Выбрать главу

От группы армий "Центр" была изолирована группа армий "Юг". Ее 6-я армия, действовавшая на главном направлении в районе Киева, не смогла своими силами сломить сопротивление войск 5-й армии Юго-Западного фронта в Коростеньском укрепленном районе и овладеть столицей Советской Украины.

В такой обстановке гитлеровское командование не решилось силами одной группы армий "Центр" начать наступление на московском стратегическом направлении. Было решено сначала повернуть часть сил группы армий "Центр" в помощь войскам группы армий "Север", а другую, 2-ю армию и 2-ю танковую группу,- на юг для окружения и разгрома войск правого крыла Юго-Западного фронта. Только по выполнении указанных задач на флангах войска группы армий "Центр" могли осуществить наступление на Москву, привлекая для этого часть сил соседних фланговых группировок. В основе этого решения от 21 августа была главным образом оперативная необходимость преодолеть трудности, вызванные героической обороной Красной Армии, особенно на киевском направлении. Это очевидное обстоятельство опровергает послевоенные измышления гитлеровских генералов, которые в своем стремлении обелить германский генеральный штаб утверждают, что решение было принято вопреки мнению генералов и преследовало не военные, а только политические и экономические цели.

Директива Гитлера от 21 августа 1941 г. гласила:

"Предложение ОКХ от 18 августа о развитии операций в направлении на Москву не соответствует моим планам. Приказываю: 1. Важнейшей целью до наступления зимы считать не захват Москвы, а захват Крыма, индустриального и угольного района Донбасса и лишение русских доступа к кавказской нефти; на севере важнейшей целью считать блокирование Ленинграда и соединение с финнами.

2. Исключительно благоприятная оперативная обстановка, которая сложилась благодаря достижению нами линии Гомель, Почеп, должна быть использована для того, чтобы немедленно предпринять операцию, которая должна быть осуществлена смежными флангами групп армий "Юг" и "Центр". Целью этой операции должно явиться не простое вытеснение 5-й армии русских за линию Днепра только силами нашей 6-й армии, а полное уничтожение противника до того, как он достигнет линии р. Десна, Конотоп, р. Сула. Это даст возможность группе армий "Юг" занять плацдарм на восточном берегу Днепра в районе среднего течения, а своим левым флангом во взаимодействии с группой армий "Центр" развить наступление на Ростов, Харьков.

3. Группа армий "Центр" должна, не считаясь с дальнейшими планами, выделить для осуществления указанной операции столько сил, сколько потребуется для уничтожения 5-й армии русских, оставляя себе небольшие силы, необходимые для отражения атак противника на центральном участке фронта.

4. Овладеть Крымским полуостровом, который имеет первостепенное значение для беспрепятственного вывоза нами нефти из Румынии..."{23}

В соответствии с директивой Гитлера 24 августа 1941 г. командующий группой армий "Центр" фон Бок отдал следующий приказ на дальнейшее ведение операций:

"1. Задачей, поставленной верховным командованием, является уничтожение 5-й советской армии до того, как ей удастся отойти за линию Сула, Конотоп, р. Десна посредством удара смежными флангами групп армий "Центр" и "Юг". С выполнением этой задачи надлежит закрепиться в районе восточнее среднего течения р. Днепр и продолжить операцию в направлении Харькова.

2. Для выполнения этой задачи группа армий "Центр" наступает через линию Речица, Стародуб в южном направлении.

а) 2-я армия-в составе 13 и 43-го армейских корпусов и 35-го временного соединения, всего семью пехотными дивизиями и одной кавалерийской дивизией, наступает правым флангом на Чернигов.

б) 2-я танковая группа (непосредственно подчиняется командующему группы армий) действует в составе 24 и 47-го танковых корпусов, поскольку эти корпуса будут боеспособны.

Ближайшей задачей 2-й армии и 2-й танковой группы является захват предмостных плацдармов между Черниговом и Новгород-Северским, чтобы оттуда, в зависимости от развития обстановки, наступать дальше на юг или юго-восток..."

Советское командование своевременно увидело в повороте на юг фашистских войск угрозу для Юго-Западного фронта, и Маршал Советского Союза С. М. Буденный обратился в Ставку с предложением отвести войска 5-й армии и 27-го стрелкового корпуса с рубежа железной дороги Коростень - Киев на восточный берег Днепра.

Ставка согласилась. 19 августа последовал ее приказ Юго-Западному фронту: обороняясь по восточному берегу Днепра от Лоева до Переволочной, во что бы то ни стало удерживать за собой Киевский укрепленный район и прочно прикрыть направление на Чернигов, Конотоп и Харьков. Учитывая, что 2-я армия и 2-я танковая группа немцев могли повернуть на юго-восток с целью дальнейшего развития наступления в направлении Чернигов, Прилуки и нанесения ударов по флангу и тылу войск Юго-Западного фронта, Ставка Верховного Главнокомандования одновременно приказала создать из части войск 37-й{24} и 26-й армий 40-ю армию и развернуть ее на р. Десна на участке Шостка, Новые Млины.

Для осуществления этого приказа Ставки прежде всего нужно было отвести 5-ю армию и 27-й стрелковый корпус на новые рубежи как можно быстрее. Это стало очевидно сразу же после того как в соответствии с директивой фронта войска начали в ночь на 21 августа отходить на восточный берег Днепра в условиях неотступного преследования со стороны противника. Далее важно было ни при каких обстоятельствах не допустить выхода гитлеровцев на переправы. Наконец, нельзя было не считаться с обстановкой на левом крыле Центрального фронта, где 21-я армия, оставив Гомель, отступала в юго-восточном направлении.

В результате этого реальная опасность нависла над Черниговом, куда начали подходить передовые части 2-й немецкой армии. В таких условиях нашим войскам при выходе на Днепр следовало непременно загнуть свой правый фланг в районе Чернигова фронтом на север и даже на восток.

К сожалению, эти условия либо вообще не были соблюдены, либо выполнены частично.

Командующий фронтом, очевидно, не был осведомлен об обстановке в полосе Центрального фронта. Только этим можно объяснить его приказ М. И. Потапову, гласивший, что 5-я армия должна занять и прочно оборонять левый берег Днепра, не загибая, однако, свой правый фланг севернее Чернигова. Это решение, как показал ход событий, было ошибочным. Очень скоро для поддержки войск 21-й армии, отступавших с севера к району Чернигова, пришлось срочно выдвинуть на р. Десну выгрузившуюся в районе Бахмача 135-ю стрелковую дивизию. Но и после этого положение на правом фланге 5-й армии оставалось угрожающим.

Еще более опасной оказалась обстановка на левом фланге 5-й армии, который уже на левом берегу Днепра неожиданно оказался под угрозой обхода противником. Как могло это случиться? Каким образом оказался там враг?

Вот как это произошло.

Во время отхода наших войск за Днепр в стык между 5-й армией и ее левым соседом - 27-м стрелковым корпусом прорвались 98-я, 111-я и 113-я пехотные, а также часть сил 11-й танковой дивизий немцев. 23 августа они вышли на переправу у Окунинова. И хотя она охранялась частями 27-го стрелкового корпуса, однако оборона моста через Днепр оказалась непрочной.

Это был непростительный промах командира корпуса генерала Артеменко. Непростительный и непоправимый, так как слабость обороны у моста позволила противнику с ходу овладеть им. Так мост у Окунинова стал на всем протяжении Днепра единственным, оказавшимся тогда в руках у немцев.