Читать онлайн "Конституционно-политическое многообразие" автора Старостенко Константин Викторович - RuLit - Страница 10

 
...
 
     


6 7 8 9 10 11 12 13 14 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Никакое общество не может нормально существовать, если каждому его члену предоставляется беспрепятственно творить произвол. По мнению Вл. Соловьева, «требование личной свободы, чтобы оно могло осуществиться, уже предполагает стеснение этой свободы в той мере, в какой она в данном состоянии человечества несовместима с существованием общества или общим благом. Эти два интереса, противоположные для отвлеченной мысли, но одинаково обязательные нравственно, в действительности сходятся между собой. Из их встречи рождается право».[66] Очевидно, власть вовсе не является непременно результатом только насилия, подавления одной личности другой. Замечено, например, что в сложной натуре человека есть идеальное, которое вполне может быть основанием для несомненного поиска над ним власти, способной его подчинить. Это своего рода потребность, соединяющая людей в общество.

Таким образом, власть – неизбежное следствие самой социальной природы человека. Однако как только проявление власти приобретает общественный характер, главной ее целью становится создание и поддержание порядка, важнейшим средством чего она и выступает. Поэтому людям вовсе не нужно создавать власть. Им достаточно ее принять и подчиниться ей, тем самым уже устанавливается известный порядок. Поиск порядка, как правило, сопровождается поиском власти. Заметим: власть требует подчинения, но люди, подчиняясь ей, не должны жертвовать своей свободой.

Резюмируя вышесказанное, отметим: во-первых, власть в общем смысле – есть способность и возможность индивида, группы лиц оказывать определенное воздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-либо средств – воли, авторитета, права, насилия. Во-вторых, власть – это один из важнейших видов социального взаимодействия, специфическое отношение, по крайней мере, между двумя субъектами, один из которых подчиняется распоряжениям другого, в результате этого подчинения властвующий субъект реализует свою волю и интересы.

Необходимыми структурными элементами властных отношений являются субъект власти, объект власти, властное воздействие, включающее средства (ресурсы) власти и механизм управления.

Субъект власти – носитель практической деятельности, источник активности, направленной на объект. Быть субъектом власти – значит сознательно и активно формировать действительность, видоизменять ее в соответствии с собственными интересами и потребностями. Объект власти – это исполнитель предписаний субъекта власти. Власть невозможна без подчинения объекта. Готовность объекта к подчинению зависит от ряда факторов: совпадения предписаний субъекта власти с позициями объекта властвования; характера предъявляемых к нему требований; личных качеств объекта властвования; ситуации и средств воздействия; восприятия руководителя исполнителями; наличия или отсутствия у него авторитета.

Власть отождествляют с ее средствами – управлением, руководством и регулированием, с ее методами – принуждением, убеждением, насилием. Действительно, сама власть выступает в виде управления, управление – в виде власти. Но управление не есть функционирование власти. Управление, как подчеркивает Б. И. Краснов, шире, чем власть. Власть – элемент управления, источник силы управления. Процесс управления представляет собой процесс реализации властной воли для достижения цели властителя. Управление же является средством, при помощи которого целенаправленное воздействие власти из возможности превращается в действительность.[67]

Одно из наиболее распространенных представлений о власти – понимание ее как принуждения. Как считает М. Байтин, власть безотносительно форм своего внешнего проявления, в сущности, всегда принудительна, ибо так или иначе направлена на подчинение воли членов коллектива господствующей или руководящей в нем единой воле.[68] Отрицать то, что власть проявляется в процессе подчинения, принуждения воли какого-либо субъекта, было бы некорректно. Вместе с тем считаем, что сводить сущность властных отношений только к насилию и принуждению было бы неправильно. К сожалению, это свойственно было марксистской традиции политической мысли. Констатация К. Маркса – «насилие является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым»[69] – превратилась в императив революционного мышления и действия. Свести властные отношения только к насилию не позволяют, на наш взгляд, следующие основания. Во-первых, власть, базирующаяся на насилии – не эффективна, поскольку требует больших средств для организации контроля за исполнением приказов и, во-вторых, недолговечна (большие империи, созданные средствами насилия и существующие благодаря страху, распадаются в любой удобный момент). При насилии власть оказывается неполной: субъект не всегда достигает поставленных целей, колоссальные трудности возникают в связи с преодолением сопротивления других людей. Все это свидетельствует не о триумфе власти, а о ее ущербности.

Наиболее стабильной является власть, выстроенная на общем интересе. В этом случае личная заинтересованность побуждает подчиненных добровольно выполнять распоряжения субъекта власти, делая излишним непрерывный контроль и применение санкций. Такая власть способствует развитию у людей других типов позитивной мотивации подчинения – повиновения на основе убежденности, авторитета и идентификации.

Анализируя понятие «власть», нельзя не остановиться на ее типологизации. Так, по типу субъекта выделяется власть государственная, партийная, профсоюзная, армейская, семейная и т. п.; по способам взаимодействия субъекта и объекта власти – тоталитарная, авторитарная, демократическая и др.; в зависимости от сфер общественной жизнедеятельности – политическая, экономическая, социальная, военная, духовно-нравственная, информационная и т. д. Иногда государственную власть классифицируют по функциям ее органов: законодательная, исполнительная, судебная; по уровням деятельности в федеративном государстве: федеральная, региональная и органов местного самоуправления.

Наше внимание в контексте определения основ политического многообразия приковано к политической власти, как власти, находящейся в особом отношении ко всем другим видам власти и властным отношениям в обществе и включающей их в себя.

Очевидно, политическая власть существовала не всегда. По мнению ученых, в примитивных обществах, т. е. в обществах, социально не структурированных, общая власть еще не носит политического характера, так как нет проблем, которые вызывают к жизни политику, – проблем достижения согласия. Политическая власть возникает в обществе, где люди разделены разными интересами, неодинаковым социальным положением. В примитивном обществе власть ограничена родственными племенными связями. Политическая же власть определена пространственными, территориальными границами. Политической властью обеспечивается порядок на основе принадлежности человека, группы к данной территории, социальной категории, приверженности идее. Осуществляемая всегда меньшинством, элитой, политическая власть возникает на основе соединения процесса консолидации воли множества, функционирования структур (учреждений, организаций, институтов), взаимосвязи двух компонентов: людей, сосредотачивающих в своих руках власть, и организаций, через которые власть концентрируется и реализуется.

Однако заметим, задатки политической власти (князья, вече, суды, советы старейшин) существовали уже в условиях первобытно-общинного строя, когда обособленного аппарата осуществления власти еще не было. А значит, не было и государства. Возникновение государства было обусловлено появлением частной собственности – усложнением общественных и классовых отношений, в результате которого удержание политической власти, а также экономических привилегий стало требовать создания специального аппарата принуждения

вернуться

66

Соловьев В. С. Сочинения. В 2 т. М., 1990. Т. 1. С. 458.

вернуться

67

Краснов Б. И. Теория власти и властных отношений // Социально-политический журнал. 1994. № 3–6. С. 80.

вернуться

68

Байтин. М. И. Государство и политическая власть. Саратов, 1972. С. 112.

вернуться

69

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. М., 1963. Т. 23. С. 761.

     

 

2011 - 2018