Выбрать главу

– Как давно это случилось? – поинтересовался Робертс, ожидая, пока откроются двери.

Кейд пожал плечами.

– Просто это один из тех спортивных моментов, о которых люди любят поговорить. – Он покосился на стаканчик из «Старбакса» в руках Воэна и, намеренно меняя тему, спросил: – Опять хвастался своим фэбээровским значком перед симпатичной баристой?

Они с Воэном познакомились семь лет назад, когда вместе вели одно дело – одиночное ограбление банка. Тогда оба впервые оказались в суде перед присяжными. Кейд в качества прокурора, а Воэн как представитель свидетеля. По правде говоря, ни один из них толком не понимал, что делает. И тем не менее им удалось добиться вынесения обвинительного приговора. Позже, празднуя победу за выпивкой, они то и дело подшучивали друг над другом, вспоминая свои судебные ошибки. И с тех пор стали хорошими друзьями.

После вопроса Кейда, Воэн бросил быстрый взгляд на Хаксли, своего напарника, с которым уже год работал в отделе экономических преступлений.

– Ты ему рассказал?

– Конечно. Это был самый глупый способ знакомства, который я когда-либо видел. – Хаксли достал свой значок, копируя Воэна. – Я заплачу за свой обезжиренный ванильный латте карточкой «Старбакса», которая – подумать только – совершенно случайно лежит рядом с моим фэбээровским значком.

– Все было совсем не так. Я же тебе говорил, она сама попросила его показать.

– А как же она узнала, что ты агент ФБР? – спросил Кейд.

– Возможно, я случайно упомянул об этом, – невинно ухмыльнулся Воэн. – Что? Место работы производит впечатление на женщин.

– Отлично. Уверен, она подумала, что со своим обезжиренным ванильным латте ты очень крут.

Двери лифта открылись, и они – Морган впереди, агенты за ним – направились по коридору. По мере приближения к офисам компании, их шутливое настроение сменилось деловым.

– Какой, по-твоему, будет реакция Брук Паркер? – спросил Хаксли Моргана.

Если бы Кейд любил заключать пари, он поставил бы на то, что главный юрисконсульт вряд ли обрадуется их неожиданному визиту. Такие встречи не доставляют людям удовольствия.

Но, к сожалению, времени оставалось мало – чуть больше двух дней на подготовку. Поэтому он хотел поговорить с Брук Паркер до выходных. У него не было выбора, он вынужден делать всё и даже больше.

– Когда я все объясню, уверен, мисс Паркер согласится нам помочь.

Хаксли приподнял бровь.

– А если нет?

– Что ж, тогда мне придется повторить еще раз.

Конечно, Кейд понимал, что их просьбу к Брук Паркер трудно назвать обычной. Поэтому во время встречи он собирался быть добрым и вежливым. Может, это в нем говорил прокурор-идеалист, но он все же верил: законопослушные граждане понимают необходимость выполнения гражданского долга. Только вот его более циничная сторона считала, что даже неразумные люди не рискнут портить отношения с окружной прокуратурой и ФБР.

Кейд толкнул стеклянную дверь с табличкой «Рестораны Стерлинга» и оказался в современном просторном помещении с мраморным полом кремового цвета и окнами во всю стену, через которые лился дневной свет. Прямо перед ним сидела секретарша и выжидающе смотрела на него. Очевидно, охранник снизу предупредил ее об их приходе.

– Вы, должно быть, Кейд Морган. – Ее взгляд переместился на входящих за ним мужчин. – И с вами два человека. Сообщу мисс Паркер о вашем визите. – Она взялась за телефон, стоявший на столе.

– Спасибо, – кивнул Кейд.

Визитеры направились в зону ожидания, где Хаксли и Воэн сели рядом в кожаные кресла кремового цвета.

Кейд остался стоять, небрежно засунув руки в карманы брюк. Заметив ряд фотографий в рамках, висевших на стене, он подошел ближе и увидел снимки интерьеров всех ресторанов компании.

Пробежал их глазами и остановился на фотографии «Согны» – главной жемчужины, располагавшейся в этом же здании, только этажом ниже. Согласно разработанному плану, именно здесь Кейд собирался добыть последние доказательства вины продажного сенатора.

Прошлой зимой ФБР получило сведения, касающиеся коррупционной деятельности Алека Сандерсона, сенатора штата Иллинойс. Сообщалось, что он берет взятки в обмен на покровительство. Учитывая политическую подоплеку обвинения, ФБР передало это дело в окружную прокуратуру, где его и поручили Кейду.

В ходе пятимесячного расследования Морган и федералы подтвердили достоверность полученной информации. Они собрали доказательства, что сенатор получил взяток больше чем на шестьсот тысяч долларов. Эти деньги он спрятал с помощью подставной фирмы. В обмен Сандерсон проталкивал выгодные различным компаниям законы, распоряжался государственными деньгами, занимался лоббированием других сенаторов и чиновников.