Выбрать главу

– А, Борян! - весело закричал Сергач. - Здорово! Садись давай! Накатим водяры?

– Ты на хера приехал? - перешагивая бревно, спросил Моржов.

Не обратив внимания на приглашение сесть, он наклонился, вытащил из костра головню и стал прикуривать.

– Тебя кто звал-то сюда? - углом рта спросил он.

– Я не звала! - возмущённо фыркнула Розка в сторону.

– Дак друзья же!…- делано изумился Сергач и развёл руками, словно хотел всех обнять.

Сергач был совершенно трезв.

– Кто тебе тут на хер друг? - спокойно спросил Моржов, опуская головню.

– Погоди, не бросай! - воскликнул Сергач, вскакивая. - Тоже прикурю!…

Моржов поднял головню и ткнул её едва ли не в рожу Сергача. Сергач сунул в губы сигарету и, чмокая, будто присосался к головне.

– Пойдём покурим, Борян, - дружелюбно предложил он.

Моржов кинул головню в костёр так, что из углей вышибло фонтан искр. Розка, Милена и Сонечка отшатнулись. Моржов молча перешагнул бревно обратно и пошёл вверх по тропинке к волейбольной площадке - подальше от костра, чтобы никто не услышал его разговора с Сергачом. Сергач топал сзади. Моржов ожидал чего угодно - удара по затылку, пистолетного ствола между лопаток, подножки, - но Сергач просто топал.

Моржов остановился и повернулся к нему.

– И?… - спросил он.

Сергач мелкими глотками дотягивал сигарету, будто кто-то мешал ему докурить нормально.

– Значит, Борян, дело такое, - озабоченно пояснил он. - Я к тебе как мужик к мужику приехал. Без понтов и выебонов. И не только от себя, а от Саши Манжетова тоже…

– А он-то с тобой как снюхался? - перебил Моржов.

– Он же у Алёнки постоянник. Ты забыл, да? «Постоянник» - значит постоянный клиент.

– И чего вам с постоянником надо? Впрочем, Моржов уже понял, чего надо.

– У вас сегодня смена кончается - и всё, - сказал Сергач. - Ну, будто ничего не было. Спускаем на тормозах. Завтра все домой разъезжаетесь. И дальше - как раньше. Соньку, так и быть, я тебе дарю. А Розка обратно под меня уходит. Миленка - к Саше.

– С хуя ли баня-то упала? - холодно удивился Моржов. - Она же новая была.

Сергач даже застеснялся.

– Любовь, - выдавил он и захихикал: «Мудно, а?»

– Дрочил я на вашу любовь, - спокойно ответил Моржов.

И тут вдруг в кустах у дальнего домика зашуршало. На лунный свет сквозь ветви продрался Ленчик. Моржов сперва подумал, что Ленчик караулил там в засаде, как случалось в детстве, когда какого-нибудь пацана заманивали вроде бы на разговор, чтобы коллективно побить. Но одного Ленчика не хватило бы, чтобы побить Моржова. И вообще: Ленчик выглядел так, словно побили его самого.

Прихрамывая, он шёл через волейбольную площадку к Сергачу и Моржову и виновато лыбился. Рукав его рубашки был наполовину оторван, а морда расцарапана.

– Закурить дайте, мужики, - попросил Ленчик, подходя поближе. - Короче, Валерьян, пиздец…

– Ты о чём? - тревожно спросил Сергач.

Его рука с сигаретной пачкой остановилась в воздухе. Ленчик подтянул руку Сергача за рукав и грязными, трясущимися пальцами выволок из пачки сигарету.

– Короче, там на дороге кирпич валялся, - рассказал он. - Я километров шисят шёл. Въехал на него колесом коляски. Перевернуло, блядь, на хуй, через голову. Меня в кусты кинуло, а Алёнку ёбнуло об асфальт и ещё пронесло метров десять…

Живот Моржова сам собой прилип к позвоночнику, а в плечи словно вбили промороженные гвозди.

– И чего? - тихо спросил Сергач.

– Да ничего, - прикурив, с обидой сказал Лёнчик. - Насмерть её, короче.

– Совсем, что ли?

– Ну, пока ещё жива… Её, блядь, всю вот так… - Ленчик покрутил руками, изображая, как Алёнушку катило по асфальту. - Я посмотрел - на хуй, в морг. Всё переломало. Кровь изо рта течёт.

– Так, блядь, она жива или нет?! - без звука взвился Сергач.

– Чё ты орёшь? - оскорбился Ленчик. - Я тебе доктор, что ли? Я уходил - она ещё дышала. Может, час проживёт, может, до утра. Хули я знаю?

Моржов сделал даже шаг назад, словно побоялся упасть. Он понял. Ленчик на мотоцикле друидов вёз в Троельгу Алёнушку и наехал на кирпич. Перевернулся. Умирающую Алёнушку он бросил на дороге, а сам побежал к Сергачу.

– Бля-а-а, Каликин, ну ты и пидарас… - простонал Сергач, страдальчески скривившись. Он зажмурился и схватился за лоб.

– А хули я-то пидарас? - возмутился Ленчик. - Я, что ли, кирпичей там накидал?

– Чо те ни поручи, ты всё через жопу вывернешь!

– Пошёл ты на хуй! - разозлился Ленчик. - Я из-за тебя вообще чуть пиздой не накрылся!… Лучше скажи, чего щас делать?

Моржов слушал разговор Ленчика и Сергача словно оглушённый, словно из наркоза.

– В больничку её бесполезняк, - заявил Ленчик, сплюнул себе на ладонь и посмотрел на плевок. - Щёку прикусил, бля, кровит… Алёнка всё, Валерьян, трупак. Не вытянут. Надо, короче, её там оставить, типа как она сама ехала и наебнулась. А мы ни при чём.

– Чего ты зассал-то? - озлобился и Сергач. - Нам-то чё? ДТП же. Ты её не убивал. Мотоцикл не крал - те козлы из деревни сами тебе его дали. Борян вон свидетель. Хули Алёнку там бросать?

– Чо мне? Мне ничо! - вспылил Ленчик. - Только менты-то знают, что Алёнка - из твоей конторы девка. Сами её пёрли! Они и так тебя на бабки садят, что нам жить не на что, а теперь вообще за яйца схватят! Обдерут, короче, на хуй всего и контору твою под себя подгребут. Тебе же хуже-то! Менты найдут, до чего доебать-ся! Тебе гаситься надо, что ты здесь был, а я Алёнку к тебе вёз.

– А как гаситься? - растерялся Сергач. - Кто-то видел, что ты Алёнку увозил?

– Да все, блядь, видели. И Наташка, и другая Наташка, и Надька. Но я никому не говорил, что Алёнку повёз к тебе.

– Хоть на это у тебя ума хватило… - пробормотал Сергач. - Значит, так. Надо, чтобы я оказался не при делах. Чтобы менты меня с Алёнкой не связали. Я щас отсюда снимаюсь и еду в Ковязин. Там с пацанами в отделе засяду бухать. Типа как я ни при чём. А ты типа как взял Алёнку покататься, когда поехал мотоцикл этим козлам возвращать. Ну, и пизданулся. Ты не виноват. Утром приходи в отдел и пиши заяву, вроде как всё только что случилось.

– Разведём ментов, да? - понимающе усмехнулся Ленчик. - Ну, ясно… Только мне бы водки накатить. Перенервничал, бля, короче.

– Какой водки! - зашипел Сергач. - Ты же из ДТП будешь!…

– Й-о! - сообразил Ленчик.

– Короче, иди обратно, где ебанулся, - деловито распорядился Сергач. - Мотоцикл стащи куда-нибудь в канаву, чтобы никто с дороги не увидел. Алёнку тоже убери…

– Она и так в канаву укатилась.

– Ну, и не трогай. Сиди в кустах, кури. Через час… нет, через два вставай и ебошь в город, в отделение. Я уже там буду. Понял?

– Бля, всю ночь киснуть, - с досадой пробурчал Ленчик.

– Пиздуй-пиздуй, хуепутала… - Сергач подтолкнул его к тропинке на шоссе. - И не намуди ничего…

– Сигареты гони, - потребовал Ленчик.

Он забрал у Сергача пачку и похромал к лесу.

– Заебал он меня, уёбок… - негромко сказал Сергач в спину Ленчику.

Моржов молчал.

– Дай мне сигарету, Борян, - попросил Сергач. - Видишь, я как мальчик теперича стрелять буду…

Моржову казалось, что он остался без плоти и его тяжёлая шкура просто висит на плечах, как пальто на вешалке. Моржов протянул Сергачу пачку, внимательно разглядывая Сергача, словно видел его после долгой разлуки.

– Я, Сергач, с тобой в Ковязин поеду, - вдруг сказал Моржов.

– Тебе-то на хуй? - удивился Сергач.

– Достало тут всё… - мутно ответил Моржов. - Хочу нажраться.

– Я водку свою здесь оставляю.

– Хочу один, а здесь не дадут. Сергач понимающе покачал головой.

– Алёнку жалко? Да, хорошая девка была… Судьба. Вдвоём, Сергач и Моржов пошли к «Волге». Открыв дверку машины, Моржов оглянулся на далёкий огонь на берегу. Он видел Розку, Милену, Сонечку, Щёкина, Костёрыча… Все они ждали его. Моржов смотрел на них, как в последний раз.