Читать онлайн "Одесса в эпоху войн и революций (1914 - 1920)" автора Савченко Виктор Анатольевич - RuLit - Страница 108

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Одесская газета «Известия» систематически печатала длинные устрашающие списки расстрелянных чекистами, подобные списки расклеивались по городу, преимущественно на афишных тумбах… Только за август 1920 года в одесских газетах было помещено 8 таких списков, в которых указывались 172 фамилии расстрелянных. Но это, конечно, не полный перечень жертв. Известно (по материалам конференции чекистов «Итоги и практика годичной деятельности Одесского губчека». Одесса, 1921), что за первые восемь месяцев 1920 года в Одессе ЧК призналась, что арестовала более 8 тысяч человек, из которых около 700 человек расстреляно только по статье «контрреволюция и белогвардейщина» (еще существовала статья «бандитизм»), а 3 тысячи отправлены в концлагерь. То есть количество заключенных в концлагерь относится к расстрелянным как 1 к 10. Но и эти цифры явно занижены.

ЧК всячески стремилась контролировать бывшие офицерские кадры оказавшиеся в Одессе, что являлись перманентной угрозой для большевистского режима в городе. Несколько раз объявлялись сроки, когда все бывшие белогвардейские офицеры должны были пройти регестрацию, объявлялись страшные кары для ослушников этих приказов. Но регистрировалась обычно только 1/3 бывших офицеров. К. Паустовский считал, что в Одессе и на окраинах города «застряло около семидесяти тысяч деникинских офицеров и солдат. Союз ники рассчитывали, опираясь на них, поднять в Одессе восстание.»

Беспокоили чекистов и одесситы — рабочие самого крупного в Одессе предприятия — судоремонтного завода «РОПИТ». На заводе началась забастовка, в ходе которой чекисты обнаружили не только «подпольную антисоветскую организацию», «антисоветскую литературу», но и тайный склад оружия и взрывчатки. По решению Одесского губкома КП(б)У «РОПИТ» временно закрыли, большенство рабочих — забастовщиков уволили, «подозрительных» рабочих отправили в концлагерь. Вместо кадровых рабочих власти набрали «абсолютно надежных рабочих и служещих». Благо было из кого выбирать — в Одессе тогда было зарегистрировано на Бирже Труда более 40 тысяч безработных (практически каждый 10-й житель).

Огромный дом на Маразлиевской, где размещалось в 1920 г. ГубЧК (одной стороной выходил на Канатную 29) наводил ужас, не только на потенциальных жертв «карательных органов», но даже на обыкновенных, ни в чем не «замешанных» прохожих.

За 1920 г. одесской ЧК были арестованы 10–13 тысяч человек, из которых расстреляны ок 1500 человек. В то же время эмигрантский историк С. Мельгунов считает, что только в 1920 году в Одессе карательными советскими органами, были уничтожены до 7 тысяч человек. Надо отметить, что уничтожали не только Одесская ЧК, но и Ананьевская, Балтская уездные ЧК, 26-я и 31-я отдельные чекистские бригады, которые стояли под Одессой.

В Одессе на територии бывшего Одесского кадетского корпуса был создан концлагерь для «политических и заложников». Еще один концлагерь для жителей Одессы и пригородов был организован в Березовке.

Масштабы «красного» террора настолько поразили Одессу, что рабочая конференция Одессы потребовала ликвидировать ЧК, а одесский губком требовал от «Центра» ограничить ее влияние и немедленно поставить под партийный контроль. В то же время А. Луначарский, который тогда находился в Одессе, написал из Одессы письмо В. Ленину с предложением о том, что бы «т. Дзержинский приехал в Одессу и поддержал своим огромным авторитетом местную ЧК».

В подвалах одесского ЧК на Маразлиевской «отсидел» будущий классик советской литературы Евгений Котаев. Еще в 1915 г., не окончив гимназии, 18-летний Е. Катаев попал добровольцем — вольноопределяющимся на фронт первой мировой войны, дважды был ранен, отравлен газами, заслужил офицерские пагоны и награды за храбрость. В мае 18-го Е. Катаев поступает в армию гетмана Скоропадского, а в начале 19-го — в одесские офицерские формирования Гришина-Алмазова. С приходом в Одессу «красных» (апрель 1919 г.) Катаев становится «рупором» советской пропаганды, работет в «красном» Бюро украинской печати (БУП). Но когда в Одессе снова устанавливается режим белогвардейцев Е. Катаев получает командирский пост на бронепоезде армии генерала Деникина. Во время эвакуации Одессы Е. Катаев заболевает тифом и остается в городе. А весной 1920 г. Е. Катаев был арестован как «белогвардейский заговорщик», полгода ждет расстрела в ЧК и спасается, по выражению его сына, только «чудом».

     

 

2011 - 2018