Выбрать главу

— Мне нужно в салон красоты, потом днем я буду с Софи, а вечером мне вновь придется убежать на встречу. Сегодня выставка Мершара Моршала, — ответила мама, направляясь к входной двери, от которой вновь зазвучал сигнал колокольчика.

Вот этого художника я никогда не любила. Все его картины сводятся к рисованию разного размера геометрических фигур на одном холсте. Особенно, убийственная у него композиция «Семь красных шаров», где присутствуют фигуры разного размера, и кто-то там видит семь непростительных грехов, размышляя, какой размер какому греху отводится? Своими загадочными улыбками и молчанием на все вопросы Моршал создал вокруг себя атмосферу недосягаемости, поэтому люди в его картинах видят больше, чем там есть. Мне кажется, что даже сам художник не видит ничего гениального в своих картинах. Но если всё наоборот, то я стану уважать его еще меньше.

— Софи, и тебе нравится сидеть с чужими тетями?

— Нет, но у мамы нет времени, — вздохнула сестра, и я поступила её примеру.

Отчего-то мама была против садиков, как и её подруги, считая, что их ненаглядных деточек там будут обижать. А то, что ребенку необходимо общение со сверстниками, они не понимают. О, убийственная логика домохозяек двадцать четвертого столетия! Это еще хорошо, что у нас есть достаточно денег, чтобы не спихивать ребенка на роботов-няней, которые вообще могут убить в подрастающем поколении всю человечность.

Съев свою порцию омлета, я отправилась на работу, пересмотрев содержимое небольшой сумочки. Все необходимое, включая документы, планшет и накопители информации в форме малюсеньких, не больше подушечки пальца, дисков, было на месте, поэтому я со спокойной душой отправилась на работу. Сев за руль автокара, я вырулила на авиатрассу, спидометр был на двухсот, небольшая для меня скорость. Как же я хотела почувствовать настоящий адреналин от езды! Но, увы, на гонках я давно не была, так как, во-первых, Александру не нравилась эта идея, он считал ее недостойной девушки из высшего общества, и, во-вторых, он недолюбливал Алексея, с которым мы вместе гоняли по автостраде с детства. Припарковалась я на многоярусной парковке перед холдингом, уверенным шагом направившись на работу. Это была фирма отца по добыче ископаемых, и в ней я занимала должность главы отдела продаж.

— Мисс Алисия, вам поступило два внутренних звонка и три внешних, их номера я вбила в «стикер» на вашем столе.

— Спасибо, Марьяна, — кивнула я своему секретарю, войдя в кабинет и первым делом включив электронную панель со списком из пяти номеров.

Перелистнув страницу, я увидела сегодняшнее расписание и обрадовалась, что вечер после трех свободен, значит, успею зайти на работу к жениху. Что мне так в нем нравилось? Его присутствие. У меня никогда не было продолжительных отношений, честно признаться, у меня вообще было мало отношений с противоположным полом. Когда-то в молодости я не посчастливилось безответно влюбиться в такого мужчину, которого до сих пор никому не удалось затмить. Очень долго я искореняла в себе эти чувства, а потом просто боялась оступиться. Зато всегда с завистью смотрела на своих знакомых, которые счастливые убегали на свидания, с работы — домой, потому что там их ждал любимый человек. Сейчас же я была счастлива, что свой запас любви и нежности есть на кого вылить. Главное, чтобы жених не утонул под этим бурным потоком.

День тек довольно скучно до определенного момента. Пока ко мне в кабинет вошел Изумрудов, приветливо махнув рукой и плюхнувшись на диван. Он задумчиво смотрел в окно, потом достал планшет и стал пролистывать файлы, я же занялась подготовкой документов, которые, честно признаться, к его приходу не до конца проверила. В его обществе мне всегда было комфортно, и я бы, наверное, просидела так до обеда, если бы работа по договору не закончилась через полчаса.

— Леш, я все.

— Наконец-то! — закатив глаза к потолку, мужчина встал и направился к моему столу.

Одет он был в рубашку, заправленную в облегающие темные джинсы, подчеркивающие стройные ноги, и сами джинсы. Я старательно отводила взгляд от привлекательного мужского тела, вспоминая не менее накаченное тело своего жениха.

Впрочем, мысли о достоинствах своего друга быстро покинули мою голову, вытесненные работой. Разбор пунктов небольшого договора на дополнительную поставку бензольных полимеров был осуществлен в рекордные сроки, так как мы с Лешкой друг друга понимали с полуслова, иногда выговаривая фразы с одинаковой интонацией и одновременно, после чего награждали друг друга усмешками.

— Отлично, теперь я доволен, — ответил Изумрудов, направившись к выходу, — удачного дня!

Я смотрела на удаляющуюся фигуру мужчины и честно не понимала, как он может надевать настолько сексуальные джинсы на работу! Это же совращение сотрудников! Или он специально так оделся, чтобы соблазнить кого-нибудь из нашей фирмы? Вот же плейбой!

— Леш! — крикнула я, когда мужчина потянулся рукой до скрытой на двери сенсорной панели. — Ты специально так вырядился для моих сотрудниц? Ведь обычно костюмы носишь!

— Дорогая моя, — широко улыбнулся он, повернувшись ко мне, — не думаешь ли ты, что у всех по отношению ко мне такие же извращённые мысли как у тебя? Вот я об этом даже не подумал, а ты обратила внимание!

Краска стыда непроизвольно вылилась на мои щеки, но что-то ответить этому нахалу было нужно.

— Изумрудов, я буду представлять иск твоей компании за каждую совращенную сотрудницу! Скажем, по сто тысяч за каждую.

Сразу же представила эту картину: на стуле ответчика сидит весь такой разодетый и красивый Алексей Изумрудов, а на стуле истца — я. В зал вводят по одной полураздетой женщине, они все краснеют и смущаются, при этом подмигивая и бросая томные взгляды в сторону моего друга, явно напрашиваясь на продолжение. Тот расправляет плечи и показывает свою внушительную мускулатуру.

«М-м…» — зашлись в блаженном стоне тараканчики в голове, и я чуть ли не прыснула от смеха, но удержала маску серьезности на лице.

— Не слишком ли дорого ты оцениваешь своих сотрудниц? — изумленно приподнял бровь мужчина, а потом опустил взгляд мне на грудь, впрочем, там ничего выдающегося не было, наверное, его просто золотой кулончик привлек. — Вот за тебя бы…

Прежде чем до меня дошел смысл его слов, я успела смутиться, поэтому преждевременно рявкнула:

— Леш!

— Молчу-молчу! — примирительно поднял руки друг, открыв дверь и покинув мой кабинет.

Мои щеки все еще продолжали пылать. В такие моменты он меня бесит, в его присутствии я не могу контролировать свои эмоции, то раздражаясь, то смущаясь, зато всегда могу что-нибудь ответить, потому что знаю, что он будет внимательно слушать даже мои издевки.

— Марьяна, можешь принести мне с кухни гамбургер, — включив связь с секретаршей, попросила я, после чего нажала на узкую панель на своем столе, которая тут же вывела мне голографический экран. С его помощью я начала просматривать графики продаж, внося коррективы и пометки мысленным управлением, прилепив к вискам примочки.

— Приятного аппетита, — поставив тарелку с фаст-фудом и стакан с соком на стол, девушка недовольно глянула на меня, — конечно, я разогрела полуфабрикат, но гробить свой желудок таким способом — не лучший вариант.

— А что делать? — разведя руки в стороны, я пожала плечами, и секретарша покинула мой кабинет.

Как только я сделала первый укус, в мой кабинет ворвался Леша, отчего я закашлялась, удивленно глядя на друга. И чего он вернулся?.. Сейчас опять нотации читать начнет.

— Забыл кое-что сказать…

Он не договорил. Изумрудов бросил недовольный взгляд на тарелку, стремительно пересек пространство кабинета, рывком поднял меня с кресла, подхватив под локоть, и направился к выходу.

— Ты что делаешь?! Ты в курсе, что это похищение?! — взбеленилась я, вырываясь, но против мощи мужчины ничего не могла сделать. — Отпусти меня, Изумрудов!

— Сколько можно питаться этой гадостью?! У тебя же два раза обострение гастрита было! Тебе лень спуститься вниз и пройти немного пешком, чтобы посидеть в кафе? Горячее необходимо!