Выбрать главу
* * *

«Виддер» отходил вместе с отступающими немецкими частями. Точнее, несколько впереди бегущих.

В Новозыбкове сборище шпионов пополнилось. Много было незнакомых. Требование «Осы»: запоминать приметы, с тем, чтобы в нужный момент назвать их.

По железной дороге добирались до Рогачева. Затем в ход пошли грузовики и подводы. На разношерстном транспорте прибыли в Бобруйск, где собрался букет всех филиалов «Абвергруппы-107». Полдюжины одних только зондерфюреров!

Мало кто знал, кому чем предстоит заниматься дальше, как и то, что делать с самим этим букетом. Гебауэр, шеф главного штаба «Виддера», распорядился часть своих агентов влить в отряд особого назначения — ЦБФ, в обязанности которого вменялись карательные операции. В этот список попал и Елисеев. Отряд ЦБФ перевели в деревню Козулючи. Так Андрея вырвали из группы «Осы». Теперь поддерживать постоянную связь с Андриевским было практически невозможно. Да и какие сведения мог передавать он из ЦБФ? Агент абвера превратился в солдата-карателя. Не за этим послал его сюда майор госбезопасности.

Состояние Елисеева отлично понимал Андриевский. Он нашел какой-то предлог и приехал в ЦБФ. Андрей обрадовался — «Оса» не оставил его в трудную минуту. Мнение Романа было категоричным:

— В цэбэфау тебе делать нечего. Ты изолирован от нас.

— Может, это временно? — Елисеев и сам не верил в это.

— Гебауэр не возьмет с собою всех русских сотрудников. Отберет кое-кого, а остальных пошлет под партизанские пули. Не правда ли, превосходный вариант избавиться от свидетелей? Да и арийцев пропустит через густое сито.

— Выход?

— Ты свое дело сделал. Думаю, так бы рассудил и майор.

— Если я уйду, арестуют тебя. Гринбаум помнит, кто завербовал меня.

— Если уйдет не один Елисеев, то почему не допустить, что его насильно увели?

— Групповой побег?.. Есть у меня кое-кто на примете.

— Действуй осторожно, Андрей. И после побега никто в цэбэфау не должен знать, что инициатором был ты. Вот тогда все в порядке будет.

— Понял. Побереги и ты себя, Роман. Может, теперь уже не стоит привлекать новых людей?

— Боишься за Яшку?

Яков, стройный чернявый парень с большими задумчивыми глазами, был шофером одного из зондерфюреров. Андриевскому и Елисееву (еще до перевода в отряд ЦБФ) он показался человеком, которого полезно использовать и которому можно довериться. Было видно, что Яков очень переживает свое более чем щепетильное положение, возможно, он не сразу понял, в какое дело ввяз. Его привлекли в группу «Осы» и, насколько это было возможно, посвятили в свои планы.

— Думаю, Яшка — свой человек, — сам себе ответил Роман. — Правда, не всегда осторожен. Настроен слишком уж решительно. Не желает выжидать. Готов пристукнуть самого Гебауэра. — Андриевский улыбнулся. — Нечто подобное было и со мной. Помнишь, я просил у майора бесшумное приспособление для расправы над Каминским? — Серьезно заключил: — Майор был прав — от нас нужны не диверсии. То же теперь я втолковываю Яшке.

А еще через неделю, как гром среди ясного неба, Елисеева оглушила весть: Яков арестован! Стали известны и некоторые подробности. В большой черный лимузин вместе с зондерфюрером сел какой-то важный чин, может, сам Гебауэр. Яков развил высокую скорость. На крутом склоне машина резко свернула в сторону обрыва. Несколько раз перевернулась, но все трое, находившиеся в ней, остались живы — спас прочный кузов. Расследование показало: никаких неисправностей в автомобиле не обнаружено, налицо диверсия. Якова допрашивают…

Елисеев встревожился. Над «Осой» и его группой нависла реальная опасность: Яков — человек малопроверенный, вдруг не выдержит? Об Андриевском пока ничего не слышно. А если его уже взяли? За «Осу» Андрей был абсолютно спокоен — от него ничего не добьются. Но от этого не легче: рухнет дело, ради которого затрачено столько усилий. Бежать, немедленно бежать? Но если Андриевский вне подозрений, то побег Елисеева его выдаст. Остается одно — ждать. Ждать, пока не прояснится обстановка.

И она прояснилась. Снова в критический момент рядом оказался «Оса». Он прибыл в ЦБФ на серой легковушке, в своей парадной форме. Елисеев ожидал момента, когда останется наедине с ним. Но Андриевский, словно испытывая его терпение, неторопливо расхаживал вместе с немецкими офицерами, осматривал расположение отряда, вызвал на инструктаж командиров подразделений, о чем-то долго говорил с ними. И только после этого встретился с Елисеевым.

...