Выбрать главу

  На первоначальном этапе процесса познания, когда объект воспринимается в его исходной целостности и чувственной конкретности, противоречивое единство противоположностей раскрыть невозможно. Поэтому познающий субъект начинает с мысленного расчленения изначального единства, подвергая анализу составляющие его моменты. Познание сторон П. в их обособленности друг от друга и даже противоположности предполагает достижение синтеза ранее разделённых противоположностей. В результате этого преодолевается односторонность первоначального подхода к объекту, связанная с анализом одних его моментов в отрыве от других. Единство противоположностей, постигаемое на этом этапе познания, характеризует объект как внутренне расчленённое, противоречивое и в силу этого — самодвижущееся органическое целое.

  Специфической формой существования диалектических П. в познании выступают антиномии , имеющие объективную основу: отражаемое в них содержание является в конечном счёте моментом структуры развивающегося объективного П. Познавательные антиномии служат формой теоретического воспроизведения диалектических П. в научных теориях, развитие которых осуществляется в результате раскрытия и разрешения П., обнаруживающихся в предшествовавших теориях или уровнях исследования. При этом наиболее плодотворным способом разрешения антиномий, возникающих в теоретическом мышлении, является выход за их пределы, обнаружение их глубокой основы, выявление перехода одной противоположности в другую и раскрытие опосредствующих звеньев этого перехода.

  Принцип П. получает идеалистическое и метафизическое истолкование в современной буржуазной философии. Иррационализм (философия жизни, экзистенциализм, «трагическая диалектика», «негативная диалектика») рассматривает П. как нечто принципиально неразрешимое, как такое чисто мистическое совмещение противоположностей, которое постигается только интуицией. Позитивизм и неопозитивизм сводят П. к внешнему отношению между противоположными сторонами, находящимися не в противоречивой, а соотносительной (коррелятивной) связи, что по существу влечёт за собой полное отрицание принципа П.

  Методологической основой ревизионистского искажения диалектико-материалистического учения о П. являются механистическое истолкование диалектики и подмена её релятивизмом . Праворевизионистские идеологи, пытаясь обосновать оппортунизм, подчёркивают момент социального единства при капитализме, пренебрегая при этом борьбой противоположностей. Вместе с тем при рассмотрении П. социализма современные ревизионисты исключают или сводят на нет момент единства, выдвигая на первый план борьбу. «Левые» ревизионисты, маоисты, непомерно расширяя сферу проявления антагонистических П., рассматривают их как всеобщие, а неантагонистические П. — как частный случай антагонистических. Взаимодействие противоположностей сводится ими к превращению одной в другую как взаимной перемене мест, при этом момент борьбы противоположностей неправомерно абсолютизируется, а единство игнорируется, что служит основой для крайнего волюнтаризма и субъективизма в политике. Весь ход развития науки и общества полностью опровергает подобные концепции, не имеющие ничего общего с научным, марксистским подходом в исследовании диалектики общественной жизни.

  Диалектико-материалистический принцип П., составляющий ядро диалектического метода исследования и преобразования бытия и сознания, имеет большое мировоззренческое и методологическое значение как для научного познания, так и для общественной практики, успешной борьбы за коммунизм.

  Лит.: Маркс К., Капитал, т. 1, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т, 23; Энгельс Ф., Диалектика природы, там же, т. 20; Ленин В. И., Философские тетради, Полное собрание соч., 5 изд., т. 29; «Капитал» Маркса, философия и современность, М., 1968; Нарский И. С., Проблема противоречия в диалектической логике, М., 1969; История марксистской диалектики, М., 1971; История античной диалектики, М., 1972; Ильенков Э. В., Диалектическая логика, М., 1974; Основы марксистско-ленинской философии, 3 изд., М., 1974. См. также лит. при статьях Диалектика , Диалектическая логика .

  А. Г. Спиркин.

  2) В формальной логике — пара противоречащих друг другу суждений, т. е. суждений, каждое из которых является отрицанием другого. П. называется также сам факт появления такой пары суждений в ходе какого-либо рассуждения или в рамках какой-либо научной теории. Соответственно в формализованных языках математической логики и в основанных на них формальных системах под П. понимают любую пару формул вида А и ùА (ù — знак отрицания) либо конъюнкцию таких формул А&ùА, либо, наконец, констатацию факта обнаружения доказуемости такой конъюнкции. П., полученное в результате некоторого рассуждения (или формального доказательства), служит свидетельством ложности посылок этого рассуждения (доказательства); в этом состоит известный приём опровержения суждений — т. н. reductio ad absurdum, или приведение к нелепости (см. Доказательство от противного ). Точно так же П., обнаруженное в рамках какой-либо теории (содержательной или формальной — безразлично), обесценивает эту теорию и положенные в её основу принципы (аксиомы ,постулаты ), свидетельствуя об их ложности (или неприемлемости в формальном случае), поскольку в такой противоречивой теории можно получить (вывести, доказать) любое суждение, выразимое на её языке. См. Непротиворечивость ,Парадокс ,Противоречия принцип и лит. при этих статьях.

Противоречия принцип

Противоре'чия при'нцип, закон отрицания противоречия, закон непротиворечия, принцип запрещения противоречия, один из основных общелогических принципов, согласно которому никакое противоречие не может быть «допустимо» («принято») — ни как формально-логический признак какого-либо «текста» (утверждения, рассуждения или целой теории), ни как объективная характеристика той реальности, описанием которой является, быть может, данный текст. Исторически более ранним был именно второй, «онтологический», аспект П. п.; восходя к софистам и будучи известным ещё Сократу (и часто им используемый, согласно Платону ), этот принцип получает у Аристотеля следующую формулировку: «Невозможно, чтобы одно и то же вместе было и не было присуще одному и тому же и в одном и том же смысле» («Метафизика», М. — Л., 1934). Но у того же Аристотеля П. п. фигурирует и как логический (точнее, методологический, или, в современной терминологии, относящийся к металогике ) тезис: каждое слово (а тем самым и каждая фраза, каждое утверждение) должно иметь — во всяком случае, в каждом конкретном контексте — единственное значение. Вполне современная формулировка П. п. встречается у Г. В. Лейбница («Новые опыты», М. — Л., 1936): одно и то же высказывание не может быть одновременно истинным и ложным. Поэтому, если в результате некоторого рассуждения приходят к противоречию, это свидетельствует либо о несовместимости (противоречивости) посылок этого рассуждения, либо о допущенных в нём самом ошибках, либо, наконец, о непригодности, неприемлемости той логической системы, в рамках которой это рассуждение проводится. Наиболее ясную и простую формулировку и объяснение П. п. получает в математической логике : в исчислении высказываний (или на содержательном уровне в логике высказываний) он принимает вид доказуемой (тождественно-истинной) формулы ù(А&ù А) (здесь А — пропозициональная переменная , могущая восприниматься как обозначение произвольного высказывания), а на методологическом уровне — как утверждение о доказуемости (или истинности, тавтологичности) этой формулы. В исчислении предикатов П. п. получает бесконечное множество формулировок в зависимости от числа аргументных мест, используемых в его формулировке предикатов; например, для одноместных предикатов: "x ù (A (x )& ù A (x )) (никакой предмет не может одновременно обладать и не обладать одним и тем же свойством), для двуместных предикатов: "x "y ù (B (x , y )& ù B (x , y )) (никакие два предмета не могут одновременно находиться и не находиться в одном и том же отношении). Эти чисто логические формулировки П. п. имеют в то же время очевидные «онтологические» (относящиеся к реальной действительности) интерпретации. Мотивировка всех этих формулировок П. п. очень проста: в подавляющем большинстве логических и логико-математических исчислений выводим (доказуем) принцип А& ùА É В (из противоречия следует всё, что угодно) или хотя бы более слабый принцип А& ùА É ùВ (из противоречия следует отрицание любого утверждения). Поэтому логические системы, в которых нарушается П. п., помимо своей очевидной неприемлемости с интуитивной точки зрения (несоответствие с реальной действительностью, по отношению к которой «онтологическая» формулировка П. п., очевидно, верна), не имеют к тому же никакой логической ценности: наличие противоречий (антиномий , парадоксов ) автоматически приводит к тому, что в такой системе доказуемо (или хотя бы опровержимо) любое формулируемое на её языке высказывание. Поэтому непротиворечивость (т. е. справедливость П. п.) логические (и вообще научные) теории является столь важным и актуальным критерием её пригодности, а сам П. п. сохранил своё непреходящее значение.

...