Выбрать главу

– Как оно попало к вам? – спросил Мейсон.

– Я заметила в мусорной корзине обрывки бумаги с наклеенными словами, и догадалась, что это то самое письмо. Прошу простить, мистер Мейсон, но любопытство взяло верх. Я просто стараюсь защитить мистера Тейлмана.

– Вы собрали все кусочки и сложили их? – спросил Мейсон.

Она кивнула.

Мейсон взял письмо и прочитал его, держа так, чтобы Делла через его плечо смогла рассмотреть большие печатные буквы. Письмо гласило:

«Приготовьте деньги. Инструкции по телефону. Невыполнение условий опасно».

– А конверт от письма? – спросил Мейсон.

Дженис снова открыла сумочку и достала конверт.

Он был адресован Морли Тейлману, Бернард-билдинг, шестьсот двадцать восемь. Обратный адрес – А.Б.Видал, до востребования. Адрес был напечатан на пишущей машинке.

– Когда вы получили письмо? – спросил Мейсон.

– Сегодня утром. Я нашла его в мусорной корзине около часа назад.

– Теперь расскажите о чемодане, – сказал Мейсон.

– Сегодня утром мистер Тейлман очень нервничал. Он попросил меня сходить в магазин и купить чемодан. Он сказал, что это должен быть самый обычный, ничем не выделяющийся, прочный чемодан.

– И что дальше?

– Я выполнила его поручение… У чемодана есть замок, к нему прилагались два ключа. Я взяла один ключ себе, прежде чем отдать чемодан мистеру Тейлману.

– Зачем?

– Не знаю. Наверно, я подумала… о том, о чем думаю сейчас.

– Ладно. И что произошло потом?

– Он взял чемодан и ушел к себе в кабинет. Чемодан был пуст. Когда мистер Тейлман вышел из кабинета, чемодан был заперт.

– Что он вам сказал?

– Что я должна выполнить очень деликатное поручение. Я должна пойти с чемоданом на вокзал, в автоматические камеры хранения, и поставить его в секцию «FO восемьдесят два», а ключ от секции положить в конверт, адресованный мистеру А.Б.Видалу, и отправить по почте до востребования. Затем я должна вернуться в контору.

– Когда вы получили эту инструкцию? – спросил Мейсон.

– Минут двадцать назад.

– А если названная секция занята? Предположим, что кто-то положил туда вещи и забрал ключ. Что тогда?

– Тогда я должна воспользоваться любой из четырех ближайших секций в том же ряду, слева от секции «FO восемьдесят два».

– Почему вы пришли ко мне? – спросил Мейсон.

– Я хочу открыть чемодан. Если я права, в нем полно денег. Я хочу переписать номера купюр – всех, если успеем. Внизу меня ждет такси.

– Почему вы не открыли чемодан сами?

– Я хотела проконсультироваться с адвокатом и узнать, законно ли это.

– Вы действительно не открывали чемодан?

Она покачала головой.

– Вы не знаете, что в нем?

– Знаю только, что он тяжелый, точно в нем много денег. Я хочу, чтобы вы сказали, будет ли это считаться законным.

– А как мы можем быть уверены в том, что вы не открывали чемодан? – прищурился Мейсон. – Или в том, что, выйдя отсюда, вы не откроете его еще раз и не возьмете часть денег?

– Но, мистер Мейсон… я… Я никогда не сделаю ничего подобного. Я ведь специально пришла к вам, чтобы проконсультироваться, законно ли открыть чемодан, и переписать номера банкнот в случае, если я права. – Ее карие глаза из-под огромных очков смотрели на адвоката с наивной невинностью.

– Мистер Тейлман не уполномочивал вас заглядывать в чемодан?

– Нет. Я уже сказала, какие он дал указания.

– Так почему же вы хотите вмешиваться в его личные дела?

– Потому что его шантажируют и я хочу помочь. Жертва шантажа всегда беспомощна, у нее не хватает решимости обратиться в полицию и…

– Но вы же не знаете наверняка, что это шантаж. Может быть, это какая-то сделка?

– Может быть, и сделка. В таком случае об этом никто не узнает. Я просто пытаюсь помочь человеку, которого люблю и уважаю, и очень надеюсь, что вы поймете меня, мистер Мейсон.

– Сколько денег у вас в кошельке? – спросил Мейсон.

– Около тридцати долларов.

– Дайте мне доллар, – сказал Мейсон.

Она достала и подала ему доллар.

– Выпиши квитанцию, – повернулся адвокат к Делле Стрит. – На имя Дженис Вайнрайт за юридическую консультацию.

Делла прошла к своему столу, выписала квитанцию, вырвала из квитанционной книжки и протянула листок Дженис Вайнрайт.

– Ну, ладно, – сказал Мейсон, – теперь давайте ключ.

Дженис Вайнрайт достала из сумочки ключ. Мейсон с усилием поднял чемодан на стол, повернул ключом в замке и поднял крышку. Чемодан был наполнен перетянутыми резинками пачками двадцатидолларовых банкнот.

– Дай мне диктофон, Делла, – попросил Мейсон, – а сама возьми магнитофон. Постарайся за десять минут прочитать как можно больше номеров. Я буду делать то же самое.

Мейсон сдернул резинку с пачки, взял микрофон и начал диктовать:

– L шестьсот восемьдесят пять девятнадцать девяносто восемь B, L шестьсот пятьдесят восемь десять девяносто восемь B, L семьсот семьдесят пять восемьдесят два тридцать четыре B, G семьсот восемьдесят три сорок два восемьдесят один A; I сто сорок восемь семьдесят семь шестьдесят четыре A…

Делла достала магнитофон и тоже принялась читать номера двадцатидолларовых бумажек. Десять минут они без остановки диктовали цифры.

– Мы не успеем прочитать номера всех купюр, мисс Вайнрайт, – наконец сказал Мейсон. – Мистер Тейлман, наверное, ждет вас обратно.

– Я уже думала об этом, – ответила она. – Вы достаточно сделали, чтобы впоследствии можно было идентифицировать большинство банкнот. Теперь я хотела бы закрыть чемодан и уйти, если вы не возражаете.

Мейсон кивнул, натянул резинку на пачку денег, которую держал в руках, закрыл чемодан и запер его.

– Мисс Вайнрайт, вы сказали, что внизу вас ждет такси?

– Да.

– Ну ладно, – сказал Мейсон. – Все будет хорошо, поезжайте.

Когда Дженис Вайнрайт встала, Мейсон добавил:

– Все-таки я хочу принять кое-какие меры предосторожности. Это в наших общих интересах.

– Какие?

– Делла Стрит поедет с вами на вокзал и проследит, чтобы вы все сделали в точности. Тогда она сможет дать официальные показания, что с того момента, когда чемодан был закрыт у меня в кабинете, у вас не было возможности взять деньги. А чтобы быть до конца уверенным, я оставлю ключ у себя.

Мгновение Дженис колебалась, словно эта идея ей не слишком нравилась, потом ответила послушным тоном:

– Хорошо, мистер Мейсон. Если вы полагаете, что надо поступить именно так, то я последую вашему совету.

– Я уверен, что надо сделать именно так, – сказал Мейсон и кивнул Делле Стрит.

Глава 2

В четверть первого Делла Стрит вернулась в офис.

– Все нормально? – поинтересовался Мейсон.

Она соединила указательный и большой пальцы, показывая, что все прошло отлично.

– Чемодан в камере хранения? – спросил Мейсон.

– И ключ отправлен.

– Чемодан, надеюсь, не открывался?

– Естественно, – ответила она. – Я даже на всякий случай попросила ее показать мне конверт, чтобы я могла доложить вам, что все действительно в порядке. Она предложила мне самой отправить письмо, и я не преминула воспользоваться ее предложением.

– Конверт был запечатан?

– Запечатан, обклеен марками и адресован А.Б.Видалу, до востребования. В чем дело, шеф? Вы ее в чем-то подозреваете?

– Не то чтобы подозреваю, – ответил Мейсон, – просто вся эта история выглядит как-то подозрительно.

– Почему?

– Прежде всего, – сказал Мейсон, – почему таинственный шантажист пошел на такие хитрости? Вырезать все эти слова из газет… Ему, должно быть, пришлось потратить немало времени и просмотреть достаточное количество газет.

– Зато, – возразила Делла Стрит, – теперь его нельзя опознать по почерку или шрифту машинки.

– Конечно, – ответил Мейсон. – Именно поэтому он печатает на конверте адрес Морли Тейлмана. Шрифт машинки не менее индивидуален, чем человеческий почерк. Если шантажист рискнул напечатать адрес на конверте, почему он не напечатал само письмо?