Читать онлайн "Собачий вальс" автора Мардань Александр Евгеньевич - RuLit - Страница 1

 
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу





Александр Мардань

Александр Тарасуль

Собачий вальс

«Хорошо, когда собака друг.

Плохо, когда друг — собака».

Из записок кинолога
Смертельная комедия

Действующие лица:

Евгений Петрович Раздайбеда — богатый мужчина, 60 лет

Сергей Петрович — его брат, 58 лет

Николай — друг и адвокат Евгения Петровича, 55 лет

Вера — жена Евгения Петровича, 25 лет

Надежда — дочь Евгения Петровича, 35 лет

Любовь Николаевна — главный врач клиники, 39 лет

Диктор телевидения — златоуст неопределенного возраста

На темной сцене висит экран. Неожиданно он включается, на экране появляются кадры аварии, в которую попал дорогой автомобиль.

ГОЛОС ДИКТОРА (репортаж идет на фоне кадров с искореженным автомобилем): ….которая произошла сегодня утром на 21-м километре Южного шоссе, возможно… м-м-м… возможно, вследствие оледенения трассы. Хотя сейчас август, за окном плюс 30. Автомобиль Бентли, за рулем которого был известный олигарх Евгений Петрович Раздайбеда, в результате аварии превратился в груду металлолома — цена за тонну лома колеблется в районе трехсот долларов — а Евгений Петрович в бессознательном состоянии находится в реанимационном отделении клиники, которую сам же и построил на одолженные у народа деньги — сто миллионов долларов, курс валют прилагается — построил, как утверждал, для народа, но как всегда у него получалось, все-таки для себя!

Катастрофа с участием такого духовно богатого деньгами человека сразу же встряхнула мировой рынок, цены на внутренние органы поползли вверх: место начальника районного отделения милиции, простите, полиции… простите, это из другой оперы… простите, сводки. Так вот, почки подорожали на 20 процентов, печень на 10.

Узнав об аварии, Евгению Петровичу предложили свои органы 30 человек — напоминаем, что средняя цена за почку сейчас 20 000 долларов. Простите, я ошибся, это цена за тонну. Телячьих, на Матвеевском рынке. Итак, свои почки предложили 19 человек, легкие — 11 человек, мозги пока еще не предлагают, вероятно, это результат их утечки за границу… Но, к сожалению для желающих продать свои органы, потребности в этом у Евгения Петровича нет… Пока.

Экран гаснет.

* * *

На сцене зажигается свет, и мы понимаем, что экран висит в центре палаты интенсивной терапии, под экраном кровать с лежащим на ней мужчиной. Повсюду расположены приборы и датчики, тихо гудит какая-то специальная аппаратура — ощущение, что пациент без сознания.

Из-за сцены слышен лай собаки, крики «Стоять, Бакс! Фу!» и голоса людей, которые тащат что-то тяжелое. Вскоре они появляются на сцене.

Это Николай и Сергей Петрович, которые втаскивают в палату большой сейф, и две женщины, Вера и Надежда, они крутятся вокруг мужчин и сейфа, и скорее мешают, чем помогают. Мужчины в строгих костюмах, женщины — в стильных платьях, с красивыми сумочками в руках. На ногах у всех дизайнерские бахилы (сшитые из войлока, напоминают «угги»).

В процессе перемещения сейфа мужчины переговариваются друг с другом «Заноси!» — «Левее!» — «Хорошо!» — «Еще лучше» — «Как тебе нравится, тот обыскивает, этот обнюхивает!» — «И на что он его натренировал?» — «На кокаин, на что же еще» — «Поэтому он тебя и обнюхивает»…

Совместными усилиями сейф устанавливается на достаточном расстоянии от кровати.

Посетители разглядывают аппаратуру, прохаживаясь по палате, затем подходят к кровати, становятся по четырем углам, и внимательно изучают потерпевшего. Равномерно пикает измеритель пульса.

ВЕРА: Сейчас особенно заметно — пластика в последний раз не удалась.

НАДЕЖДА: Можно подумать, прическа удалась!.. Кто ему волосы пересаживал?

СЕРГЕЙ ПЕТРОВИЧ: Сразу видно откуда…

НАДЕЖДА: Что, с груди?

ВЕРА: Бери ниже!

НИКОЛАЙ: Да ну!.. А там хоть что-то осталось?

НАДЕЖДА: Тебе зачем? Фу-фу-фу. Тоже хочешь пересадить?

СЕРГЕЙ ПЕТРОВИЧ: И за что он этому диетологу деньги платит! Смотрите, как щеки обрюзгли.

НИКОЛАЙ: Не этому, а этой — и не за то, что он с ней ест, а за то, что он с ней спит.

СЕРГЕЙ ПЕТРОВИЧ: Да… Выглядит он, конечно, не на свои деньги.

ВЕРА: А на чьи?

НИКОЛАЙ: Скорее, на бюджетные.

Вера садится на кровать, и звук пульсации обрывается, через секунду начинает звучать классический собачий вальс. Она испуганно вскакивает.

     

 

2011 - 2015

Яндекс
цитирования Рейтинг@Mail.ru