Выбрать главу

— Если ты закончишь вести себя как последний идиот, то мы сможем пойти к тебе домой и взять хоть какую-то одежду. Возьми любую из моих рубашек. Твою я бросил в стирку.

— Это я-то идиот? — оторопел я. — Ты ждешь, что я перееду к тебе только потому, что тебе так хочется, и я еще при этом идиот? Пошел ты на хер, Этан.

— Мне не придется этого делать. Если я немного подожду, то ты сам позаботишься о моей заднице, так что, спасибо.

Боль в голове стала просто невыносимой. Мне пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не осесть на пол. Но я не дотронусь до него. Если без касаний мы не сможем провести и десяти минут, то мы реально попали.

— Черт тебя подери, Джейми, — еле слышно пробормотал он, соскользнув на пол. — Ты хочешь сделать это для нас невыносимым?

Я тоже опустился на пол и с закрытыми глазами потянулся к его руке. Его пальцы обвили мои, и мы молча лежали, ожидая, когда же уменьшится боль. Но в отличие от прошлого раза она прошла не сразу. Как будто магия наказывала меня за упрямство, только от этого страдал еще и Этан.

— Ненавижу тебя, — прошептал я. — Как же я тебя ненавижу.

— Аналогично, засранец.

Он посильнее сжал мою руку, и я в ответ тоже стиснул его. Мы погрузились в боль и наши собственные мысли, пока не потеряли сознание.

* * * *

Я очнулся на следующий вечер, лежа на полу и чувствуя пульсирующую боль в висках. Открыв глаза, я увидел Этана, он лежал рядом, рассматривая меня, и когда я застонал, протянул мне руку. Я подвинулся к нему, позволив тесно прижать меня к себе. Если от этого пройдет боль, то можно и потерпеть несколько минут близости.

— Ты в порядке? — спросил он, почти касаясь губами моего уха.

— Буду. Мне нужно всего несколько минут. Ты не против?

— Не против.

Боль была такой сильной, что мне было не до смущения. Он, кажется, чувствовал себя лучше. Может быть, потому что пришел в себя раньше меня? У меня не было сил на то, чтобы задавать вопросы. Где-то через пять минут мне полегчало, я поднял голову и улыбнулся ему.

— Спасибо. И прости за это.

— Не стоит извиняться. Правда, должен сказать тебе, что не могу все оставшиеся дни валяться на полу в агонии до потери сознания. Мы же справимся, да? Мы слишком упрямые с тобой, чтобы лечь и подохнуть из-за какого-то заклятия.

Я кивнул и даже сумел выдавить улыбку.

— Да уж, не ожидал, что это так на нас скажется. Ты прав, я постараюсь контролировать себя. — Я сел, прислоняясь спиной к стене. — Думаю, что смогу встать, если ты мне поможешь.

Он встал, поднял меня и, положив руки на мои бедра, ждал, пока я смогу стоять на ногах твердо. Мы прошли в кухню и сели за стол напротив друг друга, соединив руки на его середине.

— Нужно договориться о том, где мы будем жить. Очевидно, мы еще несколько дней не сможем отлепиться друг от друга. Я предлагаю остаться у меня только потому, что мы можем здесь спокойно уединиться, но если ты хочешь, что мы жили у тебя дома, то я не против.

Он действительно старался, и это было удивительно. Я не ожидал, что он вообще может вести себя разумно, а уж в данной ситуации и подавно. И это значило, что я тоже должен пойти на некоторые уступки.

— Нет, ты прав. Я не знаю, что еще может произойти, и будет лучше, если рядом с нами никого не будет. Сейчас, когда ты предлагаешь, а не требуешь, я не возражаю против того, чтобы жить здесь.

— Никто из нас не хочет отказываться от чего-либо. Поверь мне, я не в восторге от перспективы совместного проживания, и уж точно не в экстазе от мысли, что в конечном итоге нам придется… ну, ты знаешь, что сделать. Но, кажется, на некоторое время нами будет управлять магия. И поэтому мы оба должны идти на компромиссы.

Он говорил чертовски разумные вещи. И не знаю почему, но мне хотелось дать ему по роже. Он должен был быть в ярости, как и я. Мне казалось нечестным, что в то время, как я чувствовал себя таким потерянным, он был таким спокойным и собранным.

— Ладно, ты прав, но мне все равно это не нравится, — неохотно сказал я. — Мы пойдем ко мне домой, я возьму кое-что из вещей, потом вернемся сюда и решим, что делать дальше.

По дороге в мою квартиру, я взмолился о том, чтобы Бет там не было. Я был не в том настроении, чтобы объяснять сестренке, почему я переезжаю к человеку, которого ненавижу всем сердцем.

Надеялся я, конечно, зря. Потому что она была дома и попивала вместе с бабушкой чай, в ожидании нашего с Этаном прихода. Я прошел мимо них, не сказав ни слова, оставив Этана в гостиной и надеясь, что справлюсь со сбором шмоток без его присутствия. Но как только я вошел в спальню, холодящее ощущение вернулось, и голова начала побаливать.