Читать онлайн "Экспедиция к Южному полюсу. 1910–1912 гг. Прощальные письма." автора Скотт Роберт Фолкон - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Роберт Фолкон Скотт Экспедиция к Южному полюсу. 1910–1912 гг. Прощальные письма

Ушедший в бессмертие

Человек, написавший книгу, которую вы держите в руках, едва ли думал о том, что она будет опубликована, и, конечно, не мог даже предполагать, что по прошествии почти ста лет ее будут читать с неослабевающим интересом. Это не книга в обычном понимании, а деловые дневниковые записи руководителя Британской антарктической экспедиции, которые в силу сложившихся обстоятельств остались не обработанными автором и печатаются в своем первозданном виде. Личные качества автора и трагизм обрисованной им ситуации таковы, что дневник капитана Скотта стал потрясающим свидетельством величия человеческого духа в борьбе с непреодолимыми силами природы.

Прочитав эту книгу, вы познакомитесь только с подробной историей второй, и последней, экспедиции Р. Ф. Скотта в Антарктиду в 1910–1912 гг. О самом авторе, о его первой антарктической экспедиции на страницах дневника по понятным причинам почти никаких сведений не приведено, и этот пробел в некоторой мере призвано восполнить настоящее предисловие. Что же за человек был капитан Скотт?

Роберт Фолкон Скотт родился 6 июня 1868 г. на юге Англии в местечке Девонпорт (юго‑западное предместье Плимута) в потомственной морской семье. Его дед — корабельный казначей Роберт Скотт — вышел в отставку в 1826 г., купил имение Аутлендс и пивоваренный завод. Трое его сыновей служили в Индийской армии, еще один стал корабельным врачом в Королевском военно‑морском флоте, и только пятый сын Джон, отец будущего антарктического исследователя, по слабости здоровья не пошел на военную службу и остался в семье помогать отцу. Ему исполнилось 37 лет, когда родился Фолкон (или Кон, как его называли в семейном кругу), ставший третьим ребенком и первым сыном.

В раннем детстве этот белокурый и голубоглазый мальчик не отличался крепким здоровьем, был ленив и неаккуратен, в играх с приятелями не упускал случая устроить веселую проделку. До восьми лет Кон обучался дома под руководством гувернантки, затем поступил в местную школу, где не проявлял рвения к накоплению знаний, что сильно озабочивало отца. Когда мальчику исполнилось тринадцать лет, его определили в Подготовительное военно‑морское училище им. Форстера, и с этого времени вся дальнейшая жизнь Кона оказалась связанной со службой в Королевском военно‑морском флоте Великобритании.

Училище размещалось на борту старого парусного корабля «Британия», стоявшего в гавани Дартмута. Здесь прошли два года жизни юного моряка, до отказа заполненные занятиями в учебных классах, изнурительными тренировками в постановке и уборке парусов, шлюпочными учениями, палубными работами и еще многими премудростями морского дела. Кон не любил проигрывать, и ему пришлось напрячь все силы, перебарывать в себе мечтательную леность, чтобы не отставать от сверстников. В августе 1883 г. он успешно сдал экзамены, перешел в категорию унтер‑офицеров и был назначен на броненосный корвет «Боадицея». Кон учился нести вахту, командовать шлюпкой, руководить матросами на учениях, но большая часть времени, как и прежде, уходила на изучение морских наук.

Весной 1887 г., когда Р. Скотт служил на «Ровере», одном из четырех кораблей учебной эскадры, произошла его встреча и знакомство с человеком, который определил дальнейшую судьбу будущего покорителя Южного полюса. Этим человеком был Клементе Маркхем — секретарь Королевского географического общества, в прошлом морской офицер, участвовавший в поисках пропавшей в Северо‑Американской Арктике экспедиции Джона Франклина. Теперь Маркхем вынашивал идею Британской экспедиции в Антарктиду. Приглашенный в качестве гостя совершить плавание на флагманском корабле учебной эскадры, он однажды обратил внимание на юного мичмана, который, командуя шлюпкой, очень уверенно выиграл шлюпочные гонки и был по этому случаю приглашен к обеду на флагманское судно к командиру эскадры. В завязавшейся за командирским столом непринужденной дискуссии юный моряк неожиданно для собеседников проявил глубокие знания по вопросам военно‑морского искусства, чем приятно поразил офицеров и присутствовавшего на обеде секретаря географического общества. «Ему было тогда восемнадцать лет, — вспоминал потом Клементс Маркхем, — и на меня произвели большое впечатление его ум, познания и обаяние».

Процедура сдачи экзаменов на звание лейтенанта была в те годы весьма длительной, требовала большого напряжения и растянулась на целый год. Но и эта трудная пора становления морского офицера осталась позади. В августе 1889 г. Р. Скотт был произведен в лейтенанты и начал нелегкую жизнь младшего командира, заполненную учениями, вахтами, выходами в море, стрельбами и редкими днями отдыха. Кроме того, ему приходилось и дальше упорно учиться, чтобы приобрести военно‑морскую специализацию, в качестве которой Кон выбрал минно‑торпедное дело. Много учиться требовалось еще и потому, что на флоте происходила глубокая реорганизация, старые парусные корабли быстро сменялись новыми паровыми и броненосными.

В эти годы на семью Скоттов обрушилось несчастье. Глава семьи неудачно вложил деньги, оставшиеся от продажи пивоваренного завода, который не приносил прибыли, и в 1894 г. разорился. Для Роберта Скотта это означало, что впредь он может рассчитывать только на свое лейтенантское жалованье. Для младшего офицера это было тяжелым испытанием, но Кон твердо принял спартанский образ жизни, отказался от многих удовольствий, в то же время стараясь выглядеть респектабельным молодым джентльменом.

Сэр Клементс Маркхем, ставший в эти годы президентом Королевского географического общества, упорно продолжал убеждать правительство в необходимости снаряжения национальной Британской антарктической экспедиции. Дело упиралось, как всегда, в деньги. По самым скромным подсчетам, требовалось собрать порядка 100 тыс. фунтов стерлингов. Такая сумма и сегодня считается весьма внушительной, а в конце XIX в. она выглядела баснословной. Для сравнения заметим, что среднее годовое жалованье лейтенанта Королевского флота составляло 400 фунтов стерлингов.

Минный офицер с броненосца «Импресс оф Индиа» Р. Ф. Скотт и президент Королевского географического общества сэр Клементс Маркхем возобновили знакомство в испанской бухте Виго, во время захода туда в 1896 г. кораблей эскадры Ла‑Манша. Оказалось, что они хорошо помнят друг друга, хотя с их первой встречи прошло девять лет. В состоявшемся разговоре Р. Скотт блеснул эрудицией в вопросах минно‑торпедного дела, а Клементс Маркхем развивал идею Британской антарктической экспедиции. Каждый был увлечен своим делом. Первого собеседника Антарктида еще не интересовала. Однако, по словам одного из его биографов, «вскоре он стал буквально охотиться за любой информацией, относящейся к таинственному, скованному льдом материку, лежащему далеко на юге».

Между тем несчастья преследовали семью Скоттов. В 1897 г. скончался отец Роберта, а через год заболел тифом и вскоре умер младший брат Арчи. Роберт Скотт остался единственной опорой для матери и сестер. И без того сильно стесненный в средствах, теперь он был вынужден отказывать себе во всем. К этому времени размеренная, рутинная служба на корабле начинала тяготить молодого офицера, который втайне мечтал о том, куда бы с большей пользой приложить свою немалую энергию. А судьба ему готовила новый жизненный поворот.

Летним июньским днем 1899 г. Р. Скотт, приехавший на некоторое время в Лондон, неожиданно встретил на улице К. Маркхема, который сообщил ему, что снаряжение экспедиции в Антарктиду должно вот‑вот начаться. Спустя два дня, заручившись поддержкой К. Маркхема, Р. Скотт подал рапорт о своем желании возглавить Британскую антарктическую экспедицию. Организация экспедиции продвигалась медленно. Особенно строго обсуждался вопрос о ее начальнике. Только через год, после долгих прений, кандидатура Р. Скотта, который к этому времени стал капитаном 2 ранга, была окончательно утверждена. В августе 1900 г. он был освобожден от обязанностей старшего помощника командира линейного корабля «Маджестик» и приступил к работе в новой должности.

К тому времени опыта деятельности подобного рода практически не существовало. Первый человек ступил на землю Антарктиды всего лишь пять лет назад. Это был молодой австралийский натуралист норвежского происхождения Карстен Борхгревинк. Он же организовал и успешно провел первую зимовку в Антарктиде на мысе Адэр в 1899–1900 гг. Годом раньше, в 1898–1899 гг. в антарктических водах совершила вынужденную зимовку на затертом во льдах корабле бельгийская экспедиция Адриена де Жерлаша. Добытые этими экспедициями сведения о природе Антарктиды — все, чем располагало человечество к началу XX в. Скотт внимательно проработал все материалы, которые были опубликованы об Антарктиде, но их оказалось до обидного мало. Перед начальником новой экспедиции стояла трудная задача. Почти все приходилось решать и делать впервые: в каком месте устроить базовый лагерь, где зимовать — на берегу или на корабле, что избрать в качестве средств передвижения по снегам и льдам, чем кормить собак, каковы должны быть рацион зимовщиков, одежда, обувь, лыжи, сани, палатки, примусы, какое и сколько брать горючего — сотни вопросов, на которые никто не мог дать исчерпывающего ответа.

     

 

2011 - 2018