Выбрать главу

На окраине мира

* * *
Миражи, свободы мнимой тупики. Этой странной, смутной жизни сквозняки. Ты цепляешься опять за пустоту, За свою неисполнимую мечту. Только Бог к твоим мольбам, как прежде, глух, А от вечности захватывает дух. Ангел сна легко тебя уносит прочь: В непроглядную, космическую ночь. А на стыке лет являются слова, И кружится от безумья голова: Входит в кровь твою, из марева минут, Непонятный, неизбежный Абсолют.
* * *
О безумной весне В лихорадочном сне Все тоскует душа Так возьми эти дни, И во тьму зашвырни, И гляди чуть дыша, Как безлунная ночь Повторяет точь-в-точь Эпизоды борьбы. С неба падает снег, Не кончается бег По тропинкам судьбы. И опять разговор Ни о чем. А простор Полон странных чудес. И страницами книг Преломляется миг - Все по воле небес. Только вязь грустных строк, Измеряет твой срок, Рассекая года. И сквозь древнюю жуть, Ты проходишь свой путь - Навсегда в никуда.
* * *
По заснеженным улицам города призрачных душ, По замерзшим проспектам проходишь опять в одиночку, Повторяя какую-то странную, жуткую чушь. И, вплетая безумие в каждую новую строчку. Разрушая свой мир безвозвратностью прошлых потерь, И в нелепостях жизни порою банально сгорая, Открываешь с трудом неизбежности старую дверь, И в пространство судьбы ты заходишь, слегка замирая. И лавина событий спускается с темных небес, Вовлекая тебя в круговерть суеты временами, Но всегда остается немного ненужных чудес, А вселенная сердца опять поглощается снами. Оттого и загадочен лик твой бывает порой, Что ты ведаешь в этих краях в запределье дорогу. Что поэт – твой двойник, увлеченный смертельной игрой, По раздерганным нервам шагает в бессмертие, к Богу.
* * *
Вот эта полумертвая страна, И этот вымирающий народ… Стоит в округе тьма и тишина, Тоска сквозит из душ, который год Здесь не о чем давно уж говорить, Здесь сердце помнит только злую боль… И нужно жизнь с судьбою примирить, Играя кем-то писаную роль. И я пройду дорогами надежд, Чтобы исчезнуть в закоулках лет, И задохнуться в обществе невежд, С восторгом погружающихся в бред Пустых событий и ненужных слов, Что сотканы из скучной суеты… И только вечность ледяных ветров Хранит мои свирепые мечты.
* * *
Посвящение Другу Артему
Лучик света во тьме, и стекает шальная слеза, По щеке, очищая страданьем заблудшую душу, И над нами проходит нелепая жизнь, как гроза. И в отчаянье рвется безумное сердце наружу. Оттого, с нами больше хлопот с каждым прожитым днем, Что тоска предвещает всегда нам плохую погоду, Что беду из ладоней судьбы безоглядно мы пьем, И скучаем по каждому прочь отлетевшему году. Зачеркну адреса, имена, и себя, и тебя, Ведь тебя и меня никогда здесь уж больше не будет. Растворяется в прошлом все то, что я видел, любя… И так рано уходят от нас дорогие нам люди. Остается прошедшего грустный, холодный туман, И куда ни смотри, все чужое вокруг. Безнадегу Навевает пространство, но с болью полученных ран, С каждым горестным вздохом я ближе к забытому Богу. На пороге чудес, я плечами пожму невзначай, И пожму руку друга, что все эти годы был рядом. И шепну ему просто: «Будь счастлив, прости и прощай». И сквозь вечность дорог провожу вдруг задумчивым взглядом. А пока я еще не прошел всех путей до конца, И нехоженых троп мне знакомо гремучее счастье. Мы с тобою споем, нам ведь ведома радость творца, Что умеет миры создавать с неизменною страстью.
* * *
Дни стекаются в месяцы, месяцы – в годы, Ничего не понять, ничего не вернуть. Только яростный свет бесполезной свободы Разбивает житейскую, серую муть. Только память проводит дорогами боли То ли жизнь, то ли душу, а может, судьбу. Пустота одиночества – линия воли, Что скрывает порою о счастье мольбу. Нам отпущено в мире печальном так мало, От надежд не осталось почти ничего… Мы уходим куда-то по звездам устало, В бесконечность, в холодных ночей торжество.