Читать онлайн "На штурм неба. Парижская коммуна – предвестница нового мира." автора Дюкло Жак - RuLit - Страница 60

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Полиция напала на демонстрантов. Но сколько она ни разгоняла демонстрантов, они вновь собирались в колонну. У каждого участника шествия алел в петлице красный цветок шиповника в честь тех, кто сражался и пал под красным знаменем.

У Стены федератов расположились сильные наряды полиции. Тем не менее несколько тысяч манифестантов прорвались на кладбище и бросили через головы полицейских свои красные цветы к подножию Стены федератов.

Поль Дельсаль писал впоследствии в своей брошюре «Париж во время Коммуны»:

«Парижский пролетариат, с трудом сдерживавший свое нетерпение в течение девяти лет, теперь впервые отдал дань уважения храбрецам, павшим за его освобождение».

Перед лицом народного движения за амнистию депутаты не могли уже и далее отвергать ее. Когда Гамбетта узнал, что бывший член Коммуны Тренке избран муниципальным советником от квартала Пер-Лашез, в то время как кандидат, которого поддерживал Гамбетта, потерпел поражение, он убедился в необходимости что-то предпринять.

Именно в этих условиях Гамбетта, бывший председателем палаты депутатов, поднялся со своего кресла, чтобы выступить в защиту предложения об общей амнистии, которое и было принято 312 голосами против 116. Оно было одобрено также и сенатом, и 11 июля 1880 года закон об амнистии был обнародован.

Реакционеры и клерикалы не сложили оружия и продолжали кампанию злобной клеветы на побежденную Коммуну, которая так сильно напугала их когда-то. Но республиканцы, которые тоже были напуганы ею, начинали осознавать, что Коммуна спасла республику.

Камилл Пельтан писал в 1880 году:

«Подавляя Париж, метили в Республику. Депутатам-республиканцам от Парижа, – добавлял он. – напоминали, что раздавленные и перебитые парижане были их избирателями».

В этом вопросе Коммуна показала, по выражению Ленина,

«как единодушно умеет пролетариат осуществлять демократические задачи, которые умела только провозглашать буржуазия» [243].

И Ленин добавлял:

«Только геройству пролетариата обязана своим упрочением республика, т. е. та форма государственного устройства, в которой классовые отношения выступают в наиболее неприкрытой форме» [244].

Героическая борьба Парижской Коммуны сделала невозможной реставрацию монархии. Эта борьба поставила перед международным пролетариатом проблему единства рабочего класса, его организации и борьбы за построение социализма.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. От марта 1871 к октябрю 1917

Солидарность трудящихся Англии и Германии с парижскими коммунарами. – Коммуна и трудящиеся Венгрии. – Коммуна и польское революционное движение. – Заключение в тюрьму Августа Бебеля и Вильгельма Либкнехта за их выступления в защиту коммунаров. – Карл Маркс и Ленин об уроках Парижской Коммуны. – Торжество идей, во имя которых боролись и умирали коммунары. – Мощь социалистического лагеря и рост влияния международного рабочего и коммунистического движения

Парижская Коммуна в силу международного характера некоторых ее требований не могла пройти бесследно и не вызвать отклика у трудящихся всех стран.

Несмотря на политику изоляции Коммуны, жестоко проводившуюся версальцами, за границей в большей или меньшей степени знали о том, что происходило в Париже.

Так, например, в воскресенье 16 апреля в лондонском Гайд-парке под руководством Демократической лиги состоялся народный митинг в поддержку Парижской Коммуны. Обращение, принятое присутствующими, приветствовало коммунаров как пионеров и строителей нового «социального строя» и разоблачало версальцев как «достойных последователей героя декабрьского переворота, подлых прислужников деспотов Европы» [245].

Лондонская газета «Standard» писала 19 апреля о Парижской Коммуне:

«Коммуна приобрела в Париже много сторонников благодаря своим декретам о квартирной плате и о пенсиях вдовам национальных гвардейцев. Штурм Парижа был бы сопряжем с большими трудностями».

В «Journal Officiel» Коммуны 22 апреля была перепечатана статья из брюссельского еженедельника «Liberte», в которой говорилось:

«Пусть наши друзья из Коммуны, презревшие клевету и смерть во имя защиты своих принципов, не отчаиваются, даже если они будут побеждены; но этого не случится. Это они открыли эру органического социализма. Мы далеко ушли вперед как от путаного и мистического февральского движения, так и от стихийного июньского восстания. Организация сплотила ряды рабочего класса, и она впервые одержала победу. История не знала более торжественного момента. Рабочий народ проявил энергию, являющуюся отличительной особенностью тех классов, которые невозможно более подавить, единодушие в действиях, которое служит залогом победы, богатство людьми и богатство идей, которое является гарантией будущего…

И в то время, как Париж сражается, во всех его кварталах словно из-под земли вырастают комитеты, призванные поддерживать его пыл и энергию. О наивные люди, вы кричите, что в Париже царит анархия, только потому, что его демократия изобилует людьми, жаждущими проявить себя, пылкими в борьбе, до безумия любящими свободу и независимость, но едиными в общем деле…

Какое величественное зрелище являет этот Париж, один поднявший перед лицом всего мира красное знамя и вот уже двадцать дней победоносно удерживающий его! Он рассчитывал сперва на провинцию, но реакция сломила ее. Он победит один…»

В номере от 24 апреля «Journal Officiel» поместил сообщение из Португалии, которое свидетельствовало о большой активности международного рабочего движения, усилившегося, несомненно, под влиянием победоносной революции 18 марта.

«Интернационал, – писала в номере от 15 апреля лиссабонская «Diaro de Noticias», – распространяется все шире и шире, создавая свои ответвления во всех частях Европы. Во Франции, Бельгии, Германии, Швейцарии, России, Италии и Испании активно действуют его агенты. Эта пропаганда ведется с большим успехом в Бирмингеме, Ноттингеме, Ньюкасле, Брайтоне и Шеффилде – одним словом, во всех крупных промышленных центрах.

Две газеты, «Reynold's Newspaper» и «Eastern Post», являются органами Интернационала. Эти газеты широко распространены среди рабочего класса. Крупные суммы вносятся по подписке; все средства используются, чтобы объединить всех трудящихся Европы [246]. Никогда еще, – добавляет газета, – пролетариат не был так подготовлен к тому, чтобы нанести удар по остаткам феодализма и монархизма».

2 мая «Journal Officiel» опубликовал обращение к трудящимся Парижа, единодушно принятое на собрании социалистов в Ганновере, на котором присутствовало 3 тысячи человек. В этом документе говорилось:

«Нет, вы не банда разбойников, убийц и грабителей. Мы видим в вас пролетариат, борющийся за права человека. Трудящиеся Франции! Вы являетесь авангардом армии, сражающимся за освобождение всего мира; взоры его прикованы к вам, симпатии его на вашей стороне, он рассчитывает на вас».

И «Journal Officiel» добавлял, что «Norddeutsche Allgemeine Zeitung»,

«публикуя это обращение, напоминала о чувствах уважения и симпатии, которые французская пресса и даже дипломатические представители правительства 4 сентября проявляли во время войны к некоторым немецким патриотам, выступившим против аннексии Эльзаса и Лотарингии. И прусская газета спрашивала, сохранят ли Бебель и Либкнехт, которых считали в то время во Франции выдающимися личностями, свой престиж и теперь, когда они прославляют действия Центрального комитета и правительства Ратуши».

Действительно, руководители немецких социалистов Август Бебель и Вильгельм Либкнехт, протестовавшие против аннексии Бисмарком Эльзас-Лотарингии, заявили о своей солидарности с коммунарами Парижа, к которому обращали свои взоры сознательные трудящиеся всех стран.

Если сражавшийся Париж вызывал за границей уважение, то версальская клика подвергалась там суровому осуждению.

Так, например, газета «Times» напечатала резкую статью о том, как живет Версаль. В этой статье говорилось:

«Версаль – это новый Кобленц [247], Кобленц 1871 года. Разница только в том, что некогда был Кобленц аристократии, а теперь – Кобленц буржуазии; настал и ее черед…

     

 

2011 - 2018