Читать онлайн "ОУН-УПА в Беларуси. 1939–1953 гг. Документы и материалы" автора Авторов коллектив - RuLit - Страница 13

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Вопреки существующим международным правам немецкие военные власти в непосредственной близости от государственной границы устроили артиллерийский полигон и почти ежедневно с утра открывали бешеную учебную артиллерийскую канонаду с расчетом воздействия на психику населения. Германские самолеты систематически нарушали государственную границу — совершали это днем, нахально, на глазах у всех.

21. VI.41 года на закате большой немецкий бомбардировщик-наблюдатель в течение часа дефилировал по границе и явно вел наблюдение за передвижением войск на нашей территории. Напротив польского города Холм, или, как его немцы называли, Хелм, были сброшены листовки.

Как ко всему этому относились белорусы, поляки, евреи, украинцы? Надо отдать должную справедливость нашим белорусам, они всецело были лояльны к советской власти и немцев ненавидели всей душой, исключая, конечно, некоторых уродов.

Поляки без конца продолжали верить в возрождение Польши, жили этой надеждой, но в одинаковой степени ненавидели как нас, так и немцев.

Евреи были, безусловно, за советскую власть. Украинцы-националисты, эти законченные враги и предатели, всецело ориентировались на Германию и активно готовили удар в спину.

В общей сложности все население, как чувствительный барометр, пророчило приближение надвигающейся «грозной тучи». В своем кругу, а зачастую открыто и прямо, говорилось о войне, сушили сухари, за несколько дней до начала войны в магазинах не было уже ни килограмма соли. Некоторые и наши прикомандированные советские работники также проявили элементы растерянности и тревоги, на партсобраниях наблюдалась какая-то подавленность и постоянный страх за свои семьи. Зав. Домачевским районо втихую отправил жену, детей и имущество на родину, за эти действия он был привлечен к партийной ответственности. Надо сказать, что холостяки и вообще люди, не обремененные семьями, чувствовали себя на границе иначе, держались смело и независимо, и у них настроения были обратно противоположные.

Между прочим, немцы, как военные, так и чиновники, в пограничных областях жили без семей, предпочитая держать их в глубоком тылу.

Методическое коварство и хитрость они продолжали проявлять на каждом шагу. Во Влодаве есть старое военное кладбище еще времен Первой империалистической войны, там похоронены немцы, поляки и русские. Кладбище построено поляками фундаментально, обнесено каменной оградой, каждая могила имеет цементный памятник. На этом кладбище мы обнаружили интересный полуразрушенный памятник с едва заметной надписью на польском языке: «Здесь покоятся два неизвестных солдата армии большевистской». Похоронили красноармейцев и воздвигли памятник поляки.

В 1939 году между поляками и немцами в районе Влодава происходили бои. Уходя за Буг, немцы около 40 своих фрицев закопали на указанном кладбище.

Буквально за несколько дней до войны по договору с Наркоминделом они приехали в Томашевку целой автоколонной с шумом и блеском, выкопали гнилые остатки, запаяли их в цинковые гробы и увезли за Буг. Причем в показном порядке продемонстрировали быстроту, точность и организованность — сорок трупов были обработаны за 1,5 часа. Делалось это исключительно с целью пустить пыль в глаза: вот, мол, мы и не думаем с вами воевать и даже трупы увезем.

Между тем украинские националисты все больше и больше наглели. Незадолго до войны по установке обкома во всех населенных пунктах проводились доклады о международном положении. В частности, в Томашевке предстоял доклад на тему: «Защита Отечества — священный долг каждого гражданина». Враги три раза срывали объявление — в итоге доклад был сорван, ибо, исключая наших работников, никто не явился.

Я располагал данными о прямых террористических намерениях в отношении наших работников, прямо говорили, как кого будут умерщвлять и на каком столбе вешать. Удар в спину готовился основательно. Мною была вскрыта контрреволюционная] повстанческая украинская организация в количестве 15 человек, созданная немцами и имевшая разветвленный выход на Волынь. Оба руководителя банды были нами изъяты и направлены в Брест, готовилось изъятие остальных, но война перепутала все карты. После захвата Бреста и разгрома городской тюрьмы эти оба бандита, безусловно, бежали, возвратились в Томашевку и сейчас, наверняка, там первые бургомистры — вешатели и палачи […]

Начальник оперативного пункта

транспортного отдела НКВД Белорусской ж.д. Головнев

НАРБ. Ф. 4п. Оп. 33а. Д. 67. Л. 28–29. Подлинник.

№ 16
     

 

2011 - 2018