Выбрать главу

Компрометация высшего руководства военной разведки привела к чехарде в назначениях. Сменивший в 1935 г. Я.К. Берзина С.П.Урицкий в июне 1937 г. был освобожден от должности в связи с показаниями участников «военно-фашистского» заговора. Немаловажное значение имел и тот факт, что в 1932 г. он возглавлял советскую военную делегацию в Германии. Прямые обвинения в связях с германским Генштабом не выдвигались, но отмечалось, что Урицкий снабжал высший командный состав сигарами, английским табаком, давал информацию об иностранных армиях (ЦА ФСБ России. АСД Р-9000 Т. JI. 76).

Дискредитация руководящих работников в центре и на местах привела к дезорганизации деятельности военной разведки. Сталин принял решение передать ее под контроль НКВД. На заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 1 июля 1937 г. Берзин был снят с должности начальника РУ РККА. Одновременно Сталин усилил позиции Ежова в военном ведомстве, что не способствовало укреплению единства внутри Политбюро, поскольку являлось ущемлением роли Ворошилова. С подачи Сталина Ежову поручалось «установить общее наблюдение за работой Разведупра, изучить состояние работы, принимать по согласованию с наркомом неотложные оперативные меры, выявить недостатки Разведупра и через 2 недели доложить ЦК свои предложения об улучшении работы Разведупра и укреплении его свежими кадрами» (Петров К, Янсен М. «Сталинский питомец» — Николай Ежов. М., 2008. С. 80–81).

В ноябре 1937 г. Сталин дал санкцию на аресты бывших начальников разведки Урицкого и Берзина (см. Док. № 20). Поручив их допросы Николаеву, Ежов создал у Сталина представление, что все они работали на иностранные разведки. Для того чтобы картина выглядела более впечатляющей, вождю поставляли систематизированные данные о руководителях разведотделов штаба РККА и военных округов и сотрудниках зарубежных аппаратов.

Например, Берзину припомнили все провалы по линии военной разведки. В 1933 г. он якобы выдал резидентуру связи в Германии, когда был арестован групповод Ю. Тросин, подготовил копенгагенский провал весной 1935. Он «признался» и в том, что после заключения соглашения между СССР и Чехословакией об обмене разведданными по Германии материалы передавались немцам. Следователи НКВД «связали» двух бывших начальников военной разведки показаниями о совместной «шпионской» деятельности. Берзин отметил, что Урицкий ему говорил о подготовке операции по провалу резидента Григорьева в Италии в 1937 г. Безусловно, и Рихард Зорге («Рамзай»), если бы вернулся в СССР в конце 1937 г., был бы арестован. Берзин «утверждал», что он являлся германским агентом, а передаваемые им материалы — дезинформация (ЦА ФСБ России. АСД Р-23481 Т. 2 Л. 18). Аресты Берзин и Урицкого, о которых стало известно всем начальникам управлений НКВД, привели к эскалации репрессий в отношении сотрудников РУ РККА.

14 ноября Ежов направил Сталину спецсообщение начальника УНКВД Иркутской области об аресте бывшего начальника разведотдела штаба ЗабВО и Ур- ВО Ю.Г. Рубена, поляка по национальности. Проведение в это время т. н. польской операции повлияло на судьбу Рубена. Он «стал» членом ПОВ с 1921 г., когда был курсантом в Московской школе коммунаров, а командиром взвода являлся офицер «польской разведки» Я. Мациевский. А с 1934 г. его причислили к членам «контрреволюционной» организации. По роду службы ему приходилось неоднократно встречаться в Хабаровске с начальником РО штаба ОКВД Валиным, который якобы и завербовал его.

Представители РУ РККА в различных странах становились объектами репрессий в связи с арестами полпредов и торгпредов СССР за рубежом. Так, в ходе допросов в конце августа торгпреда СССР в Японии В.Н. Кочетова была упомянута фамилия военного атташе Ринка. Сталин на протоколе отметил: «Важно. Ринк». В октябре 1937 г. он был арестован (см. Док № 1). В ходе допросов были получены «сведения» не только о захвате японцами Курильских островов, но и об оказании помощи «заговорщикам» японским правительством в захвате власти в СССР (АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 319. Л. 135). Ринк и бывший посол Юренев по заданию Гамарника якобы установили связь с японским генеральным штабом в лице генерала Касахара.