Читать онлайн "Секреты Штази. История знаменитой спецслужбы ГДР" автора Кёлер Джон - RuLit - Страница 24

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

«Мы отреагируем на любые шаги Вальтера, касающиеся единства руководства и партии, — сказал Брежнев. — Я скажу вам совершенно откровенно, что невозможно предпринять какие-либо меры против вас и других товарищей из политбюро. В конце концов там есть наши войска».

Возвратившись в Берлин, Хонеккер встретился с Мильке и проинформировал его о своей встрече с Брежневым. Хонеккер, занимавший должность секретаря ЦК по безопасности и Секретаря Совета Национальной обороны, понимал, что без Мильке ему в таком деле никак не обойтись. Ни одного советского лидера еще не удавалось сместить без активной поддержки секретной полиции.

В течение оставшейся части 1970 года Хонеккер обрабатывал членов Политбюро и ЦК СЕПГ, склоняя их к выступлению против Ульбрихта. Наконец состоялся Пленум ЦК, проходивший с 9 по 11 декабря. На нем развернулись ожесточенные дебаты между Ульбрихтом и Хонеккером, зрелище, которое никто из 160 членов ЦК и 60 кандидатов в члены ЦК не ожидал увидеть. Сотрудники Штази, прошедшие личный отбор самого Мильке, усилили наблюдения за населением в целом и партработниками в частности. К середине апреля аналитики Штази сделали вывод, что брожение среди населения не выходит за обычные рамки. Кроме того, удалось выявить бескомпромиссных сторонников Ульбрихта.

16-й очередной Пленум ЦК был запланирован на 3 мая 1971 года. Предыдущим вечером Мильке распределил среди своих наиболее доверенных приспешников различные деликатные задания. У входов в зал заседаний были расставлены сотрудники Штази, проверявшие документы участников Пленума. У них имелись списки сторонников Ульбрихта. Этих лиц просто не пускали в зал.

Самой деликатной частью этой операции была замена старых телохранителей на новых, имевших инструкции Мильке. Эти люди усадили ничего не подозревавшего Ульбрихта в машину и повезли его к зданию Государственного Совета в центре города. Их задачей было изолировать Ульбрихта, лишить его возможности воспользоваться стоявшим в его кабинете телефоном прямой связи с главнокомандующим Национальной Народной Армией. Мильке опасался, что догадавшись о том, что его собираются сместить, Ульбрихт может поддаться эмоциям и вызвать на поддержку себе армию. Поскольку он был председателем Совета Национальной обороны, армия обязана была ему повиноваться.

Вместо того чтобы проводить Ульбрихта в зал заседаний, телохранители повели протестующего Ульбрихта на долгую прогулку вдоль реки Шпрее, которая течет за зданием Госсовета. Через час с небольшим телохранители получили по радиотелефону указание привести подопечного на заседание. По прибытии его информировали о том, что первым секретарем ЦК СЕПГ и председателем Совета Национальной обороны избран Эрих Хонеккер. Самого же Ульбрихта избрали председателем Государственного Совета, на должность чисто номинальную, лишенную какой-либо реальной власти.

С избранием Хонеккера на высшие посты в партии и государстве карьера Мильке достигла зенита. В награду за преданность Хонеккер сделал Мильке кандидатом в члены Политбюро и дал ему новый дом в поселке партийной элиты за пределами Берлина. Пять лет спустя Мильке избрали членом Политбюро. Ему также присвоили звание генерала армии.

Из всех глав тайной полиции стран Восточного блока Мильке оставался на своем посту самое продолжительное время. Он был в самых близких отношениях с одиннадцатью начальниками советской тайной полиции и пережил их всех. Беспрекословно выполняя любые их указания, Мильке не моргнув глазом начинал столь же ревностно служить новому хозяину в ту же минуту, как только старого отправляли на тот свет или в отставку. Он был предан не личности, но общей структуре КГБ — Штази ради сохранения и укрепления власти коммунистов, ради коммунистической экспансии.

Глава 3

КГБ и Штази. Два щита, два меча

В своих планах коммунистической экспансии в Западной Европе советское руководство придавало особое значение той части Германии, которую его войска оккупировали с 1945 года. С началом холодной войны советская зона — а позднее «суверенная» ГДР — стала форпостом советской разведки и коммунистическим плацдармом для броска в Западную Европу. Будучи самым западным сателлитом Советского Союза, Восточная Германия находилась на передовой идеологической борьбы против капитализма. Во весь рост встали проблемы не только обеспечения безопасности СССР, предотвращения побегов на Запад и борьбы с деятельностью западных разведок, но и подавления любых настроений антикоммунистического характера среди населения. Штази служила инструментом реализации этих задач, который до середины 50-х полностью находился под советским контролем.

Ключевой фигурой советского контроля был генерал Иван Александрович Серов. В качестве награды за весомый вклад в советизацию Восточной Европы Серов был повышен в должности и в марте 1954 года назначен председателем вновь созданного КГБ. Это было очередное признание заслуг Серова как представителя советских органов безопасности в ГДР, несмотря на восстание 1953 года. Вина за этот провал была возложена на главу тайной полиции Лаврентия Берию и послужила одной из причин его казни. Покидая в конце 40-х годов Германию, Серов оставил после себя хорошо налаженный аппарат, который он передал в надежные руки своего послушного слуги Эриха Мильке.

В 1957 году, когда внутренняя обстановка в ГДР стабилизировалась и контроль коммунистов стал абсолютным, КГБ перестал открыто диктовать свою волю и Мильке был назначен министром государственной безопасности. Этот внешне доверительный жест был, однако, обманчивым. На самом деле КГБ держал офицеров связи во всех восьми основных управлениях Штази до самого конца, пока ГДР окончательно не прекратила свое существование. Каждый офицер связи, в большинстве случаев в званий полковника, имел в комплексе зданий министерства в Берлине свой собственный кабинет. Особое значение советские чекисты придавали главному управлению «А», которым руководил Маркус Вольф. Оно занимало три здания в этом комплексе. Помимо этого, КГБ был представлен в каждом из пятнадцати окружных управлений Штази. Офицеры советского КГБ имели доступ ко всей информации, которую собирала Штази. Структура министерства государственной безопасности ГДР была точной копией КГБ СССР.

Постепенно менялся характер отношений между КГБ и Штази, переходя с приказного, характерного для первых послевоенных лет оккупации, к «братскому». Этот процесс все более набирал силу по мере того, как Штази показывала свое рвение и добивалась успехов в шпионаже, подрывной деятельности, внешней и внутренней контрразведке. Содружество между обеими службами стало столь тесным, что КГБ предложил своему восточно-германскому союзнику основать в Москве и Ленинграде оперативные базы для наблюдения за гостившими там восточно-германскими официальными лицами и туристами. Офицеры Штази не испытывали никакого комплекса неполноценности в отношении со своими советскими коллегами. Министр Мильке на совещаниях и в официальных директивах постоянно подчеркивал, что офицеры МГБ должны считать себя «чекистами Советского Союза». Он не уставал клясться в абсолютной верности союзу между сотрудниками Штази и КГБ. Навряд ли можно найти хоть одну речь в период между 1946 и 1989 годами, в которой Мильке не отдавал бы дань уважения советским чекистам и не превозносил добродетели братства между КГБ и Штази, даже когда он выступал в сельскохозяйственных кооперативах и на заводах.

В течение двадцати лет отношения между МГБ ГДР и КГБ основывались на неформальных договоренностях между Мильке и главами советских органов безопасности. 29 марта 1978 года был подписан первый официальный протокол о сотрудничестве между КГБ и Штази. Его подписали Мильке и Юрий Андропов, который впоследствии сменил Брежнева в качестве главы государства. Шеф Штази позаботился о том, чтобы офицеры КГБ в Восточной Германии пользовались такими же правами и властью, как и в Советском Союзе, за исключением права арестовывать граждан ГДР. По числу сотрудников резидентура КГБ в ГДР была самой крупной среди всех его зарубежных резидентур и руководила всеми разведывательными операциями в Западной Европе.

Четыре года спустя, 10 сентября 1982 года, председатель КГБ Виталий Федорчук подписал формальное соглашение с Мильке, который обязался взять на себя все техническое обеспечение резидентуры КГБ в Восточной Германии, штат которой насчитывал около 2500 человек. Штази предоставила жилые здания, детские сады, а также автотехнику и ее обслуживание. Виллы и квартиры были полностью обставлены. Сейчас уже невозможно подсчитать, во что это обошлось восточно-германским налогоплательщикам, но сумма затрат наверняка измерялась десятками миллионов марок. В среднем затраты на обстановку одной такой квартиры составляли около 19 тысяч долларов.

     

 

2011 - 2018