Читать онлайн "Гончарову наносят удар" автора Петров Михаил - RuLit - Страница 21

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Через пять минут, одетый и полный решимости, я звонил в двери шутовской квартиры.

- Тебе чего? - заспанно щурясь, спросил Юрка.

- Хочу тебе работку подкинуть.

- Что надо делать?

- Проехать со мной в Веселую балку и там скрутить одного или двух парнишек. Если дело обойдется без эксцессов, то за пару часов ты заработаешь двести рублей, если возникнет заварушка, то до тысячи, это уже от категории сложности.

- Тебе Ухова мало? Решил и меня в больничку определить? Покорно благодарю, обойдемся. Уж лучше я на одну зарплату буду жить, чем с тобой якшаться.

- Говнюк ты, Юрка, глаза б мои тебя не видели! Тебе не в органах работать, а инженером по технике безопасности. Иди под теплую грудь. Запомни, я в Веселой балке, на даче в шестом квадрате, дом под синей крышей за номером Ж-27. Если к утру не вернусь, доложишь своему начальнику. А теперь сгинь!

В багажнике максовской "шестерки" я нашел газовый пистолет, фонарик, дубинку и прочую нужную для таких прогулок утварь. Переодевшись в его камуфляжный костюм, я в одиннадцать часов выехал со стоянки. До дачного массива было километров тридцать, расстояние достаточное, чтобы понять всю абсурдность моей авантюры. Во-первых, возможно, Антонина сообщила мне только то, что хотела сообщить, и ни грамма больше. Есть вероятность, что, приехав, я застану там ничего не понимающую Алису, которая встретит меня в полном недоумении. Возможен и другой вариант: к моему приезду уже тщательно подготовились, и теперь меня в радостном нетерпении поджидает пара молодчиков с дубовыми булавами, мечтая погрузить их в мой затылок. А может, еще какую-нибудь пакость приготовили к моему приезду? Но откуда им знать о моем предстоящем визите? Не станет же это делать обиженная Каретниковым Антонина. И все же, Гончаров, трижды правы твои знакомые, когда утверждают, что ты вечно ищешь приключений на собственный зад. Ладно, французы в таких случаях говорят "Quivivra verra", что в переводе с китайского обозначает: "Поживем - увидим". Лишь бы опять в навозную кучу не вляпаться!..

Машину я оставил, не доезжая до дачного массива метров сто, и, еще раз проверив содержимое карманов, поплелся навстречу очередной своей глупости. Шестой квадрат я отыскал довольно легко, благо на фонарном столбе висела соответствующая табличка. А вот дальше дело пошло гораздо хуже. Уже стемнело, и я вынужден был подходить к каждой даче почти вплотную, чтобы разобрать номер. Фонариком, по понятным причинам, я пока не пользовался. Наконец после двадцатиминутных поисков очутился перед нужным мне домиком.

Не прибегая к услугам калитки, как к наиболее опасному участку, я с тыла, через соседние угодья перелез на участок. Перелез и затих, напряженно слушая тишину, каждую секунду готовый пустить в ход дубинку или же самому получить по башке. Окна домика были темны, и оттуда не слышалось даже мышиного писка. Похоже, Антонина Михайловна - большая шутница и выдумщица. Или это коварная месть за пренебрежительное отношение к ее худосочным прелестям?

Как бы то ни было, обследовать дачу нужно основательно, чтобы потом не корить себя за некачественно выполненную работу. Уже осмелев, с меньшими осторожностями, я прокрался к окну и прислушался. Результат оказался прежним. Полное безмолвие - снаружи и внутри. Держа наготове пистолет, потрогал раму. Она оказалась не заперта. Толкнув окно, отскочил в сторону. Эффект нулевой. Я искал черную кошку там, где ее не было! Перегнувшись через подоконник, я посветил в домик. Он был пуст, как моя голова, и так же скудно меблирован. Стол, стул, кухонный шкафчик - вот и вся его обстановка, да еще старый диван, на котором я не сразу разглядел дорогой и роскошный "дипломат". Вот уж этот предмет никак не вязался с остальным убранством домика и смотрелся здесь, прямо скажу, как на корове седло. Кажется, это уже что-то...

Не раздумывая долго, я вырубил фонарь и махнул через подоконник. Впотьмах дойдя до дивана и примостившись на нем, нащупал вожделенный "дипломат". Он оказался не запертым. Замочки свободно топорщились, дразня и приглашая открыть крышку. Но остатки мозгов мне вовремя просигналили, что такой необдуманный шаг может пагубно отразиться на моем здоровье. Как я понял, господин Каретников весьма уважает подрывную деятельность, наверняка и сейчас он предложил мне очередной взрывной вариант. И вообще, неблагоразумно сидеть на месте. Не слыша ожидаемого взрыва, сюда в любой момент может заявиться сам Капрал, чтобы выяснить причину моей нерасторопности, вот тогда мне будет совсем неуютно. Лишних дырок в голове мне бы не хотелось. Моей же газовой пукалкой можно только гонять ворон на кладбище.

Немного отодвинув диван, я залез в образовавшуюся щель и затаился, коварно поджидая мерзавца. Одно только меня беспокоило: а что, если он, не удосужившись осветить комнату, прямо в темноте начнет палить в направлении дивана? Помимо того, что меня может зацепить дурная пуля, еще не известно, как на выстрелы отреагирует бомба. Кто знает, какой взрывчаткой она нашпигована! А если она сдетонирует? Кто отслужит панихиду по моей ангельской и непорочной душе? Но теперь менять место дислокации уже поздно, наверняка за моими перемещениями наблюдали со стороны. Любой мой шаг контролируется.

Да, ничего не скажешь! Умен ты, брат Константин! Сам себя положил под бомбу! Кто же спровоцировал мое появление здесь? Конечно же Антонина, двух мнений быть не может! Именно она шепнула мне этот дьявольский адрес, и я, как осел, сюда поперся. О моей поездке, кроме Юрки, не знает никто. Нет, Гончаров, недооценил ты ее иезуитства! Изобретательна и хитра тощая бухгалтерша. Да, но при чем здесь смазливая Алиса? Ведь это ее дача! Неужели вся их бухгалтерия - одна банда головорезов? В веселенькую, однако, компанию ты попал! Но Антонина-то какова мерзавка, а? Все разыграла как по нотам. Все предусмотрела. А вдруг я заблуждаюсь и понапрасну подозреваю невинного человека, пожелавшего мне помочь? И то верно - какой ей резон так поступать, когда она спит и видит кресло главбуха? Но тогда кто же сообщил о моем скором визите? А возможно, никто и не сообщал, и бомба приготовлена совершенно другому лицу. Если она вообще приготовлена... У страха глаза велики, особенно когда за день до этого тебе подкладывают взрывпакет.

Что-то никто не торопится меня умертвлять. Ожидание становилось утомительным, совершенно онемела левая нога. Если моя засада продлится еще десять минут, меня можно брать голыми руками - никакого сопротивления я уже оказать не смогу. А собираются ли меня брать вообще? Может быть, никому до меня нет дела и я просто так, по своей инициативе, отдыхаю под чужим диваном? Вообще-то лучше осуществить это дома, в более комфортабельных условиях. Совершенно дурацкое положение! Черт, глаза непроизвольно начали закрываться! Для полного счастья не хватало только уснуть!

И, как это всегда бывает, неожиданно в моей голове что-то замкнуло, и в мозгу четко всплыли последние слова Антонины: "У нее отличные соленья!"

Боже мой! Воистину, как говорят французы, опьянение проходит, а глупость - никогда! Совершенно зря я подозревал Антонину в подлости! Она мне русским языком подсказала, где я смогу найти нечто, меня интересующее. А где как не в погребе могут находиться соленья?

С некоторой опаской я вылез из-под дивана и проторенным уже путем, через окно, отправился на поиски интересующего меня объекта. Он находился под низенькой покатой крышкой в дальнем углу участка. Внимательно осмотревшись по сторонам, я включил фонарик и осмотрел крышку. Толстая деревянная дверца крепилась петлями и просто откидывалась в сторону. Под ней, наподобие пробки от жбана, находилась вторая крышка. Плотно притертая, она входила в горловину погреба. Выдернув ее, я осветил глубокое дно хранилища и застыл. Пристально и молча, прямо на меня смотрел Славик, совершенно не реагируя на яркий свет моего фонаря, на его лбу чернела запекшаяся кровь. Закачавшись, земля выпрыгнула из-под моих ног, и я головой вперед полетел в погреб, прямо в объятия мертвого сосуна, не успевшего стать матерым шакалом. Что ж, последнее, что сделал Славик на этом свете, оказалось благом для меня - упав на мертвое, но мягкое тело, я не свернул себе шею. Фонарик разбился вдребезги, и я, попав на дно, пребывал в полнейшей темноте и неведении. Сверху с глухим стуком надо мной захлопнулась внешняя крышка.

     

 

2011 - 2018