Читать онлайн "От полюса к полюсу" автора Серебровская Елена Павловна - RuLit - Страница 2

 
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу





народный социалист и большевик М. С. Яковлев. Эту газету, как и другие прогрессивные

издания, власти не раз запрещали в 1905 и 1906 годах, а в январе 1907 года закрыли

окончательно, М. П. Сомова привлекали к суду по поводу бытовых и политических

фельетонов.

Летом того же года Михаил Павлович блестяще сдал государственные экзамены и был

оставлен при кафедре университета. Но вскоре департамент полиции лишил его права

преподавания «навсегда», и он был из университета уволен.

Литературные занятия он не оставил и позднее, когда вернулся с семьей в Москву, где

родился сын Михаил. В журнале «Северное сияние» за 1909 год публикуется ряд научно-

популярных статей Михаила Павловича. Однако содержать семью, имея трех детей, дело

не простое. Надо было совершенствовать знания по специальности. В 1910 году он

получил возможность поехать на два года в Берлин, где занимался у специалистов по

рыбоводству. Семью на это время Михаил Павлович снова перевез в Тамбов.

Потом — Петербург, квартира на Зверинской улице. Дети росли, жизнь, казалось,

налаживалась. Но вскоре разразилась мировая война. В Петербурге возникли затруднения

с продовольствием, пришлось жену и детей снова отправить в Тамбов.

Потом наступили бурные дни 1917 года. В России начались необычные, неслыханные

перемены. Власть перешла в руки народа. И в такое время уехать из Питера? Нет! Михаил

Павлович сидел на хлебе и кипятке, участвовал в работе «Комитета бедноты» — органа

самоуправления, который занимался делами их жилого участка. Разбирали вопросы,

возникавшие в это сложное время у жильцов, устраивали ночные дежурства по охране

домов (в ту пору расплодились всякого рода банды грабителей)... Работал в школе

учителем естествознания, одно время бесплатно: часть педагогов после летних каникул

1918 года не возвратилась, это смахивало на саботаж, и зарплату учителям временно не

платили. Но среди учительства нашлись и те, кто понимал острую необходимость их труда

именно в такое, особенное время. Михаил Павлович Сомов был из таких.

Память Михаила Михайловича сохранила очень мало эпизодов детства. Прогулки в

сквере на углу Большого проспекта и Церковной улицы (ныне улицы Блохина).

Удовольствие — брать препятствия, взбегать по лестнице на второй этаж. Отец приучал к

труду. Не только к изучению иностранных языков, но и к обращению с молотком и.

стамеской. Еще в дошкольном возрасте приходил знакомый столяр, учил мальчика

работать.

Лучше запомнилась Ропша: там, в бывшем царском имении, имелись отличные пруды,

нуждавшиеся в рыбоводе. Трудился отец, трудились и дети. Старшая дочь, подросток

пятнадцати лет, стала работать скотницей, а Миша конюхом. Вместе с другими

мальчишками гонял лошадей в ночное, купал их, кормил, чистил конюшни.

Жизнь не проходила мимо — дети подчас становились свидетелями острых эпизодов

гражданской войны.

Врезался в память тот мрачный день, когда отряд белых гнал на расстрел молодого

матроса-большевика, раненого юношу в тельняшке. Правая брючина была разорвана на

бедре и намокла от кровоточащей раны. Парень прихрамывал, но голову держал высоко.

Сбоку шел пьяный унтер, что-то кричавший и даже смеявшийся.

Миша вышел на улицу, увидел их и понял: сейчас произойдет что-то ужасное, надо

увести подальше сестер. И стал уговаривать Леночку и Наташу уйти в парк, на прогулку.

Хитрым Миша не был и в дальнейшем не стал, любопытная Наташа сразу поняла его

наивную уловку и не ушла. Расправа над красным матросом произошла поблизости. Но

зло способно сломить только слабые души. Души же сильные этим горьким путем

получают закалку. Их протест против зла становится только сильней.

Детям следовало учиться. Где? Жизнь была не устроена, все бурлило. Сомовы поместили

детей в ближайшую школу-интернат Путиловского завода. В субботу ребята,

изголодавшиеся и отощавшие, шли пешком домой, в Ропшу. Иногда отец привозил им в

интернат мешок картошки. Варила ее старшая дочь Наташа, и тогда пировал весь

интернат, а дальше снова жили впроголодь.

Потом семья перебралась в Москву. В 1926 году Миша окончил среднюю школу. Работал

где придется. Тихоокеанский институт рыбного хозяйства пригласил в 1928 году Михаила

Павловича во Владивосток на должность заместителя директора по научной работе, и

семья переехала туда.

Сомов-старший любил сына безгранично, но никогда не проявлял по отношению к нему

чрезмерной опеки, не облегчал его жизни. В каждом из своих детей Михаил Павлович

уважал личность, а она, как известно, в тепличных условиях не формируется, ей нужны

суровые ветры Жизни, неожиданные испытания и проверки.

В 1929 году Миша стал работать токарем по металлу в механических мастерских

Дальневосточного университета, мастерить судовые лебедки. Осенью того же года

наступил на первый курс механического факультета Дальневосточного политехнического

института.

Дальний Восток сыграл важную роль в его судьбе — здесь он влюбился в море.

«Маркизову лужу» под Питером нельзя было даже сравнить с грозной, живой красотой

сине-зеленого Тихого океана. Огромная масса воды заполняла все пространство перед

глазами. Она могла причинять людям беды, но умелым подчинялась — несла в далекую

даль их корабли, кормила и радовала. А какое наслаждение — принять вызов такого

могучего противника, справиться с ним, покорить и превратить в помощника, друга. Да,

конечно, он станет кораблестроителем!

В 1931 году Михаил Павлович уехал с семьей в Москву. Сын остался во Владивостоке. Из

института он ушел еще в 1931 году, ведь материальную помощь ждать было неоткуда.

Снова работал токарем. В мае 1932 года в Институте рыбного хозяйства Сомов-младший

оформился лаборантом-гидрологом. Вскоре женился на аспирантке отца. Юная,

жизнерадостная Симочка постоянно, как и он, плавала на экспедиционных судах

института. Иногда супруги встречались в море. Оба участвовали в большой научно-

промысловой экспедиции под руководством крупного ихтиолога и зоолога Петра

Юльевича Шмидта. В распоряжении экспедиции были тральщики «Аскольд», «Ара»,

«Гагара», «Лебедь», «Топорок», «Красноармеец» и моторно-парусцая шхуна

«Россинанта». Душой и организатором комплексного изучения дальнево - сточных морей

и освоения их богатств был гидробиолог профессор Константин Михайлович Дерюгин.

Совместная работа под руководством таких ученых объединила группу молодых

энтузиастов, из которых одни уже имели высшее образование, другие еще учились.

Была ли гидробиология делом жизни для молодого Сомова? Жизнь показала, что нет. Но

работать было необходимо — ведь он стал человеком семейным. Молодым Сомовым дали

небольшую комнату в домике института на Пушкинской улице. Родился сын.

Михаил Сомов хорошо справлялся с обязанностями гидролога, но остро ощущал, как

уходит время. Удовлетворения не было. Вот отец, тот сразу себя нашел, он не терпел

остановок! Сейчас отец плавает в водах Атлантики, в Баренцевом море, руководит научно-

исследовательской экспедицией на судне «Персей» по плану Второго международного

полярного года. Михаил Павлович не был узким специалистом-промысловиком, он всегда

интересовался общими проблемами океанографии.

Чтобы серьезно исследовать явления, происходящие в земной оболочке (атмосфере,

гидросфере и литосфере), изучать циркуляцию, динамику, движение этих сфер,

требовались одновременные усилия во множестве пунктов земли, усилия разных стран и

государств. В 1877 году австрийским полярным исследователем Вайпрехтом была

разработана программа международных полярных исследований, состоялись конгресс и

     

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru