Читать онлайн "«Дао Дэ Цзин». Комментарий Патриарха чань-буддизма Ханьшань Дэцина" автора Волкотрубов А. В. - RuLit - Страница 7

 
...
 
     


3 4 5 6 7 8 9 10 11 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Глава 13

«Почести и позор подобны испугу.

Знатность — великое бедствие, подобное телу.

Что означает «милость и позор подобны испугу»?

Милость — это низшее. Получив её, пугаемся, потеряв её, тоже пугаемся.

Поэтому и говорится «Милость и позор подобны испугу».

Что такое «знатность — великое бедствие, подобное телу»?

У меня постольку есть бедствия, поскольку у меня есть тело.

Если у меня не будет тела, то какие у меня могут быть тогда бедствия?

Поэтому тому, кто ценит Поднебесную как своё тело, может быть передана Поднебесная.

Тому, кто любит Поднебесную как своё тело, может быть вверена Поднебесная».

Здесь говорится о великом вреде от славы и материальной выгоды. Здесь учат тому, чтобы человек ценил Дао и забыл о своём теле, избежав тем самым ненужного бремени и забот.

«Милость и позор подобны испугу». Неожиданный почёт называется милостью. Все мирские люди считают милость почётной. Но они не осознают, что милость — это позор, поскольку они подобны испугу. Испуг — это когда сознание не в покое.

«Знатность — великое бедствие, подобное телу».

Высокое положение называется знатностью. Это цари и сановники. Люди в миру считают знатность за честь. Но они не знают, что знатность — это великое бедствие, подобное телу. Таким образом описывается знатность. Говорится, что тело — это корень страданий. Знатность — основа бедствий. То есть, это то, чего нельзя избежать.

Далее эти два предложения объясняются более подробно. Что означает «милость и позор подобны испугу»? Милость — это низшее. Здесь говорится о том, что милость — это унизительное дело. Например, человек является фаворитом императора. Император любит его и даёт ему милость. Хотя фавориту дарят женщин, вино, изысканное мясо, но это ещё не милость. Когда это уже всё подарено, тогда падают ниц на колени и начинают их потреблять, и тогда они становятся милостями. А тот, кто не имеет милости, гордо и независимо стоит без раболепства. Сравнив эти два случая, мы приходим к выводу, что милость — это в действительности очень большое унижение. И разве это не низкое? Поэтому и говорится, что милость — это низкое. Пока не получили милость, беспокоимся об её получении. Получив её, беспокоимся, чтобы её не потерять. Так старательно заботимся об обретении и потере, но сознание не имеет ни минуты покоя. И если задуматься, какой же почёт в этом? Поэтому и говорится: «Получив её, пугаемся. Потеряв её, тоже пугаемся». Поэтому-то милость — есть позор.

«Знатность — великое бедствие, подобное телу». Бедствием тела образно описываются бедствия от знатности. Тело — корень всех бедствий. Имея это тело, получаем различные страдания от голода, холода, болезней, смерти, рождения и не можем их избежать. Поэтому и говорится: «У меня постольку есть бедствия, поскольку у меня есть тело». Если не будет тела, то и не будет бедствий. Поэтому и говорится: «Если у меня не будет тела, то какие у меня могут быть тогда бедствия?» Так положение (пост) — это основа бедствий. Обретя положение, правда и кривда начинают браниться, непримиримые враги атакуют сознание, обрушивается разного рода хула. Внутри раним свою жизнь и повреждаем свою природу (сущность), что приводит к гибели тела. Снаружи навлекаем на себя недовольство бандитов и наступают бедствия. Их не избежать. Поэтому говорится, что у меня постольку есть великие бедствия, поскольку у меня есть знатность. Если не будет знатности, то и не будет бедствий. Поэтому и говорится: «Знатность — великое бедствие, подобное телу».

В исторических записях сын императора говорит: «Нет императора без зла. Зло — это бедствие императоров». Здесь говорится о том, что знатность — это бедствие императора. Чжуан-Цзы сказал: «Тысячи золотых монет, материальные богатства, высокие должности сановников. Я только не вижу быков, которых приносят в жертву небу и земле. Их выращивают несколько лет, красиво одевают, чтобы затем ввести в храм для жертвоприношения. И когда это время наступит, если захочешь стать лисой или поросёнком, будет уже поздно». Здесь говорится о бедствии знатности высоких сановников. Лао-Цзы говорит, что если знаешь, что тело — это великое бедствие, которого не избежать, то также узнаешь о том, что знатность — это великое бедствие, которого также не избежать. Однако люди в миру не знают, что знатность — это великое бедствие. И даже наоборот считают его почётным. Они любят своё тело и стремятся к знатности, что приводит к бремени на всю жизнь. И это не есть деяния человека, имеющего Дао. Только имеющий Дао (Путь) вынуждено приходит в Поднебесную. Не для того, чтобы показать себя. Хотя он занимает свой пост, но он думает о Дао и о том, как помочь людям. Не для собственной славы. Такой человек ценит всю Поднебесную, а не только себя. Такому человеку может быть передана Поднебесная в управление. Так, имеющий Дао, находясь на высоком посту, хоть и любит своё тело, но не стремится к высокому положению и выгоде для себя, а осуществляет Дао, защищая живых существ, сохраняя своё тело. Эта любовь к телу есть любовь к телу ради всей Поднебесной. Это не есть любовь только к своему собственному телу. Такому человеку может быть передано право на Поднебесную. Если он станет императором, то он будет управлять недеянием. А если он будет слугой, то у него будут великие подвиги и славное имя. Поэтому Дао ценится в Поднебесной. Поэтому и говорится: «Тому, кто ценит Поднебесную как своё тело, может быть передана Поднебесная. Тому, кто любит Поднебесную как своё тело, может быть вверена Поднебесная».

Глава 14

«Смотришь на Него и не видишь, назовём Его невидимым.

Слушаешь Его, но не слышишь, назовём Его неслышимым.

Хватая Его, не можешь Его схватить, назовём Его не имеющим формы.

Его невозможно постигнуть мыслью, поэтому Оно смешивается и становится единым. Его верх неяркий, а низ не затемнённый.

Оно непрерывно длится, но Его невозможно назвать.

И Оно возвращается к нематериальному.

Оно называется обликом без облика, явлением без явления.

Оно называется туманным, неразличимым.

Когда встречаем Его, не видим Его передней части, когда следуем за ним, не видим Его задней части. Следуя Дао древности, можно управлять тем, что есть сегодня.

Если можешь познать изначальное и древнее, это называется линией традиции управления Дао».

Здесь говорится о том, что сущность Дао пустотна, она превосходит внешние границы звука, цвета, названий и мысли. Святой придерживается Его, чтобы управлять миром. «Не имеющее формы». Поэтому смотришь на него, но не можешь увидеть. «Не имеющее звука». Поэтому слушаешь Его, но не можешь услышать. «Не имеющее формы». Поэтому хватаешь Его, но не можешь схватить. Эти три хоть и имеют названия, но не постижимы умом. Поскольку их сущность Дао слита и неразделима, поэтому становится Единой. Наверху от него Солнце и Луна не могут добавить Ему яркости. Поэтому и говорится, что Оно не яркое. Его низ тёмный, но не может затемнить Его ритуал Ли, поэтому не затемнённый.

«Оно непрерывно длится». Здесь говорится о том, что сущность Дао хоть и непрерывна и нескончаема, но в действительности её невозможно назвать. В конечном счете, Она абсолютно пустотная. Хоть Она и рождает, но не обладает, поэтому возвращается к нематериальному. Она находится в темноте, но существует в абсолютной квинтэссенции. Поэтому называется обликом без облика. Она находится в туманности, но как будто материальна. Поэтому и называется формой, не имеющей формы. Называется туманностью. Об этом как раз говорится в Шурангама сутре: «Бесформенное пусто, тончайшая квинтэссенция мысли». Благодаря этой Сущности созерцаем назад Безначальное. Поэтому когда встречаем Его, не видим его передней части (начала), а позади не видим Его конца, поэтому когда следуем за Ним, не видим Его задней части. Это и есть древнее и изначальное Дао.

В начале этой главы говорится о волшебстве Дао, а в конце о человеке, обретшем Дао. Святой человек постольку является святым, поскольку он придерживается этого волшебного Дао, управляя миром. Поэтому и говорится: «Следуя Дао древности, можно управлять тем, что есть сегодня». Тот, кто может познать это древнее и изначальное Дао, относится к линии традиции Дао. Поэтому говорится: «Тот, кто знает древнее и изначальное, называется линией традиции управления Дао».

     

 

2011 - 2018