Читать онлайн "Техника и вооружение 2012 01" - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Техника и вооружение 2012 01

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ вчера, сегодня, завтра

Научно-популярный журнал

Январь 2012 г.

На 1 стр. обложки: модернизированный Т-90С. Фото ОАО «УКБТМ».

Модернизированный Т-90С – новое качество тагильского танка

Алексей Хлопотов

Использованы фото ОАО «НПК «Уралвагонзавод», ОАО «УКБТМ», А. Хлопотова и В. Вовнова. Графика – ООО «КомпьютерЛэнд».

Характер вооруженных конфликтов начала первого десятилетия XXI века отчетливо определил мировые тенденции эволюционного развития тяжелой бронетанковой техники. К традиционной триаде «защита – подвижность – огневая мощь» добавился новый элемент – «интеллект».

Предпосылки к модернизации

Американские специалисты считают, что армия XXI века должна быть армией информационной борьбы. В связи с потребностью совершенствования методов и средств взаимодействия частей и подразделений различных родов войск в США выдвинута концепция «цифровой информатизации поля боя», согласно которой необходимо иметь компьютерную базу данных и сеть радиостанций, обеспечивать непрерывный обмен информацией между танками, вертолетами, пехотой, артиллерией и разведывательными подразделениями. Аналогичные концепции уже более десятилетия отрабатывает и Китай на базе так называемых «цифровых дивизий».

С появлением за рубежом танков нового поколения и их модификаций (Abrams М1А2, Leopard 2А6, Challendger II, Leclerc) наметилось отставание военно-технического уровня отечественных танков. После окончания холодной войны возобладало мнение, что России уже ничто не угрожает, и по этой причине нужна глубокая демилитаризация. В первую очередь, демилитаризация экономики. Были выбраны такие формы и методы конверсии военного производства, которые привели к деградации военно- промышленного комплекса, к резкому техническому ослаблению Вооруженных Сил, кризисному состоянию всей военной организации. Применительно к бронетанковой отрасли это выразилось в отсутствии четко сформулированной концепции использования танков и боевых бронированных машин, в распаде единого потока развития бронетанковой техники и вооружения на отдельные направления (танки, БМП, БТР, БМД и т.д.), тактику действий по которым замкнули на себя заказывающие управления родов войск, в падении роли научно-исследовательских организаций Министерства обороны и бронетанковой отрасли в деле обоснования направлений развития системы бронетанковых вооружений, формирования тактико-технических требований, тактико-технических заданий и технического облика перспективных образцов.

В этих условиях решающую роль при определении перспективности создания того или иного образца техники и вооружения, а также возможности и целесообразности включения его в разделы программы вооружения и государственный оборонный заказ приобрели заказывающие управления Министерства обороны. При этом в течение короткого времени в них сформировались группы и направления, проводящие протекционистскую политику и лоббирование интересов отдельных предприятий и конструкторских бюро. Конструктор перестал быть законодателем технических решений и впал в жесткую зависимость от военного чиновника 1* .

В техническом плане отставание российских бронетанковых вооружений характеризовалось меньшим могуществом действия стоящих на вооружении БПС по сравнению с боеприпасами DM-43, DM-53 (Германия) и М-829А2/АЗ (США), отсутствием в составе систем управления огнем (СУО) тепловизионных прицелов, исключающим возможность всесуточного применения комплексов вооружения, недостаточным уровнем характеристик точности стрельбы с места и с ходу, в том числе при стрельбе в ночных условиях, недостаточной живучестью танков на поле боя, отсутствием современных дизельных двигателей, топливной аппаратуры, турбокомпрессоров с высокими параметрами наддува и достаточным рабочим диапазоном, и главное – отсутствием командной управляемости в тактическом звене.

Для исправления создавшейся ситуации в конце 1990-х – начале 2000-х гг. был проведен ряд опытно-конструкторских работ (ОКР), направленных на модернизацию и совершенствование серийной бронетанковой техники. Наиболее масштабными из них стали ОКР «Мотобол» и «Рогатка-1», заданные еще в 1990-х гг. 2* К сожалению, научно-технический задел, накопленный в ходе выполнения этих ОКР, начал реализовываться лишь спустя десятилетие. Такая задержка была вызвана отсутствием полноценного финансирования и государственного заказа. Фактически внедрение мероприятий по повышению военно-технического уровня российских танков произошло за счет средств иностранных заказчиков.

Контракт с Индией на поставку танков Т-90С, подписанный 15 февраля 2001 г., стимулировал внедрение в серийное производство на Уралвагонзаводе новой башни танка сварной конструкции с существенно улучшенными показателями защиты. Начались производство и установка турбопоршневого дизельного двигателя В-92С2 мощностью 1000 л.с., а в состав СУО был введен тепловизионный прицел «Эсса», разработанный белорусской компанией «Пеленг» с использованием тепловизионной камеры «Catherine-FC» французской фирмы Thales. Эти и другие мероприятия существенно повысили характеристики Т-90С, приблизив его по ряду параметров к лучшим мировым образцам.

Однако, несмотря на рост показателей российской экономики в 2000-х гг., средств на оборону по-прежнему выделялось крайне недостаточно. Закупки танков для Российской Армии производились ограниченными партиями, а внедрение модернизационных мероприятий не было комплексным. Так, двигатели В-92С2 впервые установили лишь в 2003 г. на танках Т-72БА. Сварную башню начали монтировать только с 2004 г. на танках Т-90А. Тепловизионный прицел «Эсса», который штатно входил в состав СУО танков Т-90С, поставляемых в Индию и Алжир, на Т-90А начал использоваться вообще с 2006-2007 гг. 3*

Ходовой макет модернизированного танка Т-90С на показе в июле 2010 г.

Впервые модернизированный танк Т-90С был продемонстрирован на выставке REA-2011 в Нижнем Тагиле.

ОКР «Прорыв»

Понимая преимущества модульного принципа модернизации, УКБТМ в инициативном порядке предложило унифицированный боевой модуль (УБМ) высокой защищенности. ОКР получила весьма красноречивый шифр «Прорыв» 4* . В идеологию разработки был заложен принцип – побеждает тот, кто первым обнаружил, первым идентифицировал и первым произвел выстрел. Исходя из этого, комплекс вооружения танка, прежде всего, должен обладать высокими поисково-наблюдательными возможностями, обеспечивать быстрый переброс пушки на цель, иметь малое время для подготовки выстрела, точно поражать цели на больших дальностях, быть интегрированным в систему боевого управления. Одновременно требовалось обеспечить высокую живучесть экипажа и внутреннего оборудования танка.

Работы по данной теме были развернуты с 2005 г. В какой-то мере они стали конкурентной альтернативой ОКР «Бурлак», имеющей, по сути, ту же тематику, исполнителем которой выступало КБТМ (г. Омск).

Результатом работ тагильчан стало создание в опытном производстве демонстрационного образца модернизированного танка Т-90С с установленным на нем УБМ «Прорыв».

Первая публичная демонстрация УБМ «Прорыв» состоялась 8 декабря 2009 г. Модуль был представлен Председателю правительства Российской Федерации В.В. Путину перед совещанием по вопросам развития отечественного танкостроения, которое прошло в «танковой столице» России – городе Нижний Тагил. Тогда УБМ установили на шасси серийного Т-90С 5* .

Модуль был замечен и произвел хорошее впечатление на руководство МО РФ. Состоялось решение о его скорейшей доработке и сборке комплектного танка с реализацией на нем ряда модернизационных мероприятий. За пять месяцев эти работы были в основном выполнены, и 14 июля 2010 г. макетный образец модернизированного танка(совместно с БМПТ – машиной огневой поддержки) представили руководству Российской Федерации на выставке «Russian Defence Expo-2010», проходившей на базе Государственного демонстрационно-выставочного центра ФКП НТИИМ в Нижнем Тагиле 6* .

     

 

2011 - 2018