Выбрать главу

– Даже Дрисанычу? - удивились упыри.

– Даже ему, - кивнул Моржов и сел на колченогий стул.

Упыри таращились на Моржова, ожидая страшной тайны.

– Вам нравится Дмитрий Александрович? - спросил Моржов.

– Нравится! - с вызовом заорали упыри.

– Дрисаныч не баба, он всегда за нас, - злобно сказал Гершензон.

– А Константин Егорович?

– Константин Егорович очень много всего знает, - с уважением сообщил Серёжа Васенин.

– Он рассказывал недавно, что по железной дороге ездил бронепоезд и стрелял из пушек по деревне! - выпалил Гонцов. - А до деревни-то целых три километра!

– Он вообще прикольно рассказывает, но старый, - заявили упыри так, словно Костёрыч был полезным и работающим прибором, хотя уже немодной модели.

– Но ведь пользу он приносит? - подсказал Моржов.

– Немного приносит, - признали упыри.

– А Милена Дмитриевна?

– С неё нужно брать пример, - безапелляционно сказала Наташа Ландышева.

– Пусть живёт, если она Ландышке для примера нужна, - помиловал Милену Гершензон.

– А Софья Александровна?

– Её Дрисаныч любит! - гневно завопили упыри. В их понимании, похоже, Сонечка была чем-то очень нужным, что обеспечивало функционирование Дрисаныча.

– А Роза Дамировна?

– Кормит, - сразу сказал Гершензон.

– Перчатка вчера Чечена избила! - заорал Ничков. - Она его вот так сзади за шею взяла… - Ничков схватил Чечкина за шею и нагнул, - и по жопе ему полотенцем настучала!

– За что? - поразился Моржов.

– Она думала, я конфеты ворую! - снизу крикнул пострадавший Чечкин. - Отпусти, дебил, башка же отвалится!… А я просто полез в её коробку свои мятые конфеты на нормальные обменять! Я лишнего не брал!

– Понятно, - сказал Моржов. - Ну, про себя я не спрашиваю…

– Вы тоже ничего, - сознался Ничков. - Только вас всегда нет.

– Значит, вы довольны? - подводя итог, спросил Моржов.

– Мы ещё хотим! - опять завопили упыри. - Пускай нам лето продлят! На всю смену!…

– Тихо, - помахал руками Моржов. - А вы знаете, что вам нельзя было здесь ночевать? Вы были обязаны каждый день в пять вечера уезжать домой. А в субботу и воскресенье вообще не приезжать сюда.

– А чо нам дома делать? - едва не полопались упыри.

– А то, что американцы должны были приехать, - знаете?

– Они тупые, вот и не приехали!

– А то, что вас должно быть тридцать человек, а не шесть, - знаете? - допытывался Моржов.

– Дак все же в поход с Дрисанычем собирались, а не в лагерь! - за себя заорали упыри. - А поход запретили! Кто в лагерь-то поедет, если в поход хотели?

– Я никого не ругаю, - успокаивающе помахал открытыми ладонями Моржов. - Я просто выясняю, в курсе ли вы.

– Мы всегда в курсе! - угрюмо ответил Гершензон.

Моржов, закуривая, подумал, что не надо врать детям, будто педагоги остались в Троельге лишь потому, что хотели устроить школьникам хороший (и обещанный) отдых. Такая причина, конечно, тоже была, но не единственная и не главная.

– А теперь смотрите, что у нас получилось. - Моржов приступил к основному вопросу. - Американцы не приехали. Вас оказалось шестеро вместо тридцати. Но по домам мы вас не разогнали и лагерь закрывать не стали. Виноваты, конечно, мы, а не вы. Но теперь я прошу вас, паца, помочь нам. Я это делаю сам и за себя. Ни Дрисаныч, ни Костёрыч, ни наши женщины об этом вас просить не будут. Они бы и мне запретили, если бы узнали. Но если вы нам не поможете, всем нам теперь будет плохо. Точнее, всех выгонят с работы.

– Дак что, поможем! - взбодрились упыри.

– Но самое противное в том, что вам придётся врать.

– Дрисанычу врать мы не будем, - робко возразили упыри.

– Нет, конечно, не Дрисанычу. Врать надо будет проверке, которая приедет завтра.

– Врать нехорошо… - осторожно заметил Серёжа Васенин.

– Я знаю, - подтвердил Моржов. - И я не должен просить вас об этом. Но нет другого выхода. Мне наплевать на себя, я не пропаду и без этой работы. Но я считаю, что Дрисаныча и Костёрыча, а также всех наших женщин нельзя выгонять с работы за то, что с лагерем вышло так, как вышло. Вы согласны со мной?

Упыри молчали.

– А чо выгонять-то сразу? - пробурчал Ничков.

– Чтобы никого не выгнали, завтра для проверочной комиссии нам надо разыграть спектакль, будто бы вас тридцать человек и будто бы американцы - здесь.

– А как это? - удивились упыри.

– Ну, это не очень сложно. Когда комиссия приедет, вы будете в лагере изображать дежурных. Потом комиссия отправится смотреть на американцев. Американцы типа как будут играть в бейсбол на том берегу Талки. А вы переберётесь через реку и изобразите американцев. Дальше комиссия поедет смотреть других наших детей, которые на экскурсии. Вы быстро перебежите в нужное место. Там уже будут Дмитрий Александрович и Константин Егорович. С ними вы изобразите детей на экскурсии. Вот и всё.

– А чо, комиссия-то не увидит нас, что ли? - не поверил Гершензон. - Сосчитать же можно… И морды одни и те же.

– Комиссия будет смотреть на вас издалека. За километр. И ничего толком не увидит.

– Дак она подойдёт поближе! - плачуще закричал Ничков.

– Не подойдёт, - заверил Моржов. - Для этого вам сегодня нужно будет на одной дороге выкопать яму, а в другом месте немножко поломать мост.

– Я могу вообще мост взорвать! - тотчас воодушевился пиротехник Гонцов. - А в яму - мину! Там так рванёт!…

– Нет, настолько круто не надо, - осадил его Моржов. - Но всем надо сегодня поработать. Сначала - притащите в этот домик все спальные мешки и свои вещи и разбросайте их по кроватям. Ну, как будто тут живут двадцать или тридцать человек. Затем… Ничков, ты назначаешься ответственным за яму. Самым главным генералом. Серёжа, у тебя ведь есть карта местности?

– Мне Константин Егорович дал, - солидно ответил Серёжа.

– Замечательно. Я покажу тебе на карте, где надо выкопать яму, а Ничков организует работы.

– Я вообще всех тут организую! - охотно согласился Ничков.

– Только не бей никого, - предупредил Моржов.

– Не будут подчиняться - ур-рою!…

Моржов играл на том, что Ничкову и самому хочется быть лидером. А Серёжа, как носитель карты, получал дополнительный авторитет. Надо было бы и хитроумного Гершензона куда-то пристроить. Моржов подумал.

– Гершензон, - веско сказал он, - только тебе поручить могу… На мосту требуется переложить доски так, чтобы грузовик смог проехать, а легковушка - не смогла. Понимаешь меня?

– Чего тут не понять? - буркнул Гершензон.

– И ты лично проконтролируй, чтобы паца доски правильно переложили. Только тебе доверяю. Ничков - а на тебе дисциплина!

– Да я их самих под доски закатаю, если слушаться не будут!

– А мне работу? - подпрыгивал на месте неистовый Чечкин.

– Чечкину и Гонцову отдельная задача, - продолжал распределение ролей Моржов. - Вы должны сходить на дорогу и выбрать место для засады. Завтра с утра Гонцов идёт в засаду. Как только проедет машина с комиссией, Гонцов запускает ракету.

– Красную или зелёную? - деловито спросил Гонцов.

Моржов изобразил тяжёлые размышления.

– А синие есть?

– Синих с собой нету… Но я могу сбегать домой!

– Ладно, не надо. Запускай красную.

– А можно, пока машины нет, я буду запускать зелёные ракеты? - жалобно попросил Гонцов. - Зелёные - значит всё нормально. Тревога - красная ракета.

– Надо беречь боеприпасы, - хозяйственно распорядился Моржов. - Мало ли чего, сами понимаете.

– А мне-то работу? - страдальчески напомнил Чечкин. - А я?!.

– А ты возьми топор и расчисти для Гонцова тропу от этого корпуса до засады. Гонцову же придётся отходить быстро. Нужно, чтобы ему ничего не помешало.

– Я там вообще просеку вырублю! - уже агрессивно пообещал Чечкин. - Можно щас лететь?

– Сначала - яма и мост, - строго определил Моржов.

Всё это ему напоминало совещание командира партизанского отряда с группой пионеров-героев. Упыри уже вдохновились идеей спецоперации, а Серёжа Васенин сидел грустный. Наташа Ландышева морщилась.

– Борис Данилович, - печально сказал Серёжа, - а зачем всё это нужно? Ведь можно объяснить, договориться по-нормальному…