Читать онлайн "Собаки и демоны" автора Керр Алекс - RuLit - Страница 65

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Работа Саито примерно такая: правительство предоставляет освобождение от налогов и другие преференциальные режимы почтово-сберегательным счетам, которыми управляют местные почтовые отделения; процент по почтово-сберегательным депозитам на порядок выше, чем в частном секторе. Соблазненные более высокими процентными ставками и удобством банковских операций в почтовых отделениях, японцы помещают все больше своих денег в почтовые сбережения, до такой степени, что к концу двадцатого века они составляют приблизительно одну треть всех банковских вкладов Японии.

Этот огромный бассейн капитала – ценностью в триллионы долларов – передается в распоряжение трастового фонда Министерства финансов. С фондами от почтовых сбережений объединяются пенсионные фонды и другие специальные счета, трастовый фонд, в действительности, становится крупнейшим в мире правительственным банком. Он инвестирует большую часть денег в японские государственные облигации; это помогает объяснить, почему, выплачивая только 1 - 2 процента или меньше в течение 1990-ых годов, они все еще находят покупателей – вернее, одного крупного покупателя, непосредственно правительство, использущее сберегательные депозиты, которыми управляет бюро трастового фонда.

С такими деньгами, как имеет в распоряжении Министерство финансов, можно ли сопротивляться искушению окунуться в горшок меда? И эта ситуация не заставила себя долго ждать. В 1955 году, спустя всего три года после того, как закончилась Американская окупация, Министерство финансов заняло немного денег из трастовогоо фонда, чтобы поддержать определенные пункты, для которых было недостаточно распределенных средств из общего бюджета; цель состояла в том, чтобы, очевидно, обойти официальное составление бюджета в парламенте Японии.

Это заработало слишком хорошо. К 1999 году заимствования Саито взлетели до ¥52,9 триллионов ежегодно, включая ¥39,4 триллионов, за которыми наблюдал трастовый фонд и еще ¥13,5 триллионов, предоставленные Почтовой системой Страхования жизни. В 1999 году программа Саито составляла две трети денег от официального, «первого» бюджета. Красота Саито, с точки зрения Министерства финансов, состояла в том, что деньги вытекали из неистощимого бассейна общественных сбережений и в значительной степени незаметно для политических деятелей и прессы. Пока неплохо. Проблема в том, что люди, которые управляют Саито, являются теми же самыми «блестящими, творческими, стойкими, общественными энергичными» мужьями Министерства финансов, которые изнурили японские банки непосильным трудом. С бесконечным потоком прибывающих денег в распоряжении и без всякой общественной ответственности, пятьдесят семь токусю ходзин и другие агентства при поддержке Саито влезли в долги, поскольку они потратили триллионы на все эти расточительные памятники и агентства, поддерживающие экс-бюрократов.

Когда эти корпорации и агентства поняли, что не способны возместить заимствования Саито, начался тобаси.

Тобаси или "летящий" - слово, которое мы встречали прежде как термин для описания метода, посредством которого банки передают невыгодные займы филиалам, таким образом заставляя их "отлетать" от отчетов. В случае Саито Министерство финансов предоставило больше денег заемщикам, чтобы покрыть выплату процентов. К 1997 году ссуды Саито, как оценивалось, возросли до ¥62 триллионов, хотя даже это - приблизительное число. Эти ссуды, добавленные к совокупному дефициту центрального правительства и местных органов власти, «скрытые долги» (¥28 триллионов старой Японии) и манипулирование межправительственными счетами подняли реальный государственный долг Японии до уровня выше по абсолютной величине чем американский государственный долг, равный 150 процентам ВНП Японии.

Чтобы видеть, куда пошли все деньги Саито, нужно смело ступить в болото бюрократических финансов. Особенности размножения токусю ходзин замечательны: девяносто два токусю ходзин, сгруппированных под различными министерствами, породили тысячи коеки ходзин, из которых центральное правительство насчитывает 6 922 и региональные правительства 19 005. Амакудари управляют большинством коеки ходзин, связанным с правительством, в то время как экс-чиновникам и фондам благосостояния служащего различных министерств принадлежит главная часть их акций. Коеки ходзин в свою очередь воспитывают «внуков», принадлежавших тем же самым людям: вполне оперившиеся частные рентабельные предприятия, не имеющие необходимости обнародовать предложения, получают значительную долю контрактов на общественные работы. Различные корпорации подпадают под юрисдикцию различных министерств, которые используют их как скот, который будет доиться. Министерство торговли спонсирует стадо в 901 ходзин, Министерство просвещения - 1 778. Все эти ходзин питаются деньгами Саито. Их нерестилища - министерства, которые за ними наблюдают. У них нет никаких естественных хищников. Их продукты жизнедеятельности принимают форму огромных предметов, известных как памятники.

     

 

2011 - 2018