, бандиты, воры. Люди все несовершенны, Но уж эти совершали

Чудеса, перекрывая Зверства самой разъяренной Солдатни -- от Олоферна До Радецкого с Гайнау.

В дни всеобщей веры в чудо Чудеса вершат и люди,-Невозможному поверив, Невозможное свершишь.

Лишь глупец тогда не верил, А разумный верил слепо; Преклонял главу смиренно Перед чудом и мудрец.

Из рассказов о героях Дней чудесных веры в чудо, Как ни странно, всех милее Мне рассказ о дон Хуане

Понсе де Леон, сумевшем Отыскать в морях Флориду, Но искавшем понапрасну Остров счастья Бимини.

Бимиии! Когда я слышу Это имя, бьется сердце, Воскресают к новой жизни Грезы юности далекой.

Но глаза их так печальны, На челе венок увядший, И над ними в нежной скорби Мертвый плачет соловей.

Я ж, забыв свои недуги, Так соскакиваю с ложа, Что дурацкий балахон мой Расползается по швам.

И тогда смеюсь я горько: Ах, ведь зто попугаи Прохрипели так потешно, Так печально: "Бимини!"

"Помоги, святая муза, Фея мудрая Парнаса, Сделай чудо, покажи мне Мощь поэзии священной!

Докажи, что ты колдунья, Зачаруй мне эту песню, Чтоб она волшебным судном Поплыла на Бимини!"

И едва я так промолвил, Вмиг исполнилось желанье, И смотрю, корабль волшебный Гордо Сходит с верфей мысли.

Кто со мной на Бимини? Господа и дамы, просим! Понесут волна и ветер Мой корабль на Бимини.

Если мучает подагра Благородных кавалеров, Если милых дам волнует Неуместная морщинка -

Все со мной на Бимини! Этот курс гидропатичен, Он магическое средство От зазорного недуга.

И не бойтесь, пассажиры, Мой корабль вполне надежен: Из хореев тверже дуба Мощный киль его сработай,

Держит руль воображенье, Паруса вздувает бодрость, Юкги - резвые остроты, На борту ль рассудок? Вряд ли!

Реи судна -- из метафор, Мачты судна - из гипербол, Флаг романтикой раскрашен,-Он, как знамя Барбароссы,

Черио-красно-золотой. Я такое знамя видел Во дворце горы Кифгайзер И во франкфуртском соборе.

В море сказочного мира, В синем море вечной сказки, Мой корабль, мечте послушный, Пролагает путь волшебный.

Перед ним в лазури зыбкой, В водометах искр алмазных Кувыркаются и плещут Болыыемордые дельфины,

А на них амуры едут, Водяные почтальоны, -Раздувая тыквой щеки, Трубят в раковины громко;

И причудливое эхо Громовым фанфарам вторит, А из темно-синей глуби Смех доносится и хохот.

Ах, я знаю эти звуки, Эту сладкую насмешку,-То ундины веселятся, Издеваясь надо мной,

Над дурацкою поездкой, Над дурацким экипажем, Над моим дурацким судном, Взявшим курс на Бимини.

I

На пустом прибрежье Кубы, Над зеркально гладким морем, Человек стоит и смотрит В воду на свое лицо.

Он старик, но по-испански, Как свеча, и прям и строен; В непонятном одеянье: То ли воин, то ль моряк,-

Он в рыбацких шароварах, Редингот --из желтой замши; Золотой парчой расшита Перевязь, -- на ней сверкает

Неизбежная наваха Из Толедо; к серой шляпе Прикреплен султан огромный Из кроваво-красных перьев,-

Цвет их мрачно оттеняет Огрубелое лицо, Над которым потрудились Современники и время.

Бури, годы и тревоги В кожу врезали морщины, Вражьи сабли перекрыли Их рубцами роковыми.

И весьма неблагосклонно Созерцает воин старый Обнажающее правду Отражение свое.

И, как будто отстраняясь, Он протягивает руки, И качает головою, И, вздыхая, молвит горько:

"Ты ли -- Понсе де Леон, Паж дон Гомеса придворный? Ты ль Хуан, носивший трен Гордой дочери алькада?

Тот Хуан был стройным франтом, Ветрогоном златокудрым, Легкомысленным любимцем Чернооких севильянок.

Изучили даже топот Моего коня красотки: Все на этот звук кидались Любоваться мной с балконов.

А когда я звал собаку И причмокивал губами, Дам бросало в жар и в трепет И темнели их глаза.

Ты ли -- Понсе де Леон, Ужас мавров нечестивых,-Как репьи, сбивавший саблей Головы в цветных тюрбанах?

На равнине под Гренадой, Перед всем Христовым войском, Даровал мне дон Гонсальво Званье рыцарским ударом.

В тот же день в шатре инфанты Праздник вечером давали, И под пенье скрипок в танце Я кружил красавиц первых.

     

 

2011 - 2018