Выбрать главу

- Что ты здесь делаешь? – наконец пришла в себя Мелисса.

- Приехал сегодня днем.

- Почему не веселишься со всеми?

- Не хочу. Решил побыть один.

- Как прошли соревнования?

- Выиграл главный приз.

Арес сказал это буднично, без радости как о чем-то само собой разумеющемся.

- Правда? Поздравляю.

Арес слегка кивнул головой. На Мелиссу он не смотрел. А она смотрела на этого парня и не могла отвести взгляда. Она почувствовала какое-то волнение внизу живота. Невероятно приятное чувство! Мелисса не могла разобраться в себе. Только смотреть на Ареса и больше ничего. Черные волосы коротко стрижены, ровный нос, угрюмые губы. Она поняла, что Арес действительно очень угрюмый. Не улыбается. Не только сейчас, а и по жизни. Но он такой красивый! Она испугалась, когда сделала этот вывод.

- И что это за приз? – Мелиссе казалось, что сказать надо что-то обязательно.

Арес повернулся к ней и удивленно вскинул бровь:

- Тебе действительно интересно?

- Да, конечно.

- Просто кубок. И немного денег.

Что на это ответить Мелисса не знала. На душе ее было смятение. Почему она так чувствует себя? Хотелось что-то говорить, что-то сделать, но Мелисса не могла ничего придумать. Он был такой взрослый и серьезный, и девушка тут же почувствовала себя глупым ребенком. Поэтому она стала делать то, что всегда делала в минуты душевного смятения – нашла веточку и стала рисовать на песке. Неожиданно рядом с собой она почувствовала Ареса. Он прижался к девушке и, заглядывая через плечо, наблюдал за ее художеством. Горячее дыхание Ареса обжигало Мелиссе плечо. Она подумала о его губах, и все внутри ухнуло, словно она летела на качелях вниз.  Несмело Мелисса повернулась и нашла его руку. Она была такая крепкая мозолистая и большая. Совсем не такая как рука того маленького мальчика, что рисовала с ней вместе когда-то. Но она была теплая, почти горячая. Мелисса взяла его пальцы и стала рисовать. Арес обнимал ее, и девушка помещалась в его объятиях вся целиком. Такое волнующее чувство для них обоих. Арес просто не мог поверить в чудо. Вот он сидит, обнимая единственную девушку в мире, которая могла взволновать его. Силы чувств он не предвидел. Он вдыхал ее запах и чуть не терял сознание от восторга. Расторгнуть объятия было невозможно. Молодые люди боялись сделать лишнее движение, чтобы не разрушить очарование момента. Уже совсем стемнело, и они не видели, что рисуют. Это было совсем не важно, теперь главное было – быть рядом. Наконец, Мелисса не выдержала. Ей хотелось большего. Она повернула лицо к Аресу. Он ощутил ее движение и тоже посмотрел на Мелиссу. Он почти не видел ее лица, но Аресу этого было и не надо. Юноша знал все его черты лучше своих собственных. Ее глаза, голубые и чистые, аккуратный носик, нежные губы. У Мелиссы были простые мягкие русые волосы. Без завивок и укладок. Он позволил погладить эти волосы, пропустить их сквозь пальцы. А Мелисса смело потянулась к нему и поцеловала. Мягко, но совсем не как младшая сестра. Это Арес понял сразу. Сам он никогда бы не решился сделать это. Но она все решила за него, за них. Он взял ее тонкое личико в свои большие руки и решил не отпускать теперь никогда. Они целовались и целовались, не могли оторваться. Первый невинный поцелуй становился более откровенным. Молодые люди учились этому искусству, познавая новое. Как здорово! Как восхитительно! Это было непередаваемо. Да разве в каких-то книгах это описано, думала при этом Мелисса. Девушка чувствовала, что губы болят, горят огнем, но прекратить этого не могла. Прошло много времени, прежде чем они, наконец, смогли оторваться друг от друга. В душе звенели колокольчики, хотелось плясать, прыгать, сходить с ума.

Но никто не сдвинулся с места. Только поближе прижались друг к другу.

Так и сидели, пока не обратили внимания, что музыка стихла, танцы закончились. Еще полчаса и будет отбой. Придут проверять все ли на местах.

- Надо идти, - сказала Мелисса.

Арес хотел было возмутиться, но вспомнил, как важны для Мелиссы правила.

- Надо, значит надо, – ответил он.

Они нехотя поднялись с песка, отряхивая одежду. А потом вновь оказались рядом. Арес был таким высоким, Мелиссе приходилось теперь запрокидывать голову, чтобы смотреть ему в глаза. Он снова склонился над девушкой и поцеловал нежно и осторожно. Потом взял ее ручку в свою и решительно пошел к лагерю. Доведя ее до домика, сказал: