Читать онлайн "Марью пишет сочинение (рассказы эстонских писателей)" автора Раннап Яан Яанович - RuLit - Страница 1

 
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу





Хейно Вяли, Ира Лембер, Хельо Мянд, Холгер Пукк, Вайке Вяльяотс, Яан Раннап

Марью пишет сочинение (Рассказы эстонских писателей)

Хейно Вяли

Звеньевой

Пять мальчиков и четыре девочки — это и есть мы, второе звено. Девочки у нас — что надо! Энергичные и не плаксы! Ничуть не хуже мальчиков. А мальчики и вовсе молодцы!

Мы вступили в пионеры в прошлом году. Мне нравится быть пионером. Особенно радостно было в первые дни. Галстук — это здорово. Повяжешь на шею, сразу чувствуешь себя по-другому. Все смотрят. И самому тоже приятно на себя посмотреть. И салютовать приятно. Совсем не то, что здороваться просто так или приподнимать шапку. Вначале у меня пионерский салют не очень хорошо получался. Но я стал тренироваться. Дома, перед зеркалом. Целую неделю тренировался, каждый вечер.

Прежде я всё больше ходил, сунув руки в карманы. Мне так нравилось. Но старшая пионервожатая сделала мне замечание. Сказала, что пионеру не к лицу такие манеры. И я стал вырабатывать себе другие. Тренировался больше недели. И — получилось. Теперь выправка у меня что надо: грудь колесом, живот под ребром, — как сказал мой папа. И я стал нравиться себе ещё больше.

Вот видите, сколько я преодолел преград, и всё ради пионерского галстука. Я думаю, характер у меня есть. Сначала, конечно, было нелегко, но я трудностей не боюсь.

В нашем звене все пионеры активные. А самый изобретательный — Отть. Только у него есть один маленький недостаток — слова Оття не всегда сходятся с его делами. Напишет: «Лошадь пасётся на лугу», а читает: «Вошадь пасётся на вугу». Смешно, правда? Мы тоже сперва смеялись, но потом…

Отть сказал:

— Знаете, сдевать модевь корабвя-трёхмачтовика — раз пвюнуть! Иви, есви хотите — самовёт. Ветает, а сдевать ещё проще. Иви паровую машину с цивиндрами — пых-пых-пых! Всё, что пожеваете. Раз пвюнуть! Надо товко взяться.

Мы слушали. Даже девочкам было интересно. Потом спросили:

— А ты бы взялся?

— Раз пвюнуть! — ответил Отть.

И мы выбрали Оття звеньевым.

Начали с корабля. Работа так и кипела. Делали на одном сборе, делали на втором. На третьем Отть сказал:

— Прекрасно! Теперь возьмёмся за самовёт.

— Как это за самолёт?! — удивились мы. — Надо сначала корабль закончить.

— Закончим посве самовёта, — сказал Отть. Мы заспорили, но всё же начали строить модель самолёта. И самолёт у нас тоже хорошо получался. Оставалось ещё только крылья и пропеллер приладить.

— Хватит! — сказал Отть. — Пора браться за паровую машину!

— А как же самолёт? — спросили мы.

— Самовёт закончим посве паровой машины, — решительно возразил Отть.

— А корабль?

— После того, как будет готов самовёт.

Видите, какая каша заварилась! Пришлось приняться за паровую машину. Мы её почти закончили. Отлично получилось, только она ещё пых-пых не делала.

— Прекрасно! — похвалил нас Отть. — Ничего, она у нас потом запыхтит. Так! Мы ещё автомобиль не девави.

Стали мастерить автомобиль.

— Пока сойдёт и без ковёс, — учил нас Отть. — Ковёса сдевать — раз пвюнуть!

— Значит, теперь станем корабль доделывать? — спросили мы.

— Нет! — возразил Отть. — Скучно станет, всё одно и то же. У меня прекрасная идея: зима на носу, надо вставать на выжи! В пионерской дружине будут соревнования, примем участие, завоюем первое место. Научимся ходить на выжах по высшему квассу.

— Хорошо, — согласились мы. — Даёшь лыжи по высшему классу! — И на первом же сборе звена приступили к делу.

— Ходьба на выжах — спорт… — начал Отть. Мы сидели и слушали. Отть словно по книге читал, только скучнее. За окном шёл первый снежок.

— На сегодня хватит, — объявил Отть и прикрыл ладошкой зевок. — В сведующий раз будет практика.

Мы пришли на сбор с лыжами. Только Отть явился без лыж.

— Знаете что, — сказал он. — Давайте поиграем во что-нибудь двя разнообразия. А то всё выжи да выжи, со скуки умереть можно.

В окно было видно, как тренируются другие звенья. А мы сидели в пионерской комнате, играли в крестики-нолики. Нам тоже было интересно. Но на лыжных соревнованиях мы заняли самое последнее место.

— Не беда! — утешил нас Отть. — Когда будет смотр самодеятевьности, мы всем утрём нос.

На самодеятельность мы потратили несколько сборов. Дело уже пошло на лад.

— От садомеятевьности товку маво, — сказал Отть. — Не повучается. Придумаем что-нибудь повучше.

Стали думать. Думали на одном сборе, думали на другом… Мальчики от нечего делать дёргали девочек за косички. Девочки у нас — что надо! Давали сдачи. Ничего не скажешь, шуму и визгу на сборах было предостаточно.

На третий сбор «по придумыванию» пришли только Отть, Анни и я. За косички дёргать было некого. У нашей Анни — рука тяжёлая. Заняться было нечем. А за окном бушевала весна. Я сказал Оттю:

— У меня живот заболел.

— Ну так иди домой, — разрешил Отть.

И я ушёл со сбора. Только не домой, а к реке. На реке был ледоход. Посмотришь — дух захватывает.

Когда снова объявили сбор, я не пошёл. Отправился с удочками на реку. Рыбу ловить интересно, интереснее, чем сидеть на наших сборах. На другой день вместе со мной рыбачили Атс и Рейн, к нам присоединился Энн, потом — девочки.

— Правильная идея! — похвалил Отть. — Рыбововный сбор звена — это прекрасно!

— Никакого сбора не нужно, — возразила Анни. — Лучше рыбалка сама по себе.

Пришла весна, потом — лето. Жизнь стала веселее. Я снял пионерский галстук. На рыбалку ходить можно и без него. Правда, я очень люблю салютовать, но как вспомню, что зима у нас зря пропала, — стыдна становится. Теперь-то я понимал: во всём виноваты наши бестолковые сборы. Без них дела у меня шли лучше.

Ребята нашего звена и не заметили, как началась новая осень. А с нею — и первый пионерский сбор. Я хотел с этого сбора сбежать. Но передумал. Первый можно и выдержать. Он ведь отчётно-перевыборный.

— Знаете что… — начал Отть.

— Не знаем! — перебили его мы.

— Что за новости! — воскликнул Отть и посмотрел на свой рукав. На рукаве у него была красная повязка звеньевого.

— Расскажи всё по порядку! — потребовали мы.

— Это можно, — согласился Отть. — Эвектромотор на батарейке от карманного фонарика — раз пвюнуть! Радиоприёмник двухвамповый — и того проще! Так заговорит, что всего не пересвушаешь. Но есви хотите…

— Не хотим! Расскажи о том, что мы в прошлом году делали, — напомнили мы.

— Сами знаете, всё ясно и без разговора, — сказал Отть.

— А корабль? А самолёт? А паровая машина?.. Когда мы их закончим? — спросили мы.

— Это дево терпит. Потом! — пообещал Отть.

Мы загалдели. Я кричал громче всех. Отчего бы и нет. На то и сбор, чтобы сказать всё, что думаешь.

Начали выбирать нового звеньевого. Я никого не предлагал. Какая разница. Всё равно звено у нас невезучее, — за что ни возьмёмся, ничего не получается.

Новым звеньевым стал Энн. Анни нашила ему на рукав повязку.

На следующий сбор я не пошёл. Чего я там не видел, небось сидят в пионерской комнате да играют в крестики-нолики или девочек за косички дёргают. А на улице осень, самое время заниматься на воздухе спортом, потом будет поздно.

Я пошёл на спортплощадку. И глазам своим не поверил: на спортивной площадке я увидел наше звено! Ребята тренировались в беге.

— Прошу извинить! — сказал я. — Я немножко опоздал.

— Ладно! — сказал Энн. — Пусть это будет в последний раз. — А где твой галстук?

— Известно где, — ответил я. — Дома.

— Ладно! — повторил Энн. — Сбегай домой, надень и приходи назад.

Что мне оставалось делать? Сбегал домой, надел галстук и пришёл назад. Странно я себя чувствовал. А Энн снова сказал:

— Ладно!

     

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru