Читать онлайн "Мытарства коллежского советника" автора Деревянко Илья Валерьевич - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Илья Деревянко

Мытарства коллежского советника

Документальный рассказ из истории военной разведки Российской империи.

Данный рассказ является строго документальным. Он написан автором в 1989 году по материалам спецхрана УГВИА СССР, отредактирован автором в 2003 году.

Головотяпство – крайная небрежность и бестолковость в ведении своего дела.

Словарь русского языка

* * *

90-е годы XIX века кажутся на первый взгляд относительно спокойным периодом в отечественной истории. Не было ни войн, ни крупных социальных конфликтов, спала волна терроризма, и руководители государства, еще 10 лет назад находившиеся буквально на осадном положении, вздохнули с облегчением. Между тем именно тогда подспудно зрели те недостатки русской военной системы, которые спустя 15 лет привели к поражению в войне с Японией.

По инициативе министра финансов С.Ю. Витте, началось резкое сокращение всех военных расходов, проведенное столь необдуманно, что в конечном счете военное ведомство оказалось на положении «бедного родственника». Устаревали военная доктрина и многое другое. Постепенно назревал кризис аппарата военного управления. Его симптомы, как и у любой болезни в начальной стадии, имели пока локальный характер, выражаясь по большой части в головотяпстве отдельных начальников. В этом смысле не являлась исключением и военная разведка. А за ошибки руководства, как водится, приходилось расплачиваться рядовым исполнителям...

* * *

Апрель 1897 года. Китай, г. Чифу.

«Несколько раз я собирался изложить Вашему Превосходительству, насколько неудобно для дела мое положение, как чиновника Министерства иностранных дел, переименованного из офицеров Генерального штаба, но не решался это сделать на основании опыта только в Чифу. Теперь же, когда я побывал в Тяньцзине и Пекине, где пришлось познакомиться со многими лицами, и когда на каждом шагу приходиться убеждаться в этом, я не могу не высказать всего Вашему Превосходительству в расчете, что так или иначе найду помощь».

Этими словами начал свой рапорт, адресованный руководителю русской зарубежной разведки, резидент в Китае полковник К.Н. Десино.

Константин Николаевич Десино родился 4 октября 1857 года. Служил в конной артиллерии, командовал эскадроном в лейб-гвардии драгунском Псковском полку. Участвовал в русско-турецкой войне 1877—1878 годов. В 1887 году закончил по первому разряду Николаевскую академию Генерального штаба[1]. Потом находился на различных штабных должностях. А в начале 90-х годов его назначили на работу в Китай.

К.Н. Десино не являлся новичком в разведке. Последние годы перед отправкой за рубеж он служил в Военно-ученом комитете в качестве младшего делопроизводителя. Поясним, что Военно-ученый комитет входил в состав Главного штаба и генерал-квартирмейстерства. Вплоть до своего упразднения в 1903 году он руководил деятельностью русских военных агентов в иностранных государствах.

В это время в Китае должность русского военного агента занимал полковник Генерального штаба Вогак. Начальство было им довольно, но в связи с большим объемом работы там требовался еще один человек. Чтобы не создавать новой должности и, главное, ради конспирации, руководители Военно-ученого комитета решили направить К.Н. Десино в Китай в качестве негласного военного агента, переименовав его формально в сотрудника Министерства иностранных дел. Так неожиданно для себя полковник Генерального штаба стал коллежским советником. С данного момента и начались его злоключения.

Затея с конспирацией провалилась с самого начала. Японскому резиденту в Петербурге стало известно, что офицер Генерального штаба, состоящий на службе в русской разведке, отправляется на Дальний Восток с секретным заданием. Резидент вообразил, будто офицера посылают в Японию, и поспешил срочно известить начальство. Руководство японских спецслужб изрядно переполошилось и сообщило своим агентам о грозящей опасности. Слухи о том, что коллежский советник Десино на самом деле полковник русской разведки, достигли по дипломатическим каналам китайского города Чифу, являвшегося конечной целью маршрута русского офицера.

Не прошло и нескольких дней после прибытия Константина Николаевича на новое место службы, как многие из местных жителей стали при встрече называть его полковником. Заверения, что он гражданский чиновник и служит в МИДе, куда перешел из-за влечения к дипломатической карьере, вызывали лишь ехидные смешки. Американский посланник, у которого Десино побывал как-то на званом ужине, не стесняясь начал расспрашивать его о работе военного агента и весьма усомнился, когда услышал в ответ, что Десино, как человек, непричастный нынче к военному делу, не может удовлетворить его любопытство.

Таким образом, инкогнито неофициального военного атташе было раскрыто с самого начала. «...За мной следят более, чем за каким-либо военным агентом, и мне надо быть чрезвычайно осторожным, дабы не выказать, что я преследую цели чисто военного характера»,– с грустью сообщал К.Н. Десино в Главный штаб. Наилучшим выходом из сложившейся ситуации было бы отозвать Десино обратно или официально назначить военным агентом. Однако ни того, ни другого руководители Военно-ученого комитета не сделали, предоставив разведчику самому выпутываться из щекотливой ситуации. Помимо всего прочего, в высших сферах что-то перепутали, и Константину Николаевичу, который официально считался дипломатическим чиновником, прислали в помощь офицера и ефрейтора...

Было и еще одно обстоятельство, не предусмотренное начальством. Одним из приемов работы военного атташе являлось общение с высшими государственными чиновниками, у которых посредством искусных разговоров выпытывались нужные сведения. Благодаря своему двойственному положению Десино столкнулся здесь с большими трудностями. Дело в том, что сановники Китайской империи, весьма щепетильные в вопросах общения с иностранными представителями, шли на контакт исключительно с чиновниками верхнего звена. Передавая своего сотрудника Министерству иностранных дел, руководство разведки не позаботилось о том, чтобы ему предоставили приличную должность, хотя бы консула или вице-консула. Поэтому в городе Чифу разведчику пришлось подчиняться местному вице-консулу титулярному советнику Тимчен-Островскому, а в Пекине – поверенному в делах надворному советнику Павлову.

вернуться

1

В описываемый период Генеральный штаб еще не был таким, каким мы его знаем сейчас, а входил в качестве одной из составляющих в состав Главного штаба.

     

 

2011 - 2018