Выбрать главу

Эврисфей назначил Гераклу принести плоды с золотой яблони, которую Мать-Земля Гея в качестве свадебного подарка вручила Гере (одиннадцатый подвиг). Гера очень ценила это дерево и посадила его в своем волшебном саду на склонах Атласских гор, где завершали свой путь уставшие лошади из солнечной колесницы. Однажды Гера обнаружила, что геспериды, дочери Атланта, которым она доверила дерево, потихоньку крадут волшебные плоды, после чего послала охранять яблоню неусыпного дракона Ладона. Геракл, не имея представления о том, где находится сад гесперид, отправился к реке По, где речные нимфы, дочери Зевса и Фемиды, посоветовали ему узнать дорогу у всеведущего морского бога Нерея. Застав седого морского старца спящим на берегу, Геракл схватил его и, не выпуская из рук, несмотря на многочисленные превращения Нерея, заставил сказать, как добыть золотые яблоки. По дороге Гераклу пришлось вступить в Ливии в единоборство с великаном Антеем, сыном Посейдона и Геи. Антей заставлял всех путников бороться с ним до полного изнеможения, а затем убивал своего противника. Он всегда побеждал, поскольку в прикосновении к Матери-Земле восстанавливал силы. Неизвестно, то ли Геракл, решивший покончить с этим варварским обычаем, вызвал Антея на поединок, то ли его самого вызвал Антей. Перед поединком оба участника сбросили с себя львиные шкуры; Геракл на олимпийский манер натер свое тело маслом, а Антей посыпал свои ноги горячим песком на тот случай, если его прикосновение к земле через ступни окажется недостаточным. Геракл хотел приберечь свои силы и утомить Антея и был удивлен, когда, бросив его на землю, увидел, как крепнут мышцы гиганта и как в его тело вливается свежая сила. Соперники вновь схватились, но на этот раз Антей упал сам, не дожидаясь, когда соперник бросит его наземь. Тогда Геракл, поняв, в чем дело, поднял Антея над землей, сломал ему ребра и, несмотря на стенания Матери-Земли, держал его в могучих объятиях до тех пор, пока тот не испустил дух. Утомленный борьбой, Геракл заснул, и на него напали пигмеи. Проснувшись, он собрал их всех в свою львиную шкуру. В Египте в это время царствовал Бусирис, который, следуя совету прорицателя Фрасия, чтобы покончить с многолетней засухой, приносил в жертву всех иностранцев, пока не появился Геракл. Он позволил жрецам связать себя, подвести к алтарю, дал повязать свои волосы лентой, и Бусирис, взывая к богам, уже готов был занести жертвенный топор, но тут Геракл порвал путы и зарубил Бусириса, его сына Амфидаманта и всех присутствовавших при этом жрецов. Переправившись на Кавказ, Геракл освободил Прометея, убив из лука терзавшего его орла. Только после этого Геракл через Рифейские горы (Урал) пришел в страну гипербореев, где стоял, поддерживая небесный свод, Атлант. Нерей посоветовал Гераклу не рвать яблок самому, а использовать для этого Атланта, на время освободив его от непомерного бремени. Послушавшись его, Геракл попросил Атланта оказать ему любезность и сорвать яблоки. Атлант был готов на все, лишь бы получить хоть небольшую передышку, но боялся Ладона. Геракл убил Ладона, пустив в него стрелу поверх садовой стены, после чего подставил свои плечи под небесный свод. Через некоторое время Атлант вернулся с тремя яблоками. Свобода показалась ему сказочно прекрасной. «Я сам доставлю эти яблоки Эврисфею, – предложил он, – если ты согласишься подержать небо еще несколько месяцев». Геракл сделал вид, что готов принять предложение, но попросил Атланта подержать небосвод, пока он подложит себе на плечи подушку, дабы небо не так сильно давило на них. Легковерный Атлант положил яблоки на траву и вновь подставил плечи под небосвод. Геракл подобрал яблоки – и был таков. Когда Геракл доставил яблоки Эврисфею, тот не посмел их взять; Геракл отдал плоды Афине, а та вернула их гесперидам.

Двенадцатым, последним и самым трудным, подвигом Геракла на службе у Эврисфея было путешествие в царство Аида за стражем преисподней Кербером. Чтобы должным образом подготовиться к нему, Геракл вначале отправился в Элевсин и подвергся обряду посвящения в мистерии. Под землю в царство мертвых Геракл спустился через вход, находившийся недалеко от мыса Тенар в Лаконии. Вели его Афина и Гермес, и стоило ему, измученному подвигами, воззвать в отчаянии к Зевсу, Афина тут же спешила утешить его. Испугавшись свирепого взгляда Геракла, Харон переправил его через реку Стикс, не потребовав даже платы (за это Аид на целый год заковал Харона в колодки). У ворот царства мертвых Геракл увидел приросших к скале Тесея и Пирифоя, наказанных за попытку Пирифоя похитить Персефону (Тесей принял участие в похищении по дружбе с Пирифоем). Геракл оторвал Тесея от камня и возвратил его на землю, но, когда попытался освободить Пирифоя, земля содрогнулась, и Геракл вынужден был отступить. Затем он откатил в сторону скалу, под которой Деметра заточила Аскалафа, после чего, решив порадовать тени теплой кровью, зарезал одну из коров Аида. Пастух Менет вызвал Геракла на борцовский поединок, но Геракл сжал его с такой силой, что у пастуха затрещали ребра. Тогда из дворца вышла Персефона и попросила Геракла не убивать Менета. Владыка преисподней Аид разрешил Гераклу увести Кербера, если он только сумеет одолеть его, не пользуясь оружием. Геракл нашел пса сидящим на цепи у ворот Ахеронта и решительно схватил его за шею, на которой росли три головы, а вместо шерсти извивались змеи. Ядовитый змей, бывший у Кербера вместо хвоста, пытался укусить Геракла, но, защищенный львиной шкурой, герой не ослабил мертвой хватки до тех пор, пока пес не стал задыхаться и уступил. Связав Кербера, Геракл, где волоча его на веревке, а где неся на руках, доставил пса к Эврисфею, а затем по его приказу вновь водворил на прежнее место.