Выбрать главу

При этом подтверждении дерзости внука ярость Самого несколько улеглась. Рука опустилась, брови вернулись на место, а черные глаза пронзили противника острым взглядом:

— Ты этого не сделаешь, мальчик! Ты не сможешь выиграть это дело. Все твое состояние уйдет на адвокатов. Ведь тяжба такого рода может тянуться годами.

— Именно это ты и сказал моей матери тридцать лет назад. Но не рассчитывай, что со мной пройдет тот же номер. — Пол вернул старику полный спокойной уверенности взгляд, какого дед еще у него ни разу не видел. — Я больше не стану с этим мириться, дед. И не надейся оплатить судебные издержки деньгами моего отца, потому что мы намерены потребовать наложить на них арест, чтобы ты не смог ими воспользоваться. Сам смотрел на внука во все глаза:

— Это же появится во всех газетах! Подумай о наших акционерах! У нас ведь еще никогда не было скандалов!

Пол расхохотался:

— Во всяком случае, последние восемьдесят лет.

— Ты погубишь «Норланд компани»!

— Если потребуется, то да, — мрачно объявил Пол.

Внезапно словно произошла перемена власти. Оба собеседника этого не осознали умом, но ощутили интуитивно.

— Я всю жизнь положил на то, чтобы создать корпорацию! — патетическим тоном произнес Арчибалд. — Ты не можешь этого сделать, ма… — Он вдруг осекся — слово «мальчик» не шло с языка. — Пол! — взмолился старик.

— «Прескотт, Прескотт и Лыокк» разработали документ, по которому состояние моего отца переходит ко мне, — безжалостно заявил Пол. — Ты получил копию вместе с письмом?

С минуту Арчибалд де Шателле-Норланд пристально смотрел на внука, но не прочел в его глазах ничего, кроме непреклонной решимости.

— Ты это серьезно, — произнес он, и его рука уже машинально потянулась к ручке. — Как ты можешь так поступать со мной!

Пол лукаво улыбнулся:

— Кровь Норландов, дед. — Он спокойно наблюдал, как Сам одним росчерком пера отказывается от контроля за жизнью внука. — А теперь, — объявил он, забирая документ и, сложив, пряча его в карман, — нам надо обсудить кое-что еще.

Такого сокрушительного поражения ему ни разу не удавалось нанести старику с тех пор, как четырнадцать лет назад он переступил порог дома с ультиматумом насчет школы. И как это он потом умудрился потерять нить, недоуменно подумал Пол. Впрочем, теперь это не имело никакого значения.

— Ты человек двадцатого века, дед, так что, естественно, тебе не понять. Поэтому поверь мне на слово: двигатель внутреннего сгорания — дело прошлого. И в будущее он нас не поведет, — заявил Пол.

Сам в ответ забормотал:

— Но мы составили себе состояние на двигателе внутреннего сгорания. И чертовски приличное состояние!

— Ты прав, — кивнул Пол. — Но его время подходит к концу.

— Хочешь сказать, что, пока мы думали, что ты пытаешься создать какой-то автомобиль, чтобы выиграть «Инди 500», ты работал над этой штукой?

— Это было хорошим прикрытием.

— Черт побери, ты что, не мог мне сказать? Если бы я знал, все было бы по-другому!

Пол усмехнулся:

— Еще ничто не потеряно. Что нам теперь не обходимо, — это новые капиталовложения в широком масштабе. Но «Норланд компани» может себе это позволить. Отныне мы будем работать под маркой «Норланда», а это многое упростит. «Норланд компани» достаточно долго извлекала доходы, загрязняя окружающую среду и выжимая из земли ее ресурсы. Пора внести честный вклад в мировое благосостояние.

— А ты имеешь хоть малейшее представление о том, во что это обойдется? Акционеры никогда не согласятся, — сделал слабую попытку возразить Сам.

— Акционеры сделают то, что ты им скажешь, они всегда так поступали, — безжалостно заявил Пол. — А если нет, то для чего же мы все эти годы держим контрольный пакет акций, как не ради такого случая?

* * *

Как обычно, кухня была полна изысканных ароматов. Мирабел подняла голову и тихонько ахнула:

— Пол! Что-то случилось? В чем дело?

Губы Пола изогнулись в улыбке, но глаза смотрели серьезно:

— Большие перемены. Мне надо с тобой поговорить.

— Подожди, только поставлю это назад в духовку, — отозвалась Мирабел.

Через минуту она сняла через голову передник и последовала за мужем в гостиную. Пол подождал, пока она усядется на диван, сел рядом и повернулся к ней. Потом осторожно взял ее за руку.

— Мирабел, в тот вечер ты сказала, что мне нечего тебе предложить…

Пол услышал, как она судорожно вздохнула, увидел, как ее зубки прикусили нижнюю губу.

— Извини, — послышалось в ответ секунду спустя.

— Но ведь ты была права. Я считал, что женщинам нужны только деньги и больше ничего. И никогда ни одной женщине не предлагал ничего иного. Но ты не такая, как все.

Мирабел улыбнулась, и на глаза ее набежали слезы:

— Правда?

— Ты меня выслушаешь?

— Говорят, что все это время ты работал над экологически чистым двигателем, а вовсе не над машиной для гонок.

— Нам необходимо было прикрытие, чтобы трудиться без помех, — пояснил Пол и принялся рассказывать Мирабел о работе, которая долгое время занимала его целиком.

Она заворожено слушала, широко раскрыв глаза. И Пол внезапно понял, какое качество открыл в ней Себастиан Марч. Мирабел не судила по тому, что знала раньше, не отвергала с ходу то, чего не понимала. Она обладала редчайшим даром — умением быть объективной…

— Пол, но это же замечательно! — воскликнула Мирабел, когда он закончил. — В новостях сегодня только об этом и кричат. А сотрудники всяких научных изданий просто телефон оборвали. Они, конечно, злятся, что не присутствовали при твоем первом заявлении, но я договорилась, что ты дашь им пресс-конференцию. Она запланирована на завтра… Да, кстати, я записала для тебя миллион сообщений!

— Попозже я их просмотрю, — произнес Пол, удерживая Мирабел, уже порывавшуюся вскочить.

Мирабел охотно подчинилась и улыбнулась мужу:

— И что будет дальше?

— «Норланд» передаст технологию консорциуму производителей автомобилей с предложением запустить ее в производство…

— Неужели твой дед на это согласился?

— С сегодняшнего дня мой дед — председатель совета директоров. А я теперь президент и главный исполнительный директор новой компании «Норланд энерджи системз». Разумеется, все это еще предстоит вынести на утверждение акционерам.

Мирабел уставилась на него.

— Вот это да! — наконец выдохнула она. — Все это так неожиданно!

— Кое-что действительно неожиданно, — согласился Пол. — Я продвигался к цели быстрее, чем планировал. Но мне очень хотелось доказать, что я могу предложить тебе нечто большее, чем финансовая обеспеченность.

Мирабел вдруг обнаружила, что ей трудно дышать.

— Правда, Пол? — прошептала она- Но зачем?

Пол одной рукой обнял ее, а другой погладил по щеке.

— Затем, что я люблю тебя, Мирабел. Я хочу, чтобы ты была моей женой. Хочу быть отцом нашему ребенку. Может, ты попробуешь жить со мной в браке по-настоящему?

Мирабел подняла на него глаза. В них сияла вся та любовь, в которой она пыталась себе отказать, любовь, которой ждал Пол и о которой мог лишь мечтать.

— О, Пол, — только и прошептала она, но этого оказалось достаточно. Никакие слова больше были не нужны.

Пол сжал вновь обретенную жену в объятиях и прильнул к ее губам долгим поцелуем. В их телах сразу вспыхнул жар желания, и руки Пола стали более настойчивыми. Откидываясь в его объятиях на диван, Мирабел лукаво предостерегла:

— Рагу подгорит.

— Мирабел, — объявил Пол. — Не в обиду будет сказано твоим кулинарным талантам, но сейчас у меня на уме гораздо более важные вещи, чем еда.

* * *

— Пол…

Она произнесла его имя тихо, почти шепотом, но Пол проснулся в ту же секунду.

— Что, Мирабел?