Читать онлайн "В дыму войны" автора Арамилев Валерий Андреевич - RuLit - Страница 3

 
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу





Вечно влюбленные телеграфисты, писавшие в мирное время стихи

в вадсоновском духе — чуть-чуть похуже- теперь кричат о защите

отечества. Кто будет писать стихи?

Неужели в других городах то же самое?

Как-то Москва? Петербург?

По газетам трудно судить. Врут,- как министры иностранных дел,

как свахи. Знаем мы эти хвастливые фельетоны. Сами живали в

столицах..

.

»

. . j

Дождался..

'

:

Мой год призывается в армию.

Заходил в управление воинского начальника. Записали в список,

обязали явкой через три дня.

В город прибывают новобранцы из уездов. Держатся новобранцы

свободнее, чем запасные. У них больше ухарства, задора, веселости.

А может быть, это оттого, что они холостяки?

На улицах, на бульварах новобранцы при встрече с офицерами

прикладывают ладонь правой руки к смя-

14

тьтм картузам, к самодельным войлочным шляпам — отдают честь.

Неуклюже становятся во фронт.’ генералам и военным врачам,

которых принимают за генералов.

Генералы благосклонно морщатся, отвечают на приветствия

небрежным взмахом руки.

Ф

Витрины магазинов назойливо кричат о войне, выпячивая на

первый план всякую мишуру военного обихода.

Жеманно улыбаясь и любуясь собой, разгуливают группы вновь

испеченных офицеров в тщательно пригнанных гимнастерках

поднебесно-свинцового цвета.

Местные гимназистки и епархиалки окидывают офицеров

ктпобленно-восторженнымж взглядами.

Новобранцы внесли в город явно ощутимое оживление. Катаются

по главной улице в пролетках и дрожках. Воздух оглашают скабрезные

песни, пиликают гармошки.

Лошади в мыле, в пене, в бубенцах..

Экипажи убраны алыми лентами, голубыми бумажными цветами.

Может быть, алые ленты — символ крови?.

Прекрасные крутобокие жеребцы-полукровки вороной, серой и

рыжей масти грациозно приплясывают йод лихие переборы гармошек,

год глухие взлеты бубна, под буйные выкрики пьяных седоков.

Новобранцы пьяны не столько от алкогольных суррогатов, сколько от

всероссийской суеты.

«Чистая» публика морщит нос от разгула «плебса» в центре города.

15

Гармошка, бубенцы, «Маруся Отравилась» и «Последний нонешний

денечек»—ведь это «не эстетично».

Но что же делать? Новобранцы — герои дня, защитники «веры»,

оплот «родины».

«Сам» грозный губернатор резрешил гармошку.

И «чистая» публика великодушно «прощает» и гармошки, и бубен,

и все.. Дамы бросают в экипажи новобранцев букетики жидких

чахоточных оранжерейных цветов..

i

Мужчины приветствуют новобранцев дружескими возгласами.

Но, кажется, возгласы эти неискренни..

Цветы4— дары данайцев..

*

В приемной воинского начальника давка и толкотня. Пахнет

махоркой, брагой, потом, перегаром денатурированного спирта.

У дверей мобилизационного отдела колышется вереница голых

бронзовых тел. Новобранцы.

Меня смерили, взвесили, справились о состоянии здоровья.

Зачислили в лейб-гвардию.

Через неделю отправка в Петербург.

Анчишкин мобилизован. Граве должен призываться в следующем

году, но не выдержал и записался добровольцем.

Все трое—разные люди, с равным, отношением к войне — едем

вместе..

Спешно ликвидирую дела, распродаю вещи, любимые книги..

16 ,

!

Москва попрейшеМу молвит1-. Действую В отношении казенного

имущества- на свой страх и риск.

*

i Едем в Питер. Шестьсот новобранцев. Специальный р поезд — двадцать

теплушек. В вагон натолкали по тридцать душ. Тесно. Шумно. Пахнет

специфическим «русским» духом.

На вокзале тягостная сцепа прощания. У каждого вагона голосят

бабы — Матери, жены, сестры.:.

Никаких патриотических восторгов не видать; Огромная толпа в

сумерках угасающего дня кажется черной и безликой массой.

Все ближе и ближе подбирается она- к вагонам, тощенькими

струйками прорывая заградительную цепь патрулей.

Пьяненький мещанин в длинной голубой рубахе и у'ср плисовых

шароварах навыпуск, кружась около вагонов, лезет к каждому целоваться

н высоким голосом выкрикивает:

!fry — Проздравляю! Проздравляю! Уж вы там, ребя- дтшшш, тово, не

подгадьте.. Покажите немчуре кузькину Ьг&ать.

I Вой сливается в истерические выкрики.

Последний звонок.. Последние напутствия, утешения,

з

■ дохи, ахи, проклятья, благословения, советы, просьбы,

бещалия, клятвы..

Толчок, царапающий нервы, лязг буферов..

;Щ Нам машут с платформы платками, полушалками. щ Сдвинулись.

Жалобно гукает и стонет паровозная ашштка. Паровоз жарко задышал

дымом.

НЯЁ 2.—В. Ардмнлсв

17

Т

■ ысячи глаз, Мокрых от слёз и напряженного любо- пытства,

тянутся к нашим вагонам. Толпа пришла в движение, смяла патрули и

бросилась вслед за убегающими вагонами..

!

Медленно уплываем от дебаркадера на запад, в ласкающую мягкую

синь августовского вечера.

Город, утопающий в екладкйх тумана, мигает лай сотнями

красноватых- ЯЗБПСОВ.

Отчаянно рыдаюпще, до бесчувствия однообразные переборы

гармошек в каждом вагоне.

Это новобранцы заливают тоску.

Волны звуков сливаются в кошачью симфонию. С непривычки

хочется удариться головой об стенку вагона и заснуть..

э

*

Едем, едем, едем.

Неподвижно стоят по сторонам ветвистые пирамидальные ели,

пихты л сосны. 'Тяжелые иглистые прутья ядрено - зеленеющих

деревьев четко вырисовываются в плотной голубизне нависшего над

лесами неба.

Рассекая прозрачно-чистый и звонкий, как хрусталь, лесной воздух

и ломая лязгом скрипучих вагонов чуткую тишину

подкрадывающиейся с севера осени, скользим по лоснящимся

стальным путям вперед и вперед.

Долго стоим на узловых станциях, на раз’ездах.

Скорость — двести километров в сутки.

В каждом вагоне солдат с винтовкой.

Эго — наши «дядьки».

Точное назначение дядек не ясно ни нам, ни им, Б общем они

должны нас охранять. От кого? От чего?

18

Но само совой разумеется, что они должны блюсти «порядок».

В головном вагоне едет ядро охраны из пятнадцати человек под

командой старшего унтер-офицера. Наши дядьки подчинены ему.

В каждом вагоне множество туесов, боченков с пивом и бражкой..

.

Пьянка. Веселье.

— Веселись, душа и тело..

— Отечеству защищать едем!.

' Песни — озорные, лихие, буйные. Пляс. Пузырится, хрипит гармонь..

На каждой остановке все вываливаются из нутра вагонов на

платформу.

Бесстыдно пристают к бабам, к девушкам, продающим ягоды,

молоко..

На каждой остановке — драки.

Вагон на вагон. Стенка на стенку.

,

— У-р-р-аааН.

,

Заводские на деревенских.

Уезд на уезд.

— У-рр-р-ааа! !.

В Вологде догнали эшелон новобранцев-вятичей, отправляющихся

в Москву в пехоту.

Через пять минут .разыгрался форменный бой. Первое «крещение».

Вятичи в драке виртуозы. Пехота одолела императорскую гвардию.

С диким гиканьем, с соловьиным разбойным посвистом гоняли

вяшчи наших под вагонами, обстреливая щебнем и увесцстымн талями.

1

19

Некоторых угнали в поле за станцию, ловили доодй- ночке и

избивали.

Человек двадцать получили серьезные ранения: головы и лица в

синяках, в крови.

Одному распороли финкой живот.

Дядьки наши не вмешиваются ни во что. Им выгоднее, чтоб

новобранцы скоротали дорогу за такими «занятиями», чем

задумывались над тем, кто, куда и зачем их угоняет.

*

Когда драка приняла особо значительные размеры, грозившие

целости «государева имущества», каким являются сейчас новобранцы,

начальник Конвоя вызвал для jfHKBi дацин драки городскую

пожарную команду. Старинный русский способ. Помогает между

     

 

2011 - 2017