Выбрать главу

— Здравия желаем вашему превосходительству! — Перед Макаровым вытянулись как командир башни мичман Окунев, так и все матросы, входившие в состав боевого расчета.

— Здравствуйте, мичман! Здравствуйте, братцы! Ну что, готовы японцам морду набить?

— Так точно, ваше превосходительство! — Матросы дружно и не сговариваясь выдохнули ответ практически хором.

— Поскорее бы только, ваше превосходительство! — продолжил уже сольно дюжий комендор.

— Дьяченко! — прикрикнул на него командир башни.

— Оставьте, мичман, — улыбнулся сквозь бороду адмирал. — Вам же и самому в бой не терпится. Покажите-ка мне лучше ваши пушки.

Степан изначально ставил себе совершенно конкретную цель при посещении башни, поэтому и прихватил с собой флагарта.

— На скольких болтах держится контршток?

— На шести, ваше превосходительство.

— Андрей Константинович, какой запас прочности по сравнению с давлением внутри компрессора это дает?

— Прошу простить, ваше превосходительство, — ошарашенно посмотрел на адмирала Мякишев, — я не выяснял. Думаю, что около двадцати процентов запаса прочности мы имеем.

— «Около» меня не устраивает. А если один из болтов отдастся?

— Ну… — замялся артиллерист.

— Контршток может вырвать, не так ли?

— Маловероятно, ваше превосходительство.

— А мы обязаны учесть и самую малую вероятность. Могу, кстати, описать последствия: контршток вырвало, жидкость из компрессора вытекла, орудие, уже ничем не сдерживаемое при откате, ударило в связное кольцо, лопнула параллель рамы… Ну и еще россыпь всевозможных больших и малых неприятностей. В результате пушка не просто вышла из строя в бою, но и вообще невосстановима в условиях Артура, не так ли?

— Вы сгущаете краски, ваше превосходительство.

Степан знал, что ничего он не сгущает — именно по такому сценарию и вышла из строя двенадцатидюймовка «Севастополя» в реальной истории.

— Может, и так. Но подстраховаться необходимо. Распорядитесь, чтобы артиллерийские офицеры на всех судах, во-первых, проверили затяжку всех болтов, а во-вторых, озаботились более надежным креплением. Думаю, стоит увеличить их количество до двенадцати.

— Ваше превосходительство! — В башню зашел еще один флаг-офицер, лейтенант Азарьев. — Сообщение с «Новика».

— Читайте!

— Вижу три броненосца, за ними еще большие корабли. Меня преследуют четыре бронепалубных крейсера противника. Возвращаюсь к эскадре.

— Ясно. Идемте на мостик, господа.

Значит, Того все-таки не ушел к месту базирования на севере Кореи. Значит, планирует еще что-то возле Артура в ближайшее время. Что? Очередную попытку закупорить выход брандерами? Еще раз обстрелять город и порт? Прикрывает высадку десанта?

Последнее с негодованием можно было отмести — даже после гибели «Петропавловска» и выхода из строя «Победы» японцы далеко не сразу посмели высаживаться в Бицзыво.

По этой же причине маловероятно, что противник станет столь опрометчиво пережигать уголь и расходовать ресурс механизмов, чтобы лишний раз пострелять по Артуру…

Почти наверняка идут брандеры…

— Что «Новик»? — немедленно по прибытии на мостик обратился адмирал к командиру броненосца.

— Идет к нам, ваше превосходительство, неприятель у него в сорока кабельтовых за кормой. Удерживает это расстояние.

— Сколько от него до нас?

— Трудно сказать. Миль пятнадцать-двадцать.

— Поднять сигнал: «Баяну» и «Аскольду» идти на помощь». «Диане»: «Оставаться при эскадре». Эскадре: «Приготовиться взять курс на Артур в строе фронта», — чеканил распоряжения командующий флотом, вглядываясь в горизонт.

Рейценштейн, командующий крейсерским отрядом, отреагировал практически немедленно: названные командующим корабли, густо задымив, стали быстро набирать ход и устремились на помощь «Новику».

— Сколько до Артура, Александр Александрович? — обратился Макаров к своему флагманскому штурману.

— Около сорока пяти миль, — немедленно отозвался подполковник Коробицын.

— То есть практически ничем не рискуем — четыре часа хода. А пока Того, или кто там у него командует отрядом, достанет нас до дистанции действительного огня… Нет, вообще ничем не рискуем. А вот он — серьезно, если, конечно, осмелится нас решительно преследовать.

Через некоторое время от горизонта донеслись звуки канонады — большие крейсера порт-артурской эскадры открыли огонь по японцам. Те, разумеется, ответили.

— Ваше превосходительство, Рейценштейн передал, что преследуют «собачки».