Читать онлайн "Русская эмиграция и фашизм: Статьи и воспоминания" автора Жуков составитель В.Ю. - RuLit - Страница 43

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

В конце 1926 – начале 1927 г. в Харбине кубанский казак П.С. Ковган создал с «целью свержения узурпаторов жидо-коммунистов, поработивших Россию и русский народ» и «восстановления полного народоправства и самоопределения народов» профашистскую партию Рабоче-крестьянская казачья оппозиция, или Русские фашисты.[419] Ее ячейки имелись в некоторых странах Латинской Америки, куда расселились казаки.

В 1930-е гг. многие правые из русского воинства симпатизировали Германии, с нею связывая надежду на освобождение России. К подобным убеждениям их толкала память о предательстве Антантой своей союзницы России и Белой армии. Сторонниками фашистской идеологии в Латинской Америке кроме русских офицеров выступила некоторая часть рабочих и бывших солдат Добровольческой армии, которым обещали землю в кубанских степях, когда нацисты Германии помогут освободить Россию от большевизма. В результате, после образования Русской фашисткой партии (РФП) К.В. Родзаевского в 1931 г. ее отделения появились в странах Латинской Америки с характерной для РФП структурой. Она включала ячейки (первичные организации численностью от 2 до 5 человек), которые объединялись в более крупные подразделения – «очаги», или отделы.[420]

В те годы в Сан-Пауло (Бразилия) выходили профашистские издания, в частности газета «Призыв» (редактор В.Н. Антипин), «Младоросское слово» (редактор Ю. Рюминский). В июле 1937 г. Родзаевский с чрезмерным оптимизмом писал:

«Харбинский „Наш путь“, парижский „Сигнал“ <…> нью-йоркская „Россия“, бразильский „Призыв“ – понимают друг друга с полуслова и не сговариваясь ведут одну и ту же генеральную линию, – это значит, что единый Национальный фронт живых сил эмиграции образовался сам собой, и осталось его оформить надлежащими организационными рамками».[421]

Создание в 1933 г. в США Всероссийской фашистской организации (ВФО) дало новый толчок формированию русского фашистского движения в Латинской Америке. Бразильский сектор ВФО объявил своим вождем ее лидера А.А. Вонсяцкого, сохраняя при этом в своей идеологии антисемитскую и антимасонскую риторику, более свойственную дальневосточной ветви русского фашизма. Начальником Бразильского сектора ВФО (насчитывал не более 100 членов) стал Н.Г. Дахов, начальником его штаба – полковник А.В. Кушелевский. Казачий отдел сектора возглавил генерал-майор И.Д. Павличенко. Бразильский сектор ВФО делился на группы. В Рио-де-Жанейро руководил группой полковник кн. Л.С. Святополк-Мирский. Активистами фашистского движения в Бразилии были также Е.М. Нагаец (войсковой старшина Собственного ее императорского величества конвоя, последний адъютант вдовствующей императрицы Марии Феодоровны), З.В. Яцевич (глава женской секции) и др. Как признавали активисты движения, началось все с появления у них первого номера газеты «Фашист» (вышел в августе 1933 г., тираж 2 тыс. экземпляров) – центрального органа ВФО.

Очаги Бразильского отдела ВФО возникли также в Аргентине и Уругвае. Первой русской фашисткой в Аргентине и начальницей 1-го женского очага в Буэнос-Айресе стала М.В. Нацевич, начальницей 1-го женского очага ВФО в Уругвае являлась М.В. Лорету Эбмен. Очаг Бразильского отдела ВФО в Уругвае возглавил В.И. Лучинский. В 45-й очаг Бразильского сектора отдела ВФО, кроме Нацевич, вошли С.А. Антонов, С.М. Столбов, А.И. Огиевский, Р. Гернгросс.[422]

Хотя связь с вождем очень быстро прервалась, Н.Т. Дахов с соратниками прилагали максимум усилий для развития русского фашистского движения в Южной Америке. 1 апреля 1934 г. в г. Сан-Пауло состоялось первое публичное заседание (в некоторых материалах именуемое съездом) Бразильского сектора Всероссийского фашистской организации, участниками которого стали преимущественно бывшие русские военные (в городе их проживало около тысячи, а всего в Бразилии, по некоторым данным, до 2 тыс. человек). «Дружественную» Национал-социалистическую рабочую партию Германии на съезде представлял Петерс. Поскольку Вонсяцкий избрал символом своей организации свастику (в отличие от нацистской не черная на красном, а белая на синем), съезд установил своим решением соответствующую форму русских фашистов в Бразилии (зеленые рубахи с отложным воротом и черным галстуком, на левом рукаве выше локтя – черная свастика на желтом фоне, а выше обшлага – нашивка, соответствующая должности; черные брюки навыпуск, кожаный пояс, ботинки).

Съезд принял и образец фашистского знамени из бело-сине-красного шелка в виде русского национального флага, в верхней правой стороне у древка вышит шелком и золотом двуглавый орел с трехцветной свастикой на груди, на оборотной стороне знамени вышит восьмиконечный православный крест.[423]

Игумен Михей (Ордынцев), настоятель православных церквей Сан-Пауло, благословил местных русских фашистов крестом с частицей Древа Святого животворящего креста «на победоносную битву с поработителями России». Тогда же он вручил этот древний крест Н.Т. Дахову для передачи Вонсяцкому с пожеланием «донести этот Св. Крест до Москвы».

В опубликованных материалах Бразильского сектора ВФО подробно рассказана история появления в Бразилии частицы Святого животворящего креста.[424] Некогда ее передал Папа Римский одному из австрийских императоров. В 1762 г. Венский кардинал в виде благословения передал частицу Св. креста в семью венгерского магната гр. Лейтрума. При императоре Николае I семья гр. Аейтрума породнилась с семьей князей Паскевичей-Эриванских. Гр. Ольга Лейтрум, встретив во Франции о. Михея, тогда еще иеромонаха, в знак особого расположения и уважения к его церковной деятельности просила принять в дар эту великую святыню. В 1931 г. о. Михей прибыл в Сан-Пауло, и частица Древа Святого животворящего креста оказалась в Бразилии. Именно этот необычный крест, полученный для передачи Вонсяцкому как благословение вождю на борьбу с коммунистами, решили изобразить на знамени Бразильского сектора ФВО.

Тогда в позиции Зарубежной Церкви, как пишет М. Назаров, не могли не отразиться распространенные надежды на антикоммунистическую политику фашистской коалиции.[425] Вонсяцкого и его «дело» благословили глава Русской Православной Церкви за границей митрополит Антоний (Храповицкий), а затем управляющий приходами РПЦЗ в Южной Америке протоиерей Константин Изразцов. Русский фашизм протоиерей К.Г. Изразцов определял как патриотическое движение, вознося хвалу «вождю и всем его сподвижникам», и выразил надежду, «что фашизм объединит русских людей в изгнании и совершит великое дело освобождения Родины от коммунистического интернационала».[426]

После нападения гитлеровской Германии на СССР иерархи Русской Православной Церкви в Южной Америке приветствовали начало войны. Они отказались служить молебен о победе советского оружия, связывая с Германией надежду на «крестовый поход» против коммунизма и освобождение России. Это вызвало критику и открытое осуждение в некоторых латиноамериканских изданиях; со стороны эмигрантов раздавались угрозы в адрес церковнослужителей, обвинения в измене родине и сочувствии фашизму.

Не надеясь на быстрый рост фашистского движения, направленного «на борьбу за освобождение Родины от III Коммунистического Интернационала», глава Бразильского сектора ВФО Н.Т. Дахов мог рассчитывать главным образом на пропаганду фашистских идей через «Русскую газету» (редактором и издателем которой являлся) и журнал «Вестник». Газета имела страницы-вкладыши: «Русский воин» (издание местного отделения кавалерии и конной артиллерии РОВС, в котором большинство симпатизировало фашистской идеологии); «Союз младороссов в Южной Америке» (сходная ориентация); «Борьба за церковь» (страница Православного русского прихода Святителя Николая).

Русские фашисты отмечали, что их программа не является «простой копией» программ итальянских фашистов и германских национал-социалистов, «преломляясь в весьма сильной степени сквозь призму русской историчности и российской национальной самобытности, с особым упором на глубокую религиозность».[427] «Русская газета» рассматривала церковь как фундамент русской национальной жизни за границей. Вот почему в ней регулярно публиковались протоколы общих собраний прихожан Свято-Никольской церкви, содержащие, в частности, статистические бюллетени о крещениях, причащениях, браках, погребениях и т. д.; данные о пожертвованиях, включая так называемые инвалидные суммы, собираемые русской эмиграцией через бразильского уполномоченного Зарубежного Союза русских инвалидов в Южной Америке. Освещалась важная роль в помощи соотечественникам Российского общества Красного Креста (старая организация). Отчеты о его деятельности также помещала «Русская газета». РОКК предоставлял неимущим и нуждающимся бесплатные обеды, лекарства, ночлег, устройство в госпиталь на лечение, бесплатный медицинский осмотр, помогал при похоронах, сообщал о смерти на родину, ходатайствовал об освобождении из тюрем, разыскивал пропавших, выдавал возвратные и безвозвратные ссуды и пожертвования, помогая адаптироваться в чужой стране.[428]

вернуться

419

Окороков Л.В. Русская эмиграция: Политические, военно-политические и воинские организации. 1920-1990 г. М., 2003. с. 67.

вернуться

420

Между Россией и Сталиным: Российская эмиграция и Вторая мировая война. М„ 2004. с. 60.

вернуться

421

Назаров М. Миссия русской эмиграции. М., 1994. Т. 1. с. 263.

вернуться

422

Всероссийская Фашистская организация. Бразильский сектор. Первое публичное заседание русских фашистов. Сан-Пауло, 1 апреля 1934. Сан-Пауло, 1934 (в издании отсутствует сквозная нумерация страниц).

вернуться

423

Там же. Второе публичное заседание русских фашистов. Сан-Пауло, 22 апреля 1934. Сан-Пауло, 1934 (в издании отсутствует сквозная нумерация страниц).

вернуться

424

Там же. Первое публичное заседание русских фашистов…

вернуться

425

Назаров М. Указ. соч. с. 265.

вернуться

426

Всероссийская фашистская организация. Бразильский сектор. Первое публичное заседание русских фашистов…

вернуться

427

Назаров М. Указ. соч. с. 262.

вернуться

428

Русская газета. 1934. № 406.

     

 

2011 - 2018