Выбрать главу

Когда настало утро, собрался большой совет из книжников и старейшин народных; и искали первосвященник с фарисеями ложных свидетельств против Иуды, полагая, что то Иисус стоял перед ними; и не нашли они, что искали. Почему говорю я, что верил первосвященник, что Иуда есть Иисус? Иные из учеников и пишущий сие поверили в то, что взят был Иуда; иные же поверили, что взят был Иисус, среди них и Мария, мать Иисуса, с роднёю и друзьями своими, и бесконечно было горе их.

Пишущий сие пребывал в сомнениях и позабыл все, что говорил Иисус: как забран будет из мира сего, и как иной пострадает вместо него, и не умрет он до конца мира — и отправился вместе с матерью Иисуса и Иоанном к кресту. Повелел первосвященник привести к нему Иуду связанным и вопрошал его об учениках его и учении его. Иуда же, устрашившись, ничего не отвечал ему. И тогда заклинал его первосвященник именем живого Бога Израиля, чтобы сказал он правду.

Отвечал Иуда: «Сказал я, что я — Иуда Искариот, обещавший предать в руки ваши Иисуса Назарянина; но вы же, не ведаю почему, обезумели, ибо принимаете меня за Иисуса». Сказал ему первосвященник: «О нечестивый искуситель, обманул ты весь Израиль, от Галилеи до самого Иерусалима, учением своим и ложными чудесами: ныне же хочешь бежать от заслуженного наказания, притворяясь безумным! Как жив Господь, не избежишь ты его!» И, сказав сие, приказал он слугам своим бить его, дабы вернулся к нему рассудок. Невероятно было осмеяние, коему подвергнут был Иуда руками слуг первосвященника, ибо придумывали они новые удары, чтобы доставить удовольствие совету. Наряжали они его, как шута, и били его руками и ногами так, что даже ханаанит сострадал бы ему, узрев муки его. Но первосвященник с фарисеями и старейшинами народными столь ненавидели Иисуса, что, уверовав, будто Иуда был Иисусом, наслаждались, видя страдания его.

После же отвели его, связанного, к прокуратору, который втайне сочувствовал Иисусу. Думая, что Иуда есть Иисус, привел его в покои свои и говорил с ним, вопрошая, почему предали его первосвященник и народ в руки его. Отвечал Иуда: «Если скажу правду, не поверишь ты мне; ибо обманываешься ты, как обманываются первосвященники и фарисеи».

Вопрошал прокуратор (ибо полагал он, что желает он говорить согласно Закону): «Разве не знаешь ты, что я не иудей? Первосвященники и старейшины народные предали тебя в руки мои; и потому скажи мне правду, ибо могу я совершить справедливость, ведь во власти моей освободить тебя или предать смерти». И отвечал ему Иуда со словами: «Господин, верь мне: если предашь меня смерти, совершишь несправедливость великую, ибо предашь смерти невинного; потому как я Иуда Искариот, а не Иисус, колдун, что превратил меня в себя».

Услышав сие, подивился прокуратор и хотел освободить его. Вышел он и говорил: «Не заслужил смерти человек сей, но лишь сострадание. Говорит он, что он не Иисус, но некий Иуда, приведший солдат схватить Иисуса, и что Иисус из Галилеи волшебством изменил его. Если истина сие, великою ошибкой было бы убить его, ибо невинен он. Но если Иисус он и отрицает сие, воистину, потерял он рассудок, и беззаконием было бы предать смерти безумца».

И закричали первосвященники и старейшины народные: «Се Иисус из Назарета, ибо знаем мы его; если бы не был он преступником, не предали бы его в руки твои. Не безумец он, но злодей, ибо хитростью своею желает вырваться из рук наших, и если избежит он наказания, станет призывать к мятежу, что будет ужасней предыдущего». Пилат же, не желая принимать решения, говорил: «Из Галилеи он, Ирод же царь в Галилее, посему не пристало мне судить его, отведите его к Ироду».

И привели его к Ироду, который давно хотел видеть Иисуса в доме своем. Но Иисус не желал никогда входить в дом его, ибо Ирод почитал ложных богов, живя подобно нечестивому язычнику. И когда привели туда

Иуду, о многом вопрошал его Ирод, но не отвечал ему Иуда, отрицая, что он Иисус. И смеялся над ним Ирод с приближенными своими и приказал облачить его в белые одежды, как шута; и отослал он его к Пилату, говоря: «Будь же справедлив к народу Израиля!» И написал сие Ирод, ибо первосвященники и книжники дали ему много денег. Узнав об этом от слуги Ирода, Пилат тоже пожелал получить денег и притворился, будто хочет отпустить Иуду.