Читать онлайн "Нью-Йорк - гнилое яблоко через лобовое стекло такси" - RuLit - Страница 7

 
 
     


3 4 5 6 7 8 9 10 11 « »

Выбрать главу





Потом Дора работала официанткой в итальянском дайнере "Феррара", потом посудомойщицей в русском ресторане "Дворец Ориона", потом убирала дома от клининг-агентства , потом натирала паркет в качестве сэлф-имплойд . Последний свой отпуск и последний восьмичасовой рабочий день Дора имела в Одессе. Все Дорины работы были без медикейта и медицинской страховки.

Сейчас Дора делает сошиал-джоб - с 8 утра до 6 вечера по будням убирает грязные простыни из-под лежачих еврейских старух.

Сегодня воскресенье. Она стоит на Оушн Вью Авеню, куда я выруливаю, высадив клиента. С противоположной стороны перекрестка она выглядит юной, стройной, неплохо одетой. Она стоит в хорошей позе - томно прислонившись плечом к двери сабвэя. Стоит девушка и мечтает. На ней прозрачный ванпийс. Солнечные лучи делают остальное.

Я подруливаю.

- Вас не подвезти?

Она подходит. Ее походка со стилем. Многие женщины с хорошим телом, особенно приехавшие из тяжелых стран, движутся как перегруженные грузовики. Она кладет локоть на подоконник двери, просовывает в машину сначала голову, потом плечи.

- За двадцать пять долларов я сделаю тебе такой блоу-джоб, что твоя задница загрохочет, как вулкан, - говорит она по-английски, демонстрируя мне пирсинг на языке.

- О, люди, насколько же вы выглядите лучше, когда вы в одиночестве! говорю я.

- Вот ? - не понимает она. - Я начинаю с хэнд-джоба , а затем даю блоу. Я номер один в бизнесе!

- Я говорю, что определяю классных леди безошибочно, - говорю я и протягиваю ей тридцать баксов.

Мы заезжаем в аллею. Ее рот работает, как вакуумный насос. Она действительно номер один в бизнесе скоростного отсоса. Самая опасная часть человека - это рот, - вспоминаю я Хаю уже через тридцать секунд, когда тридцать баксов так быстро кончились.

- Почему вы говорите сквозь зубы? - перехожу я на русский. - Из-за пирсинга?

- Я не могу говорить сквозь зубы, хани. У меня нет зубов.

Она раздвигает губы квадратом. Ее зубы разлагаются, а десна кровоточат. Я чувствую сильный запах изо рта.

- Помоги мне, свити , выйти из машины, у меня больные ноги. Я дам тебе доллар.

- Если хотите, я отвезу вас на другое место. Снимать клиентов на одном и том же месте опасно.

- Вези меня домой, диа.

- Где ваш дом?

- На бульваре разрушенных надежд. Вези, хани, на Брайтон.

В 1863 году наша Америка сделала хитрожопый политический ход. В 1863 году президент Линкольн освободил негров. В 1886 году мы поставили на острове около Нью-Йорка страхуилу-тетку гигантских размеров, изображающую свободу. Тетка стала символизировать равные шансы всех на успех в Америке, а теткин рост и размер ее зада - величину этих шансов.

Но, освободив негров, наша Америка не отменила рабства. Новыми неграми Америка сделала иммигрантов. Рабовладельцами стала прослойка яппи , дети хороших семей, получившие образование в нужных колледжах, служащие в компаниях первого уровня. Средний класс составляют ниггеры, которым оказываются аффематив экшнз .

Государство отнимает у иммигрантов две трети зарабатываемых ими денег под лозунгом, который печатает "Нью-Йорк пост" над полосой "Эдьюкейшн ": "Никто не платит за специальности каменного века!" Изъятые две трети иммигрантской зарплаты государство делит между яппи и ниггерами.

В иммиграты Америка выбирает молодых и с паршивыми специальностями, чтобы они уж наверняка начали здесь с нуля. Служба иммиграции и натурализации предпочитает врачей-гинекологов, которых никто не подпустит к американским влагалищам, диспетчеров авиалиний, не говорящих по-английски, и экскурсоводов по пушкинским местам.

Иммигранты копошатся в дерьме до смерти от инфаркта, так и не заработав денег для нормального образования своих детей в яппи. В яппи Америка пропускает только нескольких из третьего поколения.

Наша Америка заманивает иммигрантов, методично наебывая мир через наши медиа. Си-Эн-Эн и "Тайм" поют слаборазвитым, что Америка - экономика номер один. А "Ворнер Бразерс" оплачивают продюсерам командировки киногрупп из Калифорнии в Нью-Йорк, чтобы снимать всегда один и тот же Манхэттен. На пропаганде мы не экономим.

Иммигранты - неиссякаемый источник рабства. В мире всегда полно стран, находящихся в жопе.

ВКАЛЫВАЙ! И ТЫ СТАНЕШЬ САМЫМ БОГАТЫМ ЧЕЛОВЕКОМ НА КЛАДБИЩЕ.

х х х

КАЖДЫЙ НОВЫЙ ДЕНЬ - ЭТО КАК ЕЩЕ ОДНО НАСЕКОМОЕ НА ДЕРЕВЕ. НЕВОЗМОЖНО, ЧТОБЫ ПОД НИМ НЕ БЫЛО ДЕРЕВА.

х х х

Пассажир, врач-гинеколог, спрашивает меня, знаю ли я, почему у женщин не выпадают вагины.

- Объясните мне как специалист, - говорю я.

- Они поддерживаются, - говорит он, - естественным вакуумом в голове.

х х х

НЕКОТОРЫЕ ЛЮДИ: ОНИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ВАС ТОГДА, КОГДА У ВАС НЕПРИЯТНОСТИ.

х х х

О супруге васпа : Она всегда делает двойную парковку. Она занимает столько же места, сколько две машины.

х х х

ЕСЛИ ТЫ ХОРОШ ХОТЬ В ЧЕМ-ТО, ЭТО И ЕСТЬ КРАСОТА.

х х х

В среду учитель входит в класс и объявляет ученикам:

- Дети я хочу задать вам вопрос. Тот, кто правильно ответит на мой вопрос, может завтра не приходить в школу.

Класс замолкает, все обращаются во внимание.

- Вопрос следующий, - говорит учитель. - Сколько песчинок на пляже Кони Айлэнд?

Нечего и говорить, что никто не знает ответа.

На следующий день учитель входит в класс и опять говорит:

- Если вы ответите на сегодняшний вопрос, вы можете завтра не приходить в школу. Вопрос такой: сколько капель воды в Ист-Ривер под Бруклинским мостом?

В классе тишина, ученики полностью обескуражены. Дерти Эрни , сидящий за последним столом, особенно раздражен. "Ну, подожди! Я сделаю тебя завтра!" - шепчет он. Дерти Эрни идет домой, варит вкрутую два яйца и красит их в черный цвет.

В пятницу учитель говорит: "Окей. Сегодняшний вопрос ...". В этот момент Дерти Эрни катит два черных яйца по полу по направлению к учителю. Яйца громко катятся по проходу, ударяются о противоположную стену у стола учителя и разбиваются.

- Кто этот комик с черными яйцами? - спрашивает учитель.

- Эдди Мэрфи, - отвечает Эрни. - Увидимся во вторник, тыч.

х х х

ГАЛАНТНОСТИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ. ЗА НЕЙ ПОЕЗЖАЙТЕ В АПСТЭЙТ .

х х х

Сколько феминисток нужно, чтобы вкрутить лампочку? Одна. И в этом нет ничего смешного!

х х х

Я поднял оператора из ателье татуировок.

- Какая самая выдающаяся татуировка, из тех, что ты видел? - спросил я его.

Он рассказал мне о лауреате премии за оригинальность последнего татуконкурса Нью-Йорк-сити.

Его называют Шорти , но не потому что у него короткая память. Его называют так, потому что тату на его пенисе гласит: "ШОРТИ".

Но, когда он возбуждается, то тату прочитывается полностью: "ШОРТИ... РЕСТОРАН И ПИЦЦЕРИЯ... ЛУЧШАЯ ИТАЛЬЯНО-АМЕРИКАНСКАЯ КУХНЯ... ОТКРЫТО 24 ЧАСА, СЕМЬ ДНЕЙ В НЕДЕЛЮ... БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА, ЗВОНИТЕ 55-ПИЦЦА... В НЬЮ-ДЖЕРСИ ЗВОНИТЕ 202... МЕНЮ НА ОБОРОТЕ..."

- Но, что было действительно выдающимся, - закончил рассказчик, - так это то, что тату было сделано шрифтом Брайля .

х х х

Я ЛЮБЛЮ ВОДИТЬ МАШИНУ. ИНАЧЕ Я ВЫБРАЛ БЫ ДРУГУЮ РАБОТУ. КАЖДАЯ ВЕЩЬ МОЖЕТ СТАТЬ ДЛЯ ВАС ВСЕМ. ВЫ ДЕЛАЕТЕ ВСЕМ - ВОЖДЕНИЕ.

х х х

ВИКТОРИАНСКИЕ ДОМИКИ И БИЛДИНГИ МАНХЭТТЕНА

В фильме "Сливер " Шарон Стоун живет в билдинге на Манхэттене, в двухбэдрумном апартмeнте ретро-дизайна с видом на Твин Тауэрз. Апартмeнт меблирован кожаными коуч-софами и снабжен блэйдс-шторами . В бэйсменте апартмента - полноавтоматические лондроматы . Шарон Стоун ежедневно делает рисайкл - делит мусор на горящий, негорящий и еще отдельно - пластик. Я хорошо помню детали. Я всегда любил американское кино с продвинутой жизнью, потому что не любил русскую деревенскую интеллектуальщину на паршивой пленке "Свема".

"О, Америка, с ее викторианскими домиками, как у "Ворнер Бразерз"!" думал я, въехав в Нью-Йорк, проезжая из Аэропорта Кеннеди по проспекту вилл Хэмпстед Тернпайку.

Сам я живу не в самом плохом билдинге на Лонг Айлэнде: чтобы отбить рент своей студии, я кручу баранку без выходных две недели. Лонг-Айлэнд может считаться аутентичным местом американского проживания. Сюда переезжают васпы и итальянцы после экспансии в Нью-Йорк пуэрториканцев и ваших русских евреев.

     

Загрузка...

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru