Выбрать главу

— Привет, — проговорила я, выпрямляясь и иронично приподнимая бровь, — пришел поздравить?

Передо мной стоял мечта еще нескольких миллионов женщин собственной персоной. Сероглазый брюнет с милыми ямочками на щеках и вечно изогнутыми в усмешке губами. Правда, изогнутыми в усмешке только при разговоре со мной, другим же женщинам он дарил обольстительную улыбку.

— А есть с чем? — с вызовом спросил Алексей, положив руки в карманы брюк.

— Например, с выигрышем в десять миллионов, — улыбнулась я своему другу, — или ты забыл наш давний спор? Кто первый выйдет замуж или женится, тому достается весомый подарок, сумму которого я уже озвучила выше.

— О, Элис! Неужели ты помнишь тот детский спор? Только не говори мне, что ты нуждаешься в средствах, поэтому собираешься выйти замуж за этого хвастуна! Если так, то я прямо сейчас готов перевести на твой счет нужную сумму!

И улыбается, зараза, так красиво! Как у него еще челюсть не свело?! Он, как никто другой, умеет омрачить любое радостное событие в моей жизни одним своим словом! Правда, чаще всего он именно создавал такие события в моей жизни. С ним связано очень многое, насколько тесно, что мне легче его убить, чем убрать из своей жизни. Но, к сожалению, убить я его не могла, а допускать настолько тесную дружбу с холостым мужчиной чужой невесте недопустимо. Именно поэтому последнее время мы общались с ним все реже и реже.

— Ну и зараза же ты, Лёш, — глубоко вздохнула я, собравшись уйти в зал, но мужчина схватил меня за руку.

— Ты уверена, что хочешь выйти за него? Мне кажется, ты слишком торопишься. Осмотрись, приглядись еще к кому-нибудь.

— К кому? — усмехнулась я, осматривая его с ног до головы, — к тебе, что ли?

— А может и ко мне. Чем я не хорош? — и так улыбнулся, что у любой другой бы уже подкосились ноги.

— Не люблю плейбоев.

— А то твой жених не такой, — хмуро буркнул Леша, только со мной он допускал снять с себя маску идеального мужчины. И почему только он её снимает, а всё равно остается для меня идеальным? — Говорю тебе как другу: не торопись. Вполне возможно, что он не тот, кто тебе нужен.

— Лёш, не лезь в мою жизнь. Александр — совершенен.

Это действительно было так. Он был чуткий, понимающий, никогда не опаздывал на свидания, приходил с цветами, причем с двумя букетами: и для меня, и для матушки. Как такого мужчину можно в чем-то упрекать или подозревать?

— Так уверена в этом?

— Да, — твердо сообщила я, смотря дальше по коридору, где проскользнула тень моей лучшей подруги. — Отпусти мою руку и дай пройти. У меня помолвка, и гости могут меня потерять.

— Они не обращали на тебя внимания, когда ты сидела в углу в одиночестве. Думаешь, сейчас заметят твоё отсутствие? — серьезно спросил он, и я с остервенением вырвала свою руку, из-за чего пошатнулась и схватилась за стенку.

Он чуть подался вперед, чтобы вновь меня придержать, но я уже сделала один шаг назад. Потирая руку, я с какой-то обреченностью смотрела на него, с трудом сдерживая свою обиду. Его слова всегда были острее кинжала. Он знал меня лучше всех и умел бить по больному. Кто может быть опаснейшим врагом? Только когда-то близкий тебе человек.

— Лёшенька! — внезапно появившаяся матушка широко улыбнулась своему «любимому мальчику», сыновей у неё не было. Своим приходом она буквально спасла меня от неминуемого краха моего спокойствия. — Алисия! Что вы тут делаете одни? Алисия, — родительница наградила меня укоризненным взглядом, — тебе не стыдно попадать в столь компрометирующее положение? Что о тебе подумают люди?

— Что я решила поставить одному миллиардеру очередной синяк, — парировала я, заметив кислую мину друга детства.

Ага, он тоже вспомнил, как в молодости по сети распространилась его фотография с огромным фингалом под глазом, поставленным девчонкой! Разница у нас была незначительная, всего лишь семь лет, поэтому детство и юность мы преимущественно проводили вместе. Он всегда оберегал меня, как старший брат. Но в тот раз он получил за дело.

— То когда было-то! Дети совсем, а сейчас вы оба состоявшиеся взрослые люди, и ваши отношения общество не поймет и осудит, — наставнически ответила родительница, повернувшись к Алексею, которого тут же принялась обнимать.

— Ты давно к нам не заходил. Я успела соскучиться! А Софи всё время про тебя спрашивает.

Я чуть ли не закатила глаза к потолку. Моя маленькая сестренка действительно без умолку щебечет обо всем, что ей нравится. К сожалению, нравился ей и мой друг. И за что его так любят дети?

— Неужели малышка помнит меня? Сколько ей? Пять?

Дальше слушать я не стала, стремительно направляясь по коридору в огромную гостиную. Найти в толпе высокого брюнета не составило труда. Моего прихода никто не заметил, словно я никуда и не уходила. Рядом с Александром я просто терялась, да и он любил, чтобы внимание акцентировалось только на нем. Почувствовав на себе жаркий взгляд, я обернулась, чтобы тут же встретиться с серыми глазами Леши. Он поднимал за меня бокал шампанского, только почему в его действиях я видела не поздравление, а скорее… усмешку? Совершенно невыносимый мужчина! Ребенком он был лучше!

В ребенке я не видела преграду для своего счастья, скорее, наоборот.

— Алисия, — ко мне вплотную подошла Даша, уводя меня в сторону и снова наклоняясь к моему уху, — ты не поверишь, что я сейчас узнала!

Дашка была сплетницей еще той, иногда я жалела, что допустила её выход в высшее общество. И вообще, мне казалось, что именно она сливает главные бомбовые новости репортерам. Но девушка в обмен давала мне искренность, которую я, порой, не получала даже в семье. Сама же я тоже умела красиво лгать и лицемерить, за что себя корила, но понимала всю необходимость такого поведения. Даша же была настоящей, она не всадит нож в спину. Я приподняла бровь в намерении услышать продолжение, которое не заставило себя долго ждать:

— Алексей Изумрудов собирается жениться! — доверительно сообщила она мне, и я хмыкнула.

— Даш, его мама каждую минуту собирается женить его, только все без толку. Такой просто так не пойдет на заключение союза.

И здесь я говорила чистую правду. Его матушке дома не сиделось, она была в разъездам и путешествиях, но даже при своем плавающем графике она не забывала наставлять сына на «путь истинный», приводя в пример его отца, который завел семью в преклонном возрасте. Леша же относился к тем мужчинам, которые позволят надеть на себя оковы брака только любимым женщинам.

— Да нет же, — укоризненно ответила мне подруга, — на этот раз, кажется, всё серьезно! Он сам согласен, и с завидной регулярностью ходит на свидания вслепую, или соглашается на видеосвязь! Представляешь? Он же всегда говорил в интервью, что сам способен найти девушку по вкусу, а тут такие кардинальные изменения!

«Никак не хочет отдавать мне мои десять миллионов», — пронеслась в голове мысль, и я чуть не засмеялась в голос, но усмешка всё же проступила на моих губах.

— Не вижу ничего смешного! Ты забираешь себе Александра, а холостых и настолько завидных мужчин остается не так много, — надула губки Даша, словно её это касалось в первую очередь.

— Даш, поверь мне, Алексей не является завидным мужчиной, об участи его избранницы следует только поплакаться.

Даша поджала губы и решила свернуть беседу на очередную менее бомбовую сплетню, но её манере разговора я потакать не собиралась, особенно, в свой особенный день, поэтому вскоре вернулась в компанию своего жениха. За вечер я всё же несколько раз обменялась взглядами с Лёшей. Меня так и подмывало подколоть его на тему его помолвки, но я старательно изображала хорошую невесту, тем более, рядом с любимым мужчиной это не составляло труда.

Наконец, настало долгожданное время окончания званого вечера, и гости поспешили покинуть шикарный особняк жениха. Мы с Александром стояли на выходе, принимая нескончаемый поток поздравлений, основой многих из которых была лесть. Я выглядывала в толпе друга, но так и не могла его найти. Неужели не хочет поздравить? Какая жалость! Последними к нам подошли мои родители, расцеловав нас обоих.