Выбрать главу

Г. — Чтобы доказать вам моё доверие, я скажу вам, что нет! Мы не знаем определённо, кто такие «Они»; но к последнему моменту подтвердилось много вещей из сказанного Раковским: например, верно то, что Гитлера финансируют банкиры с Уолл Стрит. Это правда. А также много чего другого. Все эти месяцы, которые я не виделся с вами, я посвятил расследованию, связанному с информацией Раковского. Правда, я не смог установить, какие именно лица являются столь поразительными персонажами, но фактом является то, что существует своего рода окружение высшей власти, состоящее из финансистов, политиков, учёных и даже духовных особ с высоким рангом, богатством и занимающих привилегированное положение; если судить об их позиции (большей частью как посредников) по результатам, то она оказывается странной и необъяснимой, по крайней мере, в свете обычных рассуждений… ибо в действительности у них есть большое сродство с идеями коммунизма. Конечно, с коммунистическими идеями, весьма своеобразными. Но оставим в стороне все эти вопросы касательно оттенков, линии и профиля; объективно — как выразился бы Раковский — они, слепо подражая Сталину в действиях и ошибках, строят коммунизм… Последовали совету Раковского почти что пункт за пунктом. Ничего конкретного, но не было отказа и не разорвали своих одежд[18] (наше выделение при цитировании: ВП СССР). Наоборот, проявили ко всему много внимания. Посланник Дэвис осторожно намекнул на прошлые процессы и даже дошёл до намеков на то, что много было бы выиграно в общественном мнении американцев в случае помилования в ближайшее время Раковского. За ним (Дэвисом. — Ред.) хорошо наблюдали во время сессий процесса в марте, что вполне естественно. Он присутствовал на всех; мы не позволили ему привести с собой никого из техников, чтобы помешать всякому «телеграфированию» с подсудимыми. Он не профессиональный дипломат и не знаком с определённой техникой. Он был вынужден смотреть, стараясь глазами выразить очень многое, как мне показалось; мы думаем, что он поднял дух у Розенгольца, а также у Раковского. Этот последний подтвердил интерес, проявленный во время сессий Дэвисом, и сознался, что сделал ему тайно знак масонского приветствия.

Есть ещё одна очень странная вещь, которая уже не может быть сфальсифицирована. 2-го марта на рассвете была получена радиопередача от какой-то очень мощной станции: «Помилование, или возрастёт угроза Наци»… Радиограмма была зашифрована шифром нашего собственного посольства в Лондоне. Можете понять, что это нечто весьма важное!

Д. — Но угроза не была настоящей?

Г. — Как же нет? 12-го марта заканчивались дебаты в Верховном Трибунале, и в 9 часов вечера Трибунал удалился на совещание. И вот, в этот же самый день, 12 марта, в 5 часов 30 минут утра Гитлер приказал своим бронированным дивизиям двинуться в Австрию. Конечно, это была военная прогулка! Было ли достаточно причин подумать об этом?… Или же мы должны были быть настолько глупыми, чтобы посчитать приветствия Дэвиса, радиограмму, шифр, совпадение инвазии [19] с приговором, а также молчание в Европе только случайностями?… Нет, в действительности мы «Их» не видели, но слышали «Их» голос и поняли «Их» язык».

Приведенный нами фрагмент из «Красной симфонии» говорит о том, что слышать «ИХ» голос и понимать «ИХ» язык — важнее «ИХ» персонификации.

5. Но на самом деле впервые об «ИХ» существовании (скорее всего сам того не понимая), оповестил весь мир историко-политически наивных обывателей-профанов Сергей Нилус, издав в России в 1902 году книгу «Близ есть при дверех», главной частью которой были, ставшие с тех пор всемирно известными, так называемые «Протоколы сионских мудрецов».

Только одна выдержка из «Протокола № 9»:

«Террор. Кто служит масонству?

От нас исходит всёохвативший террор. У нас в услужении люди всех мнений, всех доктрин: реставраторы монархии, демагоги, социалисты, коммунары и всякие утописты. Мы всех запрягли в работу: каждый из них со своей стороны подтачивает последние остатки власти, старается свергнуть все установленные порядки. Этими действиями все государства замучены: они взывают к покою, готовы ради мира жертвовать всем; но мы не дадим им мира, пока они не признают нашего интернационального сверхправительства открыто, с покорностью. Народ завопил о необходимости разрешить социальный вопрос путём международного соглашения. Раздробление на партии предоставило их все в наше распоряжение, так как для того, чтобы вести соревновательную борьбу, надо иметь деньги, а они все у нас».

Написано 100 лет назад, но звучит очень актуально (как и все остальные протоколы) на протяжении всего ХХ века. И на протяжении всего ХХ века неоднократно доказывалось, что пресловутые «Протоколы» — фальсификат, не имеющий никакого отношения к проведению в 1897 г. в Базеле сионистами своего первого конгресса. Но на протяжении всего ХХ века и по настоящее время для множества людей неразрешим парадокс:

Как и почему заведомый фальсификат адекватно описывает прошлую историю, текущую политику и политические перспективы?

Люди, не умеющие разрешить этот парадокс, разпределяются по двум категориям:

· одни настаивают на подлинности «Протоколов» вопреки всем обоснованным доводам об их подлоге на основании того, что, соотнося содержание «Протоколов» с известными им историко-политическими фактами, видят соответствие текстов жизни [20];

· другие, зная о подложности «Протоколов», избегают того, чтобы соотносить их содержание с историко-политической реальностью как таковой, поскольку не желают предстать во мнениях окружающих «неадекватными», но им приходится разплачиваться за достигаемое таким способом «паблисити» и «просперити» полной утратой понимания истории и политики.

А тем временем создатели этого парадокса и их наследники-“правопреемники” на основе обоих ликов этого парадокса властвуют над жизнью и смертью тех и других в пределах Божиего попущения и хранят молчание о сути парадокса по примеру ещё одного персонажа древнегреческих мифов — Мома