Читать онлайн "Московская великая битва – оборона. Часть 2" автора Побочный Владимир И. - RuLit - Страница 3

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Если генерал Уэйвелл и генерал Пэйджет, о которых говорится в Вашем послании, приедут в Москву для заключения соглашений по указанным основным вопросам, то, разумеется, я готов с ними встретиться и рассмотреть эти вопросы. Если же миссия названных генералов ограничивается делом информации и рассмотрения второстепенных вопросов, то я не вижу необходимости отрывать генералов от их дел и сам не смогу выделить время для таких бесед.

2. Относительно объявления войны Финляндии, Венгрии и Румынии со стороны Великобритании создалось, мне кажется, нетерпимое положение. Советское Правительство поставило этот вопрос перед Правительством Великобритании в секретном дипломатическом порядке. Неожиданно для СССР весь этот вопрос, начиная от обращения Советского Правительства к Правительству Великобритании вплоть до рассмотрения этого вопроса Правительством США, вынесен в печать и обсуждается в печати, дружественной и вражеской, вкривь и вкось. И после всего этого Правительство Великобритании заявляет о своем отрицательном отношении к нашему предложению. Для чего все это делается? Неужели для того, чтобы демонстрировать разлад между СССР и Великобританией?

3. Можете не сомневаться, что нами принимаются все меры к тому, чтобы поступающее из Англии в Архангельск вооружение своевременно доставлялось по месту назначения. То же будет сделано и в отношении Ирана. Нельзя, однако, не сказать, хотя это и мелочь, что танки, артиллерия и авиация приходят в плохой упаковке, отдельные части артиллерии приходят в разных кораблях, а самолеты настолько плохо упакованы, что мы получаем их в разбитом виде.

Отправлено 8 ноября 1941 года (к. 89).

141-й день войны

После некоторого затишья разведка доносит о перегруппировке войск противника и накапливании резервов для нового наступления. Главные силы враг сосредоточивает на флангах Западного фронта, таким образом, готовит новые танковые клещи для обхода Москвы: на севере – в направлении Клина и Солнечногорска, на юге – в направлении Тулы и Коломны с фронтальным наступлением.

9 ноября. По народному обычаю в этот день зарок на Параскеву: с 9 на 10 ноября женщина должна была дать обет и в глубоком молчании, средоточии выполнить нелегкую работу. В период войны трудно представить этот древний обычай, но он в душе у человека живет с надеждой, что когда-то снова будут повторяться эти обряды.

9 ноября 1941 года. Женщины-партизанки. В оккупированном районе Подмосковья.

Рассвет 9 ноября. 3-я рота Московской коммунистической дивизии переходит в барак (бывший детский сад) и начинает рыть окопы, блиндажи, пулеметные гнезда, готовить теплые землянки; в районе г. Тушино устанавливает в окнах каменных зданий пулеметы. Командир этой роты отмечает: «Земля мерзлая – трудно рыть окопы».

Землянка военной поры

Гитлеровцы подтянули к Москве из резерва до десяти дивизий, вывели с калининского направления 3-ю танковую группу, а 2-ю танковую армию усилили двумя армейскими корпусами и пополнили более чем 100 танками. Армейские корпуса 4-й армии также усиливаются танками. Фашисты стремятся во что бы то ни стало захватить Москву, надеясь этим поддержать пошатнувшийся престиж своей «непобедимой» армии. Они спешат и потому, что надвигалась суровая русская зима, первые признаки которой в виде легких морозов и рано выпавшего снега уже появились.

Оккупанты в преддверии морозов. 1941 г.

«Перебираясь на новое место, – вспоминал К. К. Рокоссовский, – мы с Лобачевым воспользовались случаем и заехали на несколько часов в Москву. Увидели мы ее настороженную, ощетинившуюся металлическими надолбами и рогатками, с баррикадами на окраинах и с амбразурами в стенах домов.

Город был сурово молчалив и грозен.

На подступах к городу десятки тысяч москвичей работали, оборудуя траншеи, артиллерийские позиции; рыли противотанковые рвы. Тут больше всего было женщин, пожалуй, всех возрастов.

Лица сосредоточенны. Чувствовалось, что люди понимают необходимость того, чем они заняты. Мы не заметили растерянности и уныния. Работа кипела. А погода была не из приятных – моросил холодный дождь, висел туман и все кругом окутано промозглой сыростью.

Сознаюсь, что вид этой массы тружеников, с таким спокойным упорством выполнявших тяжелую земляную работу, тронул меня до глубины души. И к сердцу подступала еще более жгучая злоба и ненависть к врагу.

     

 

2011 - 2018