Выбрать главу

В конце дня Янифф отвел Риджара в сторону от посторонних глаз и вручил ему маленький, изогнутый посох, к которому был привязан кожаный ремешок.

- Это подарок для тебя в честь инициации, мой мальчик.

Риджар с сомнением взглянул на чудной посох, который доставал ему только до колена.

- И что мне делать с ним?

- Пожалуй, ничего. Он уже сыграл свою роль. - Загадочно посмеиваясь, Янифф ушел.

Риджар покачал головой и пожал плечами. Иногда волшебники вели себя довольно странно. Его разгоряченный взгляд сосредоточился на его жене. В это время они обычно шли домой.

Висящая в мочке его уха кристальная сережка вращалась, как в водовороте. И он вдруг подумал, насколько чувствительной такая сережка будет на определенных частях тела его жены.

Озорная усмешка расплылась по горящему возбуждением лицу, и он устремился к ней.

Тай Джиан откинулся назад на мягкие, как пух зеленые и золотые подушки его кровати, ожидая, когда его жена присоединиться к нему.

Что заставило ее так задержаться? Она сказала ему, что ей необходимо побыть несколько минут в одиночестве. Имея кошачью натуру, он с пониманием относился к такой потребности. Но это было раньше!

Он едва не сорвался, чтобы отбросить в сторону шелковое покрывало и пойти на ее поиски, когда дверь в их комнату открылась. Дженис осторожно закрыла ее за собой.

А затем повернулась к нему лицом.

Одним движением руки, она расстегнула свое платье, позволив ему соскользнуть на пол. Их глаза встретились.

Не в силах оторвать от нее взгляда, Джиан откинулся назад на кровать, ожидая, когда она подойдет к нему.

Она сделала это, но не так, как он предполагал.

Ее тело стало медленно покачиваться в такт чарующей мелодии, которую она напевала. Мелодия сразу же проникла в его чувства, будоража осознанием преподносимого дара. Ее руки плели один за другим замысловатый узор движений, скользя в соблазнительном ритме с такой грацией и изяществом, которых ему никогда не доводилось видеть прежде.

Длинные пряди ее светлых волос свободно раскачивались в такт волнообразным движениям ее тела, представляя все совершенство женской красоты. Джиан следил за ней, как завороженный.

Танцуя, она медленно сокращала расстояние между ними, и когда приблизилась, распростерлась перед ним, опускаясь и извиваясь под эротическую, гипнотизирующую мелодию. Ее действия раскрывали ее страсть к нему, рассказывали ему о ней более красноречиво и выразительно, чем, возможно, это когда-либо сделали бы слова.

Его крепко сжатые губы приоткрылись, когда он понял, что это был Танец Любви Френси, и что она исполняла его для него.

В первый раз в своей жизни, Джиан Рен был растроган так, что не смог сдержать слез, которые открыто покатились вниз по его щекам, потому что он увидел ее танец - физическое выражение ее истинной, прекрасной любви. Теперь он мог понять, почему мужчины говорили об этом тихим шепотом, с тоской. Она была похожа на ожившее произведение искусства, ее шаги, ее раскачивание, ее чувственные вращения… история, которую она рассказала языком своего тела.

Всю свою жизнь, до самой смерти он будет помнить это. В ее сущности, в ее танце, он увидел истинную власть женщины. Беспредельная, терпеливая, изменчивая женская власть. Внутренняя сила. Щедрая душа. И огонь ее страсти вырвался на свободу, когда мужское и женское начало соединились на каждом уровне.

Он распахнул ей навстречу свои объятия, а ее песня продолжала ласкать его сердце.

Песня, которая срывалась с губ его красавицы, его Кремовой Кошечки. Его страсть, его душа, его сердце. И он завладел ее губами, нежа их в своей любви.

Глава 18.

Янифф медленно взбирался на самую высокую вершину в горах Авиары Страну Неба, родину кровного отца Треда.

Некоторые утверждали, что самые яркие видения посетили их на этих высоких пиках.

Его крылатый компаньон, Боджо, сбросил в руку Яниффа единственный в своем роде черный с серебряной отделкой мешочек, наполненный толковательными камнями. Волшебник развязал шнурок и рассыпал их по горной вершине. Их происхождение и возраст, которого они достигли, делали их идеальными магическими линзами.

Сильные порывы ветра трепали его темно-красную мантию, но он не замечал этого, вглядываясь в простиравшуюся перед ним от края до края землю.

Он видел, как на горизонте собирались тучи, хотя в действительности день был ясным. Клубящееся формирование было серьезным, темным и опасным.

Янифф внимательнее присмотрелся к знакам.

Скоро разразиться буря. Уже доносилось эхо грядущих событий.

Он весь обратился в слух…

Ветер прошелестел ему:

- Одаренный…

КОНЕЦ.
This file was created
with BookDesigner program
bookdesigner@the-ebook.org
15.04.2010