Выбрать главу

Иными словами, астрологические вычисления для Нострадамуса не были единственным источником для предсказания будущего. Наиболее конкретные и выразительные детали предстоящих событий он видел как бы духовным взором. Речь, видимо, идет о галлюцинациях, которые для него, человека XVI века, безусловно, имели силу реальности.

Отвечая на, очевидно, уже тогда высказывавшиеся упреки, что его катрены, как правило, совершенно невразумительны, Нострадамус пишет: "Опасность (нынешнего) времени, достойнейший король, требует, чтобы такие тайны открывались только в загадочных выражениях, имея, однако, при этом только один смысл и значение и ничего двусмысленного". Здесь явный намек на то, что Нострадамус не желал возобновлять своего знакомства с инквизицией.

Но и издание "Столетий" 1558 года не принесло успеха Нострадамусу. Генрих II никак не реагировал на послание. Казалось, что эта книга Нострадамуса обречена на неуспех, как и его альманах. Тем не менее, год спустя "Столетия" внезапно стали бестселлером. Что же произошло?

13 апреля 1559 года между Францией и Испанией был подписан мир в Като-Камбрези, завершивший 65-летний период так называемых "итальянских войн", войн, в которых Франции по очереди, а иногда одновременно приходилось сражаться с половиной европейских стран. Мир не принес Франции ни славы, ни территориальных приобретений, но он сохранял целостность французского королевства. Поэтому французский двор отметил этот мир и закреплявший его династический брак дочери Генриха II Елизаветы с испанским королем Филиппом II пышными празднествами.

В ходе праздничных торжеств должен был состояться начинавший уже выходить из моды рыцарский турнир. На полях сражений тяжелые рыцарские латы уже почти не оправдывали себя, потому что сильно стесняли движения, а от пуль не предохраняли. Но защитой от холодного оружия они служили, как и раньше, надежно Обычная турнирная тактика - ударом тупого копья выбить противника из седла, после чего тяжесть лат уже не позволит ему самостоятельно встать с земли, и он признается побежденным. В общем, этот вид спорта считался вполне безопасным, поэтому, когда на третий день турнира (1 июля) на поле выехал сам Генрих II, никто не полагал, что священная особа монарха подвергается серьезной опасности.

Генрих II и его соперник, капитан шотландской гвардии граф Габриэль Монтгомери, помчались друг на друга и "преломили копья", то есть каждый нанес противнику такой удар, что копье в его руках сломалось, но противник не был выбит из седла. Затем они разъехались в разные стороны, взяли новые копья, и все повторилось сначала. То же произошло и в третий раз, но теперь соперники стали разворачивать коней в непосредственной близости друг от друга, а Монтгомери еще сжимал в руке обломок копья. Одно неудачное движение и острый отщеп на обломке его копья вонзился в прорезь на шлеме Генриха II, пронзил королю глаз и проник в мозг. 10 дней спустя Генрих II умер.

Некоторые мемуаристы, писавшие примерно через полстолетия после этих событий, уверяют, что граф Монтгомери, когда увидел, какую страшную рану он нанес королю, в отчаянии отбросил злополучный обломок копья и кричал страшным голосом: "Черт бы побрал этого Гаврика с его проклятыми предсказаниями!".

Далее поясняется, что известный итальянский астролог Лука Гаурико еще в 1552 году предупреждал Генриха II, чтобы он не вступал в поединки, особенно в данном, 1559 году (на 41-м году жизни), ибо это грозит ему ранением глаза, а может быть, даже и смертью. А король, как нередко бывает, превратно понял предсказание. Королю приличествует поединок только с другим монархом, поэтому Генрих II отвечал, что он в дружбе с королем Испании (Филиппом II) и крайне маловероятно, что тот вызовет его на дуэль, как это было когда-то между их отцами. Отец Генриха II - Франциск I вызвал на дуэль отца Филиппа II - Карла V. Если же речь идет о смерти на поле боя, добавил Генрих II, то она почетна для дворянина, и лучшего конца он себе и не желает.

Но, увы, эти слова короля не были запечатлены на бумаге сразу же после смерти Генриха II, ни, тем более, до его смерти. Ну, а если посмотреть гороскоп Генриха II, составленный Лукой Гаурико, опубликованный как раз в том же 1552 году, когда Гаурико якобы предупредил короля, то там сказано, что Генрих II проживет 69 лет, 10 месяцев и 12 дней.

Знаменитый "предсказатель" XVIII века Казотт, по словам мемуаристов XIX века, якобы предсказал Великую Французскую революцию и даже детально описал, какая судьба постигнет в ходе этой революции каждого из тех людей, с которыми он беседовал на вечеринке лет за пять до взятия Бастилии.

Русский монах Авель, живший в конце . XVIII - начале XIX веков, по словам мемуаристов середины XIX века, предсказал все основные события русской истории на несколько десятилетий вперед. Но все эти ясные, точные, ошеломительно сенсационные предсказания (увы, как и предсказания многих других прорицателей) были зафиксированы уже после того, как произошли якобы предсказанные ими события, иногда через несколько лет, иногда через несколько десятилетий. К сожалению, все известные нам до сих пор точные и ясные предсказания будущего - это предсказания, зафиксированные задним числом.

Ремесленники средневекового города. Nosrad05.jpg Портные. Медники.

Бурная реакция современников на более чем туманное четверостишие Нострадамуса (I, 35) как раз и показывает, что они не были избалованы точными предсказаниями. Что даже самое приблизительное сходство предсказанного с реальным поразило их воображение. О чем говорится в этом четверостишии? Что молодой лев на поединке одолеет старого. Но Монтгомери был только на шесть лет моложе Генриха И, и ни тот, ни другой не использовали в качестве эмблемы льва. В катрене говорится, что молодой лев выколет старому глаза (а не один глаз) в золотой клетке, которую истолкователи отождествляли со шлемом. Но шлем Генриха II не был ни золотым, ни позолоченным. Наконец, загадочное выражение "Deux classis une" ("два флота - одно"). Слово classes в предсказаниях Нострадамуса обычно истолковывается как латинское classis - "флот", но для данного четверостишия истолкователи привлекли греческое слово klasis - "перелом". Получилось "два перелома - одно", что как будто намекает на переломленное копье или на травму короля, но не слишком проясняет мысль автора.