Выбрать главу

Об этом можно прочесть в любом школьном учебнике истории, но жуликоватым пиарщикам реальность без надобности. В том числе и делающему гешефт на обличении растленного Запада господину Шевченко, бесстыдно коверкающему под свой агитпроп и прошлое, и настоящее. На портале «Актуальные комментарии» он 24 января 2011 года заявил, что бомбу в аэропорту Домодедово взорвали неонацисты, чтобы запугать прибывших в Россию «гостей из бывшей советской Средней Азии». Потом в интернет-газете «Взгляд» от 10 июня 2011 года сообщил, что бывшего командира 160-го гвардейского танкового полка Юрия Буданова убили русские националисты «с целью разжечь в России гражданскую войну». Вскоре выяснилось, что Буданова убил чеченец Юсуп Темерханов, а бомбу в аэропорту взорвал ингуш Магомед Евлоев, но Шевченко, даже не подумав извиниться, продолжает врать дальше.

Пушкин и Лермонтов не русские по крови

Есть Пушкин, или Лермонтов, или Достоевский. С точки зрения т.н. «крови» — они не русские. Но трудно придумать русских более, нежели они. Со времен Петра I, убившего своего сына от русской Лопухиной, в царской династии русской «крови» практически не было. В отличие от немецкой. При всем при этом наши монархи были русскими людьми. И Николай II был русский царь и русский человек. И жена его, датская принцесса Алиса, стала русской великомученицей Александрой.

(Из интервью сайту «Свободная пресса», 4 августа 2013 года)

Называющий себя православным (но 16 декабря 2011 года на похоронах учредителя еженедельника «Черновик» Хаджимурада Камалова публично произнесший фрагмент из мусульманской молитвы, воскликнув «Аллаху акбар!»), Шевченко лжет, как обычно. Петр I был не последний русский царь с русской кровью. Императрица Анна Иоанновна (1730—1740), дочь старшего брата и соправителя Петра I Ивана V Алексеевича и Прасковьи Федоровны Салтыковой, была чистокровной русской. Наполовину русским был рано умерший император Петр II (1727—1730), сын царевича Алексея Петровича и принцессы Шарлотты Брауншвейгской. Наполовину русской была и царствовавшая в России в 1741—1761 гг. Елизавета, которая приходилась Петру Алексеевичу родной дочерью. (Ее мать, императрица Екатерина I (Марта Скавронская), по одной версии, происходила из семьи онемеченных латышей, а по другой — эстонцев.) Даже в следующем монархе, сыне сестры Елизаветы — Анны и герцога Карла Фридриха Гольштейн-Готторпского, непутевом Петре III наряду с германской, прибалтийской и шведской текло 25% русской крови.

В дальнейшем по причине браков с германскими принцессами немецкая кровь в русских императорах преобладала абсолютно, но Шевченко и тут ухитряется напутать. Будущий император Николай II хотя и женился по горячей любви, но на дочери правителя Гессена великого герцога Людовика IV Алисе-Виктории, к своему и нашему несчастью, ставшей последней русской императрицей Александрой Федоровной. Датской же принцессой (но тоже этнической немкой) Дагмарой была ее свекровь, мать Николая II и дочь короля Дании Кристиана IX — императрица Мария Федоровна.

Типа, «православный» и бывший редактор приложения к «Независимой газете» «НГ-Религии» Шевченко ухитрился переврать и лик святости супруги Николая II. Александра Федоровна вместе с мужем и детьми 20 августа 2000 года канонизирована Русской православной церковью не как великомученица (убитая за веру, перенесшая особо тяжкие и продолжительные мучения), а как страстотерпица (принявшая мученическую кончину не за веру и проявившая при том беззлобие и непротивление врагам). До этого Русская православная церковь за рубежом канонизировала царскую семью как мучеников (принявших насильственную смерть за веру, но без тяжких и продолжительных мучений). Если святую великомученицу Варвару перед казнью пороли кнутами из бычьих жил, жгли огнем и рвали железными крючьями, то Александру Федоровну просто расстреляли, отсюда и разница.