Читать онлайн "Молочные берега" автора Удальцова Таисия - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

МОЛОЧНЫЕ БЕРЕГА

ГЛАВА 1

Тамара ненавидела сны. Они почему-то всегда сопровождались запахами, приставучими на удивление. Порой Тамара и сна толком не помнила, стоило глаза распахнуть, зато горьковатый или кисло-сладкий аромат преследовал довольно долго. Даже холодный душ не всегда помогал.

Сегодняшняя ночь обернулась кошмаром, Тамаре приснилась река. Не обычная река с прозрачной водой, илистыми или песчаными берегами, а что-то мерзкое, мутно-белое, как густая взвесь в яме с гашеной известью.

Тамара буквально задыхалась от запаха молока.

КИПЯЧЕНОГО молока.

Тамара с детства его ненавидела. Из-за мамы, наверное. Мама вечно пыталась лечить самый пустячный кашель горячим молоком. С медом и маслом, например. Или хуже — с нутряным жиром, якобы полезным для ребячьих легких.

Тамара проснулась до звонка будильника, ее подташнивало. Мерзкий запах пропитал все! Она слетела с постели и пулей помчалась в ванную. А потом долго стояла под ледяным душем и дрожала от холода.

ТУТ молоком не пахло. Тамара с отвращением покосилась на голубоватое, покрытое пупырышками плечо и тоскливо подумала: «Непременно какая-нибудь гадость случится, раз молоко приснилось. Да не в кружке, это бы ладно, а целые реки молочные, галька у берега и камни все в дрянной молочной пенке — б-р-р-р…»

Тамару передернуло. Она решительно перекрыла воду и приказала себе не думать о плохом.

Подумаешь, молоко!

Главное, от Лельки подальше держаться.

Может, вообще уехать из города на недельку-другую?

* * *

Жаль, уехать Тамара не успела. Слишком долго прикидывала, куда бы рвануть, подписав у шефа неделю за свой счет. Или две, так надежнее.

Тамара и в турфирму не поленилась зайти. Перебирала проспекты и мечтательно жмурилась: поездка в Анталию казалась вполне реальной, если не шиковать, конечно.

Теплое море, золотистый песок с вкраплениями ракушек, уютная гостиница с приветливым персоналом, прогулки на яхте, купание звездными ночами — непременно с НИМ, таинственным незнакомцем! — и поцелуи под раскидистой пальмой.

Похоже, все это накрывалось медным тазом.

Проклятое молоко!

Тамара раздраженно смотрела на небольшое объявление, набранное мелким шрифтом. Ей не хотелось верить собственным глазам. Она в сердцах смяла рекламную газету, только что извлеченную из почтового ящика, и заторможенно пробормотала:

— Лучше б ее стащили мальчишки! В это время ящик обычно пустой.

У Тамариных ног, чувствуя настроение хозяйки, взволнованно пыхтел упитанный грязно-белый бультерьер с чудным именем Крыс, и она машинально потрепала пса по голове.

Крыс встревоженно заскулил, Тамарино состояние ему не нравилось. Он сочувственно лизнул хозяйскую руку горячим шершавым языком.

Тамара бросила быстрый взгляд на объявление и отложила газету в сторону. Перечитывать не хотелось, она попросту трусила.

Тамара горестно шмыгнула носом: может, она что-то не так поняла? Адрес, допустим, перепутала. Или номер телефона. Может, имя неправильно прочла.

Чтобы не терять эту слабенькую надежду, Тамара решила выпить чаю. И почти бодро побежала на кухню. Оттолкнула вечно путающегося под ногами Крыса. Включила чайник. Открыла холодильник и разочарованно вздохнула.

Бультерьер сунул тяжелый горбатый носище на нижнюю полку — практически пустую! — и вздохнул ничуть не менее разочарованно.

Даже более. В отличие от молодой хозяйки, он любил покушать. Можно сказать, это единственное, что Крыс любил по-настоящему.

Тамара виновато посмотрела на любимца и с фальшивым воодушевлением произнесла:

— А и ничего, правда? Мы с тобой и бананчик приговорим!

Вяловатый, давным-давно потерявший цвет заморский фрукт стыдливо прятался за двумя луковицами и банкой с остатками майонеза. Пес возмущенно засопел. По его мнению, обзывать ЭТО «бананчиком» — полнейшее бесстыдство и лицемерие.

Тамара покраснела и буркнула:

— Я ж на диете! Купи я что, не выдержала бы. А у тебя «Педигри». Так что увянь.

Бультерьер увядать не пожелал. Его ворчание стало совсем уж неодобрительным, и Тамара разозлилась. Смерила питомца выразительным взглядом и язвительно заметила:

— Кстати, тебе бы тоже поголодать не мешало. Не собака, прямо бочонок какой-то. Лапы подламываются!

Ее выпад прозвучал явной клеветой, Крыс счел нужным обидеться. Насупился и нарочито медленно побрел прочь. В любое другое время Тамара бросилась бы за ним, но не сегодня. Так что несчастный пес оклика так и не дождался. Понуро упал у порога, явив рассеянному взгляду хозяйки внушительную задницу.

Тамара машинально извлекла из холодильника банан. Потянула с него кожуру и брезгливо поморщилась — желе! Бездумно вернула банан на место и пошла пить пустой чай.

«И почему я такая невезучая? — Тамара с отвращением посмотрела на собственную чашку с чаем. — Даже не поесть толком. Лелька в жизни на диете не сидела, а словно тростиночка. Мне же стоит расслабиться, моментально расползаюсь…»

Эта мысль вернула Тамару к только что просмотренной газете, и она невольно помрачнела. «Вот уж сон в руку, — мелькнуло в голове. — Ненавижу молоко!»

* * *

Лелька — старшая и единственная сестра, вечная головная боль Тамары. Сколько она себя помнила, столько и страдала из-за сестрицы.

Старшая — смешно!

Разница в пять лет не играла никакой роли. Наоборот, Тамара всегда чувствовала ответственность за Лельку. Как все знакомые и родственники. Так уж сложилось.

Родные сестры и внешне различались как день и ночь. Довольно высокая, темноволосая, кареглазая Тамара и светленькая, хрупкая, голубоглазая Лелька с фарфоровым личиком небожителя.

Огромные Лелькины глаза с пеленок смотрели на мир с неистребимым любопытством, а ее неизбывный оптимизм вгонял в дрожь близких. Лелька вечно бросалась в невероятнейшие авантюры, чаще опасные, чем невинные, и откупалась пока, к изумлению Тамары и несчастных родителей, малой кровью.

Впрочем, Лелька своих потерь никогда не замечала и выводов не делала. Искренне считала весь мир площадкой для своих игр.

Ее ангельская внешность могла обмануть любого, но не младшую сестру. Тамара с детства жила, словно на пороховом погребе, а факел находился в Лелькиных слабых руках.

Зажженный факел.

С летящими во все стороны искрами.

Того и гляди рванет!

Не видела этого только сама Лелька.

Тамара всегда старалась быть сильной. Чтобы ни в коей мере не походить на легкомысленную Лельку!

Тамара сделала себя ее противоположностью, антиподом. Если Лелька росла минусом, то Тамара — неизменным плюсом. Или наоборот, не важно. Иногда стремление противостоять сестре граничило с безумием и давало забавнейшие результаты.

Например, когда Лелька два года назад принесла в дом подобранного где-то котенка, тощего, облезлого и совершенно больного, Тамара тут же купила щенка бультерьера.

Лелька бесцеремонно заявила, что он похож на мерзкого крысенка, и стала звать Крысом. В результате настоящего имени бультерьера не помнила теперь и Тамара, оно значилось лишь в собачьих документах, пес так и вырос Крысом.

Жалкое существо, принесенное в квартиру Лелькой, неожиданно для всех выжило. Правда, забота о нем как-то естественно пала вовсе не на Лельку, а на ее семейство. Котенка терпеливо выхаживали Лелькин муж и ее старший сын. Сама Лелька лишь рассеянно ласкала приемыша, когда он попадался под руку, и дала себе труд назвать кота Коськой. Константином.

Почему именно Коськой, а не Васькой, к примеру, Лелька ответить не смогла. Пожала плечами — мол, сказалось так, какая разница?

Коська из дохленького заморыша вырос в огромного серого кота, грозу микрорайона. Он держал в страхе всех близживущих собак. Любой бунт подавлял в зародыше, обладая прямо-таки иезуитским коварством и кинжальной остроты когтями.

На сильнейших Коська никогда не нападал в открытую. И никогда не спешил, выбирая для мести наиболее подходящий момент.

     

 

2011 - 2018