Читать онлайн "Ландау и Лифшиц (анекдоты о великих) (СИ)" автора Шипунский Всеволод - RuLit - Страница 1

 
 
     


1 2 « »

Выбрать главу





Всеволод Шипунский

Ландау и Лифшиц

(Рассказывают, что…)

*     *     *

Как приятно лет на склоне, с капиталом и в чинах

Развлекаться в Барселоне, позабыв о сединах.

(из кн. К. Ландау-Дробанцевой, об акад. Иоффе)

 *     *     *

Говорят, что один из величайших физиков всех времён и народов Лев Ландау до 27-ми лет занимался только физикой, одной физикой и ничем, кроме физики, не познал ни одной женщины и оставался девственником, пока не познакомился с одной девушкой с шоколадной фабрики, которая решила, что этот юноша странный со взором горящим – её судьба. И девушка эта, которую звали Конкордия, наконец, «дала» ему, хотя отдаться такому девственнику было задачей не из простых.

ЭТО произвело на Ландау сильнейшее впечатление, такое, что он возлюбил женщин, и всё, с ними связанное, не менее, чем саму физику! Будучи великим теоретиком, он разработал теорию «счастливой личной жизни мужчины», по которой мужчина ни в коем случае не должен ограничивать себя одной женщиной, а всегда должен стремиться к большему.

- Корочка, - говорил он ей, как честный человек. – Ты пойми, люблю я тебя одну, но любовницы у меня обязательно будут! Ты уж, пожалуйста, мне не препятствуй…

Кора удивлялась такой постановке вопроса, но решила, что это юношеская блажь, которая потом пройдёт, а пока лучше со всем соглашаться. И обещалась давать ему в этом вопросе полную свободу.

Ревновала она его жутко, мучилась, но препятствовать не смела. А Ландау, став известным и знаменитым, вошёл во вкус и не пропускал ни одной сотрудницы и аспирантки.

*    *    *

Приходит однажды Ландау домой поздно, грустный такой…

- Что случилось, Даунька? Что ты заскучал? – спрашивает Кора.

- Да видишь ли, Коруша, эта Вика, моя новая аспирантка, ядерный магнитный резонанс - всё ещё не освоена… - отвечал Дау. - Противная такая, обещала свидание, а сама не явилась.

- Да она же мымра очкастая! - возмущалась Кора. – Зачем она тебе сдалась?

- Нет, Коруша, ты к ней несправедлива! У ней глаза грустные… и попка такая трогательная… Нужно бы её освоить! – грустил Дау. – Ты уж нам на вечер простынки свежие приготовь, приведу её заниматься.

*   *   *

Был у Ландау друг, тоже физик, Женька Лифшиц - толстый, лысый, полная ему противоположность. С ним они в соавторстве писали знаменитый курс теорфизики: Дау диктует, а тот записывает. Вот устанет Дау наукой заниматься, наберёт номер Лифшица и продиктует какой-нибудь очередной параграф, а тот – запишет. Никогда, говорят, не возражал, записывал всё слово в слово. И на гонорары от этого курса купил, между прочим, новую «Волгу». А Ландау ничего не купил - он все деньги раздавал друзьям и нуждающимся.

Кора этого Лифшица терпеть не могла, и считала, что именно он соблазняет её  любимого Дауньку. Приедет под их окна на своей «Волге», полной девиц, и кричит:

- Дау, выходи! Поедем физикой заниматься! Экспериментальной…

 А Дау с бумагой и карандашом выглянет из окна:

- Да я теорией занимаюсь!

- Поехали, Дау! Смотри, погодка какая, - кричит Лифшиц. - Учёный должен хоть иногда экспериментировать…

- Женька, - отвечает Дау, откладывая бумаги. – Запомни: учёным бывает пудель! И ты вместе с ним... Ладно, иду. Чур, красивые мои!

- Это почему же только твои? – обижался Лифшиц.

- Потому, что я – красивист! А ты – фигурист.

Лифшиц действительно больше любил фигуристых девушек, а Ландау – красивых.

*     *     *

Жена Ландау так этого Лифшица ненавидела, что однажды, когда тот приехал вот так, с девицами, она выскочила из дому с лопатой, да ка-ак огреет ею Лифшица по заднице! Тот как подскочит, как взвоет: «У-уй-й!!», да как помчится по улице, схватившись за ягодицы! Смеху было!

Ландау из окна это видел, много смеялся, а потом и говорит:

- Что это ты, Коруша, с Женькой сделала? Ишь как припустил!

- Да ничего особенного, - отвечает супруга. - Лопатой по жопе угостила.

- Да разве можно так, Корочка? 

- Ничего, - говорит. – Это я его проучила. Теперь станет настоящим учёным!

- Ха-ха! – смеялся Дау. – А ведь ты права! Человек становится учёным, если его как следует проучить.

*     *     *

Приходит как-то Лифшиц к Ландау с новым красивым кожаным портфелем.

- Смотри, Дау, какой я себе портфель купил! Хочешь, и тебе такой подарю?

- Нет, Женька, я в баню не хожу, – отвечает Ландау.

- В баню?.. – удивился Лифшиц. – Почему в баню? Это портфель, для бумаг…

- Каких бумаг? – удивился в свою очередь Ландау.

- Ну, вот наш курс теорфизики у меня здесь… Лекции… Да мало ли! – говорит Лифшиц.

- Нет, Женька, у меня бумаг нету… Всё здесь! –  сказал Ландау и постучал себя по лбу.

«Вот чудак, - подумал Лифшиц. – В портфеле-то гораздо удобнее хранить!»

*     *     * 

Говорят, когда Ландау и Лифшиц писали «Электродинамику сплошных сред», которая являлась уже 8-м том знаменитого курса теорфизики, то вывод для максвелловского тензора напряжений в анизотропной, да к тому же ещё и диспергирующей среде занял у них страниц примерно сорок. Проработали они над этим выводом до вечера, и разошлись уже поздно. 

На следующий день Лифшиц прибежал к Ландау весь взмыленный:

- Катастрофа, Дау! – вскричал он с порога. – Сегодня читал рукопись и пил кофе. И представь: залил наш тензор напряжений! весь вчерашний результат!.. Только начало и конец как-то сохранились… Что делать?

- Пустяки, - отвечал Ландау. – Сделаем, как обычно... Вот есть первая страничка, далее пишем: «после элементарных преобразований становится очевидным, что» - и приводим последнюю.

*   *   *

Была у Ландау любовная связь с одной актрисой из Риги. Отдыхал он с ней на Рижском взморье, ездили и на юг, в Сочи. Актриса была и красива, и страстна, но очень уж хотела его на себе женить, ведь был он к тому времени уже академик! А Дау, как известно, всю жизнь был женат на Коре, и не собирался ничего менять. Вот и пришлось ему, в конце концов, эту актрису бросить.

Но она не унималась, звонила ему из разных городов и плакала в трубку. А однажды приехала на гастроли в Москву и стала звонить ему каждый день, и угрожать, что повесится, если он к ней не приедет. Для деликатного Ландау это было просто невыносимо!

Сам он ехать к ней не решился, а послал своего верного оруженосца Лифшица. Лифшиц приехал к ней вечером в номер и стал её уговаривать не беспокоить больше академика, и вообще забыть его.

- Никогда! – восклицала она. – Никогда я не смогу забыть моего любимого Дауна! моего миленького академиньку! Я лучше уйду из жизни навсегда! Я повешусь! здесь, в этом жутком, холодном номере! И завтра спектакль пойдёт без меня-а!! - зарыдала она в голос.

Лифшиц не знал, что и делать. Напрасно убеждал он её, что Ландау сейчас нездоров, что у него трудные отношения с женой, и вообще, он очень загружен работой по квантовой физике! – дама рыдала, не переставая. В конце концов он сказал:

     

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru