Выбрать главу

«Царство Польское» имело свою конституцию, свой парламент-сейм, свое войско, свою монетную единицу (злотый), таможенные границы с Россией.

Только впоследствии, после двух польских восстаний (1830 и 1863 гг.) вся территория «Царства Польского» стала называться «Привисленским Краем».

ПЕРВЫЕ ЕВРЕИ В РОССИИ

После многих столетий категорического воспрещения пребывания евреев в России, подтвержденного в последний раз в царствование императрицы Елизаветы, в 1764 году, в царствование императрицы Екатерины II, легально прибыли в Россию первые евреи – иммигранты на постоянное жительство.

Екатерина II вскоре после восшествия на престол решила вызвать в Россию колонистов, в особенности для южных губерний, с целью оживления торговли, промышленности и земледелия. Для этого именным указом от 22 июня 1763 года была создана «Канцелярия Опекунства Иностранных», во главе которой императрица поставила наиболее близкого ей человека Григория Орлова.

И вот, наперекор всем существовавшим в ее время предрассудкам, она решила включить в число этих «иностранных» также евреев. Однако открыто это высказать она опасалась, зная культурную отсталость той среды, которая ее окружала. Вследствие этого она только гораздо позже, в ноябре 1769 года, в указе киевскому генерал-губернатору Воейкову официально разрешила евреям поселиться во вновь созданной Новороссийской губернии.

До этого же намерение императрицы пустить евреев в Россию выразилось так сказать, в заговоре ее с приближенными лицами, отразившимся в переписке с рижским генерал-губернатором Брауном, в коей всему этому делу был придан конспиративный характер. В письме, доставленном Брауну секунд-майором Ртищевым, значилось: «когда от Канцелярии Опекунства будут рекомендованы некоторые иностранные купцы Новороссийской губернии, то им разрешить проживание в Риге для производства торговли на таких же основаниях, как это дозволено законом купцам других русских губерний в Риге. Ежели, далее, эти купцы отправят для поселения в Новороссию своих приказчиков, уполномоченных и рабочих, то выдавать им для безопасного пути, независимо от их вероисповедания, надлежащие паспорта и давать им провожатых. Ежели, наконец, из Митавы прибудут три или четыре человека, которые пожелают отправиться в Петербург из-за требований к казне, то выдавать им паспорта, без указания их национальности и не наводя справок об их вероисповедании, а обозначать в паспортах только их имена. Для удостоверения. своей личности эти люди предъявят письмо, находящегося в Петербурге, купца Левина Вульфа».

Таким-то таинственным образом было начато водворение евреев в Россию. Как видно, самодержавие Екатерины II не освобождало ее от необходимости очень и очень считаться с мнением и вкусами окружающих ее лиц и даже широких масс русского народа, для которого все «жиды» оставались «врагами Христовыми». Поэтому-то в письме тщательно избегается слово «еврей». Однако Браун, очевидно, понял желание Екатерины или же ему объяснил его на словах Ртищев, Последний был немедленно командирован в Митаву к русскому посланнику при герцогском дворе фон Смолину с секретным поручением, и 7 мая 1764 года он вернулся от Смолина с семью евреями. Евреи, которые водворялись в Новороссии были митавские купцы – Давид Леви, Моисей Арон, Израиль Лазарь и рабочий Яков Маркус, к которым заботливая Екатерины не преминула присоединить раввина Израиля Хаима и его помощника Натана Аврама из Бирзена, и даже «моэля» Лазаря Израиля, очевидно в видах устроения религиозных потребностей будущей еврейской общины.

9 мая эти евреи в сопровождении Ртищева были отправлены в Петербург, причем генерал-губернатор в сопроводительном докладе заявил, что он «не ручается за то, чтобы в этом деле удалось сохранить тайну, так как евреи прибыли в Ригу открыто и их отъезд, насколько он знает эту нацию, тоже едва ли будет сохранен в тайне».

Если вспомнить при этом, что в то время, и еще много позже, до сороковых годов 19-го столетия, рижско-немецкое бюргерство, имевшее европейский облик, вело борьбу за недопущение поселения евреев в Риге и за разрешение приезжающим на время евреям проживать только в одном заезжем дворе, в Московском форштате, то можно оценить, насколько Екатерина II по широте взглядов и гуманности опередила свое время.

И евреи того времени это поняли и оценили. В 1780 году, когда Екатерина посетила Шклов, они ее приветствовали специально написанной одой на еврейском языке, с переводом на языки русский и немецкий. Заключительная строфа этой оды гласит: «Ты дозволила нам проживать в твоей стране в мире и безопасности, под сенью твоего благоволения и под охраной твоего скипетра, в согласии с природными жителями. Как и они, мы восхищаемся твоим величием, как и они, мы счастливы тем, что мы твои подданные».

Такою же одою встретили Екатерину и Могилевские евреи и Полоцкие. Последние в ее честь устроили на Двине блестящую иллюминацию.

Теперь это событие забыто, а, между тем, оно заслуживает особого внимания, особенно в наше время, когда, в результате длительной и целеустремленной пропаганды, во всем мире существует мнение, что евреи в России всегда и во все времена были преследуемы, лишены элементарных гражданских прав и подвергались гонениям.

Забыты и указ Екатерины II 1791 года, уравнивающий евреев в правах с купцами, ремесленниками и мещанами тех городов и местечек, в которых они проживали в момент, когда эти города и местечки, бывшие раньше польскими или литовскими, стали городами и местечками России.

Забыт и указ императора Александра 1, который в 1804 году открыл свободный доступ евреям к образованию, гласящий: «все евреи могут быть принимаемы и обучаемы, без различия от других детей, во всех российских училищах, гимназиях и университетах».

Забыты и стипендии еврейским мальчикам, обучавшимся в светских училищах, в то время, как не-еврейские мальчики таковых стипендий не имели.

Зато обо всех ограничениях не забывается и постоянно напоминается, чем создается картина России, как страны еврейского бесправия и страданий.

Обо всем этом будет более подробно сказано в дальнейшем. Как о мероприятиях Правительства России, уравнивающих евреев с остальным населением, так и о ряде ограничении, равно, как и о причинах, эти ограничения в свое время вызывавших.

ДАЛЬНЕЙШИЙ РОСТ ЧИСЛА ЕВРЕЕВ В РОССИИ

Содействуя и способствуя поселению евреев в России, Екатерина II вряд ли предполагала, что вскоре исторические события сами приведут в подданство Российских императоров не отдельные маленькие группки евреев, как это было в 60-х годах 18 столетия, а сотни тысяч.

Как уже упомянуто выше, в результате территориальных изменений конца 18 и самого начала 19 столетий, Россия получила не только русские земли бывшей Киевской Руси, много веков находившиеся под властью Польши, с коренным русским (малорусским-украинским и белорусским) населением, но и прочно обосновавшихся на этих землях за время польского владычества евреев.

Так появились в России, до того времени, как правило, не допускавшей на свою территорию евреев, больше миллиона подданных – евреев.

Общее число евреев – русских подданных в 1815 году (по завершении всех территориальных изменений) доходило до 1200000. Все они жили до 1772 года (до первого «раздела» Польши) вне пределов государства российского, будучи отлично организованы, как некое государство в государстве, имели свое очень широкое самоуправление, подчиняясь не законам общегосударственным, а своим собственным – еврейским.

Ровно через сто лет, в 1915 году, в России насчитывалось 5.500.000 евреев. Кроме того, начиная с 80-х годов 19 столетия из России эмигрировало в Америку свыше 1.500.000 евреев. Всего 7.000.000, не учитывая нормального прироста полутора миллиона эмигрировавших.

Значит, что за сто лет число русских евреев возросло в 6 раз. За этот же период общее число народонаселения всей России возросло всего в 4 раза. В 1815 году было 45.000.000; в 1915 г. – 180.000.000.