Выбрать главу

А не покажется ли любому здравомыслящему человеку подозрительным, что, обгадив, в меру своих сил, имена Ленина и Сталина, так называемые «демократы» не касаются ни ленинского определения социализма, ни сталинской констатации факта его (социализма) построения в СССР? Может им, «демократам» выгоднее об этом помалкивать? Т.е. антисоциалистам выгодно, чтобы период 1921 – 1991 г.г. считали социалистическим? Посмотрим.

Начнем с определения. «Душу живу», основу социализма, Ленин видел в истине – «Кто не работает, тот да не ест» (ПСС, Т. 36, С. 357, 358). В развернутом виде это выглядит так: распределение общественного труда по способностям каждого и распределение предметов потребления по труду каждого. Первая часть формулы в нашей стране совсем не была осуществлена, ибо не было системы определения способностей. Вторая часть формулы – «по труду» - также не реализовалась; например, в разных колхозах оплата за один отработанный человеко-день (за одинаковый труд) различалась семикратно: «работают» одинаково – «едят» по-разному. Что же касается тех, кто «ест, а не работает», то превышение совокупных расходов населения над денежными доходами от заработной платы и общественных фондов потребления составило в 1970 году 12 млрд. руб., а в 1984 году уже даже 92 млрд. руб. (Экономические науки, 1987, № 12 С. 42). Откуда денежки?! Ведь «от трудов праведных»...

В.И.Ленин оставил нам и количественную характеристику социализма в весьма своеобразной формуле: социализм = Советская власть + прусский порядок + американская техника и организация трестов... (ПСС, Т. 36, С. 550). Чтобы читателю было легче судить, насколько реальный социализм был или не был близок к этому идеальному уровню, напомним, что уже «сталинская Конституция» превратила Советы в парламент, а производительность общественного труда в СССР по отношению к среднему уровню всех развитых капиталистических стран, достигнув в 1950 году примерно 40 процентов, до 1987 года застыла на этом уровне (МЭИМО. 1987, № 12, С.144). О перестроечных годах не говорим...

Так был ли построен, в основном, социализм в СССР? Или Сталин отождествил должное с сущим? Думается, ответ дала «Марксистская платформа в КПСС» еще в 1990 году, где сказано: «В СССР к настоящему моменту сложилось общество, в основе которого лежит неустойчивый (в историческом смысле) конгломерат элементов докапиталистических, государственно-капиталистических и социалистических общественных отношений» (Правда, 17.04.90). В СССР была смешанная экономика, где преобладал государственный капитализм в мелкобуржуазном исполнении, но не «социализм в основном». А с начала перестройки «процесс пошел» в направлении дележа государственного имущества по частным лицам с целью превращения государственного капитализма в частный капитализм. В этом – суть текущего момента, источник борьбы в структурах власти между промышленным и торговым капиталом. Тогда, десять лет назад, трудящийся жил лучше? Конечно – лучше! Но не потому, что тогда был социализм, а сейчас – капитализм, а потому, что тогда был капитализм более высокого уровня развития со «встроенными» в него элементами социализма. Сегодня же и капитализм - более низкого уровня развития, и элементы социализма у трудящихся отнимают, да и вся Россия превращается в колонию мирового империализма.

На чем же, грубо говоря, «погорела» в России столь популярная еще в начале ХХ века идея социализма? Если даже отбросить суждение Н.Бердяева, что русский социализм (коммунизм) более похож на христианскую веру, чем на марксистское учение, то, с объективной стороны, социализм в России «погорел» на попытке совместить социализм с рынком. И. В. Сталин писал в работе «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 г.), что закон стоимости, рынок, так же хорошо может обслуживать социализм, как некогда обслуживал капитализм (С.15–21). Но в этом утверждении – главная ложь Сталина: рынок деформирует в масштабе общества распределение труда (безработица) и распределение по труду (доходы их прибыли). В.И.Ленин писал:

«Общество, основанное на товарном производстве, стоящее в обмене с цивилизованными капиталистическими нациями, на известной ступени развития неизбежно становится и само на путь капитализма».

(ПСС, Т. 11, С. 37)

В хозрасчете Ленин видел восстановление капитализма (ПСС, Т. 44, С. 211). И уж совсем четко: «Коммерция»? = капитализм» (ПСС, Т. 44, С. 473). Сегодня коммунистам решать: прав Ленин или Сталин. Но смешивать их взгляды никому, кто честный, непозволительно.

Успел В.И. Ленин увидеть что рынок (товарно-денежные отношения) порождает, казалось бы, мощнейшую советскую государственную систему; «Машина едет не туда»,...(ПСС, Т. 45, С. 88), предупредил Ленин 27 марта 1927 года на ХIсъезде ВКП(б). Превращение мелкотоварного, полунатурального российского хозяйства в крупнотоварное — вот первый «риф», на котором «проткнулась» попытка достроить социализм при отсутствии необходимой материально–технической базы. Грубо говоря, компартия СССР взялась за исторически не свое дело — под видом «полного хозрасчета» строить развитой социализм. В результате получился ... полный капитализм.

В связи с этим приведем редко цитируемое пророчество Г. В. Плеханова, перекликающееся с предвидением Энгельса: «Социалистическая организация производства предполагает такой характер экономических отношений, который делал бы эту организацию логическим выводом из всего предыдущего развития страны», ибо «декретами не создашь условий, чуждых самому характеру современных экономических отношений». Если этого нет, «придется мириться с тем, что есть, брать то, что дает действительность». В этом случае «здание социалистической организации будет строиться руками правительства, а не класса, не народом, а «сверху». «Национальным производством будет заведовать социалистическая каста». И относительно входящих в нее лиц «не может быть никаких гарантий в том, что они не пожелают воспользоваться захваченной ими властью для целей, не имеющих ничего общего с интересами рабочего класса». В результате социальная революция приведет к «обновленному царскому деспотизму на коммунистической подкладке». (Из6р. фил. соч. в пяти томах. Т. 1, С. 103—108, 323).

А еще говорят — нет пророка в своем отечестве! «Как в воду глядел» Георгий Валентинович...

Развившиеся товарно-денежные отношения проявляли себя в хозяйственной практике в самых различных формах, которые по недавнему своему прошлому живо может представить себе каждый. Так, «на низах» шел торг о нормах выработки и расценках (цена рабочей силы), «на верхах» о величине плановых заданий (план стал своеобразным товаром); рыночные механизмы действовали под прикрытием «плана» (рывок средств производства при их фондированном распределении); фиктивная экономика создавала фиктивную стоимость, чем позволяла неплохо кормиться стоящим «у кормила власти» (цены завышались, приписки достигали от 3 до 20 процентов стоимости продукта); существовала нелегальная частнокапиталистическая экономика (подпольные торговые и производственные предприятия; образовался властный капитал — особая разновидность капитала, при которой субъект — капиталист присваивает прибавочную стоимость потому, что занимает место в структурах власти, (теперь это называется «коррупция»); существовала, как и сейчас, «черная экономика» (воровство, торговля краденым...).

Все это превращало (и превратило) в условиях «хозрасчета», а на деле — капиталистического коммерческого расчета, руководителей предприятий из «служащих» в подлинных хозяев, узурпировавших права как коллектива предприятия, так и вышестоящих государственных органов. Произошло то самое частное присвоение на общественной фабрике, когда собственность стала экономически частной, оставаясь юридически то ли общественной, то ли — государственной. Сложилась, действительно, каста технократов, жаждавших привести свое экономическое положение в соответствие с юридическими нормами путей изменения самих этих норм. Бюрократы партократы лишь обслуживали технократию, изредка урывая «свой кусочек».