Читать онлайн "Вот моя деревня" автора Викарий Светлана - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Светлана Викарий

Вот моя деревня

Веселая повесть об умирающей России.

Два Вовушки и Надежда

Не от беды, а обстоятельства так сложились, купила Надя этот дом за линией железной дороги, по которой пару раз в день, тяжело выбивая ритм, словно отдуваясь, пробегал груженый локомотив. Когда-то здесь была действующая станция, и полноценно зеленый в двенадцать вагонов поезд останавливался на пять минут у крохотного перрона, чтобы забрать пассажиров на Ригу. Поезд этот в народе прозвали Летучкой. Возвращались они на следующий день груженые прибалтийским скарбом и самыми лучшими рыбными консервами.

Но те времена канули в лету, хотя в селе продолжали жить обходчики, обслуживающие тридцать км железной дороги. В поселке стало скучно и малоинтересно. Магазины, почта, администрация, по привычке называемая сельсоветом. Посреди — Дом культуры в советском стиле, — огромный и серый, словно бегемот, погрузившийся в летаргический сон. Отопление некогда шумного помещения отключили. Но начальство оставили. Директор его — Валентина, сама деревенская, певунья и в прошлом голубоглазая красавица с фарфоровым лицом, а ныне примерная бабушка, продолжала проводить по субботам шумные молодежные дискотеки и собирать застолья на Новый год и в День пожилого человека. Потом уборщица наводила порядок, костеря всех — и молодых и старых. Молодежь оставляла после себя кучи пластика и бумаги. Пожилые, по привычке, пользовались только стеклом. В Доме культуры работала еще библиотекарь Людмила, на четверть ставки. Единственная блондинка на всю деревню. И та крашеная. Она-то и продала родительский дом Наде. Впрочем, денег у Нади не хватило. Остался долг, который обещал оплатить немецкий зять.

Дом, стоящий на 12 сотках давно не ухоженной земли, был кирпичный, просторный, чтобы вместить ее саму, брата Вовушку и двадцатидвухлетнего сына Вовку, ради которого она и приехала в эту европейскую глушь, оставив родной городок — малую столицу сибирских шахтеров. Вовка был третьим и единственным сыном Нади. Две дочери давно определились. Наташа с мужем уже двадцать лет жила в Германии, а младшая Марина в родном Анжеро-Судженске. В эти гнилые и гиблые, как стала говорить потом Надя места, сманил Вовку друг. С ним он служил в армии. Вовка кинулся в это приключение не столько от избытка молодых сил, сколько от великой веры в крепкую мужскую дружбу. А друг вскоре кинул его, разрушив иллюзии, и оставив мыкаться на чужбине одного. Вот тогда лихо ему стало, без работы, крыши над головой, с долгами. И как она могла не приехать сюда спасать сыночку? Приехала, прихватив с собой старшего брата Вовушку. За мужика. Очень уж Вовушка просился.

Но денег на городскую квартиру не хватило. Нашли этот дом в поселке, в 30 километрах. Первые месяцы Надя плакала по ночам, вспоминая свой теплый проданный в один день дом, город, где прошла почти вся ее жизнь, вобщем-то хорошая, если не считать, что муж оставил ее вдовой.

Полных 60 лет не помешали Наде стать первой невестой поселка. Статная, любящая принарядиться, подкраситься, она обратила на себя все взоры закодированных и пьющих мужиков, увидевших в ней благополучную женщину, за которую неплохо бы спрятаться. Большинство безработных женихов еще не дожили до пенсии и очень нуждались в женской опеке.

Первая зима застала Надю врасплох. Пока она приспособилась топить печку и котелок сырыми дровами, — дома-то угольком топила, по стенам пошла гниль, ветер просто выдувал через старые рамы теплый воздух. Котелковое отопление — будь оно неладно, ненасытная утроба. А тепла не дает. Видно, погано строили эти рядки одинаковых домиков армянские шабашники.

Сын тоже не радовал. Связался в городе с девкой не первой свежести. А вскоре заявил, что они с этой шмарой, брат не называл ее иначе, сняли квартиру.

— Он ведь молодой. — Все же оправдывал его Вовушка. — Гормоны. Будь они неладны, по мозгам бьют. По себе знаю.

— Если за сучками будет бегать, навек останется молодым. Как ты. — Укорила брата Надя.

Вовушка, старший брат остался бобылем. А от чего? От куража своего.

С детства разухабистый, дерзкий, с иссиня-черным цыганским глазом. Даром, что росточку небольшого. А бабы по нему с ума сходили. В молодости он играл на саксофоне в городском парке. А Надя занималась в ДК шахтеров пением. Народным. У нее до сей поры остался сильный красивый голос, далеко слышный. И песен она знала много.

В 33 года Вовушка пальцев на руках лишился, отморозил по пьянке. Догулялся. А потом еще лучше. Как с ума сошел… Издевался над матерью-отцом. А те беззащитные, старые. Если б не Надя, угробил бы стариков, свел раньше времени в могилу. Вот Надя и сдала его в милицию. За хулиганство сходил в тюрьму. Впрочем, на сестру не обиделся. А когда вернулся, Надя уже похоронила родителей.

     

 

2011 - 2018