Выбрать главу

— Иди домой, Этан, — сказал я тихо. Мне не хотелось сейчас завязывать с ним драку. Я просто хотел, чтобы он ушел.

К несчастью, Этан был пьянее меня. Он плюхнулся на землю рядом со мной, выхватил из моих рук бутылку и сделал большой глоток. Побледнев и закашлявшись, он вернул мне ее обратно.

— Ты чего это пьешь такую гадость? Фу, на вкус как… как… дерьмо.

Я засмеялся, поднимаясь, чтобы сесть, и тут же прикрыл рот рукой. Но он все равно услышал. Этан широко усмехнулся, сверкнув безупречно белыми зубами, спрятав клыки, и смачно шлепнул меня ладонью по спине. Немного сильнее, чем нужно, но не думаю, что он хотел причинить мне боль.

— Забавный ты парень, Джейми, и у тебя такие же зеленые глаза, как и у этого пойла. И волосы у тебя красивые, такие темно-рыжие и блестящие. Ты похож на… не знаю. Как так вышло, что мы не нравимся друг другу? — Он был пьянее, чем я думал.

— Потому что, ты — засранец, — ответил я, сбрасывая его руку со своего плеча.

— Хм, это слово мне подходит. Но, что же такого я тебе сделал?

Я позволил ему снова взять у меня бутылку. Ситуация возникла престранная, но, так как я не особо жаждал, чтобы мне надавали по морде, лучше было сделать так, чтобы все закончилось мирно, насколько это только возможно.

— Мы с тобой много друг другу насолили, Этан, — я вздохнул, забирая бутылку, чтобы глотнуть из горла. — И начал нашу войну ты, когда увел у меня Джеремию Соренсона. А дальше было только хуже.

Хуже — это не то слово, потому что я был практически уверен, что именно его родители наняли охотников, чтобы убить моих родителей. Хотя ищейки клана полностью сняли подозрение с семьи Конноров, я все равно считал их виноватыми. Слишком уж все хорошо сложилось: мои родители уезжают отдыхать в другой штат, там их находят охотники, и Конноры быстренько прибирают к рукам власть в клане, пока Старшие не затеяли из-за нее драку. Мне не давало покоя то, с какой легкостью у них все это получилось.

Этан засмеялся, чего я не ожидал, потому что это совершенно не соответствовало ходу моих мыслей. Я сузил глаза, чувствуя, как во мне закипает кровь.

— Я очень рад, что ты находишь в этом что-то веселое, Этан.

— О, да успокойся ты, друг…

— Я тебе не друг.

— Господи, Джейми, это было так давно. К тому же, Джеремия был идиотом. Без него тебе точно было лучше.

Я снова выхватил из его рук бутылку, делая глоток и пытаясь успокоиться. Конечно, он смеялся из-за истории с моим парнем. Не мог же он знать, о чем я думал в этот момент, а думал я о смерти родителей.

— Ну что ж, спасибо. Но было бы лучше, если бы я как-нибудь сам об этом узнал.

— Хватит распускать нюни и нажираться, — сказал он, сделав выпад, чтобы забрать у меня бутылку и заваливаясь при этом мне на колени.

— Оу, слезь с меня. — Я сильно толкнул его, но он не сдвинулся. — Это моя выпивка. Иди, возьми себе другую.

— Не могу, — ответил он, принимая сидячее положение и все-таки выхватывая бутылку из моих рук. — Сегодня уже все закрыто. Никакого спиртного. Черт, дерьмовый городишко.

— Чего тогда вернулся?

В небе сверкнула молния, и глаза Этана блеснули вместе с ней.

— Не твое собачье дело.

О, хорошо, кажется, я его зацепил.

— Что, твой смертный пришел в себя и дал тебе пинка под зад?

Его губы дрогнули, но слова заглушил удар грома. Я не успел даже понять, что он бросился на меня, когда лежал уже прижатый к земле. Он был в бешенстве, но я был слишком пьян, чтобы понять, из-за чего. Этан размахнулся, и правую часть лица обожгло болью, когда он ударил меня кулаком. Я изо всех сил пытался сбросить его с себя, и когда мне это удалось, я прыгнул на него и начал душить.

— Подонок, — кричал я, сидя на нем верхом и дубася его головой о землю.

Снова вспыхнула молния, и я почувствовал, как она прошла через мое тело. Кожу обожгло, и я кулем свалился с Этана, ловя губами воздух на земле рядом с ним.

Повернувшись, я увидел, что он тоже пытается отдышаться. Неплохо он выглядел для того, в кого только что шандарахнула молния. Его глаза расширились и сверкали в свете фонаря, кожа казалась нежной и гладкой, а волосы все так же блестели иссиня-черным цветом, как и в тот день, когда я впервые его встретил. По его шее медленно текла капля пота и, наблюдая за ней, я пытался понять, с чего это вдруг он стал таким обалденно красивым.

Чем дольше я смотрел на него, тем сильнее хотел дотронуться. Он сам коснулся меня рукой еще до того, как я успел шелохнуться. Как только наши пальцы переплелись, мне стало лучше. В голове начало проясняться, и кожа перестала так сильно гореть.