Выбрать главу

— Спасибо, дядя Джем! — Мэттью взял Джема за руку, — мне кажется, мы станем отличными друзьями.

Должно быть, это был жуткий контраст для рынка, видеть сияющего ребёнка, державшего за руку Безмолвного Брата, спрятанного под капюшоном и прячущегося в темноте. Мэттью, казалось, находился в блаженном неведении об этой несовместимости.

«Я верю, что мы ими станем,» — ответил Джем.

— Моя кузина Анна сказала, что Теневой рынок — это сплошное веселье, — весело сказал Мэттью, — Конечно ты знаешь Анну. Она всегда сама сплошное веселье, и обладает самым лучшим вкусом в Лондоне в подборе жилетов. Я встретил парочку очень сговорчивых фейри, которые пригласили меня, и я подумал, что могу прийти посмотреть.

Фейри, с которыми Мэттью танцевал чуть ранее, были словно полосы света в цветочных коронах. Один фейский юноша, с губами, окрашенными соком неизвестного фрукта, остановился и подмигнул Мэттью. Он казалось совсем не был расстроен тем, что покинул танец, но их выражения лиц крайне редко можно было определить точно. Мэттью колебался, но, бросив осторожный взгляд на Брата Захарию, подмигнул в ответ. Брат Захария почувствовал необходимость предупредить мальчика:

«Твои друзья могут причинить тебе вред. Фейри часто так делают.»

Мэттью улыбнулся, милое выражения лица стало озлобленным.

— Я и сам часто причиняю вред.

«Я не совсем это имел в виду. Я не намерен оскорбить никого из Жителей Нижнего Мира. В Нижнем Мире столько же заслуживающих доверия представителей, сколько среди Сумеречных охотников, в этом плане мы равны. Просто необходимо помнить, что не все на Теневом рынке положительно относятся к Нефилимам.»

— А кто может винить их в этом? — беззаботно выдал Мэттью, — это консервативно. Посмотри на нынешнюю компанию, дядя Джем! У моего отца есть близкий друг — маг, с которым он частенько разговаривает. Они вместе создали Порталы, ты знал? Я тоже хочу найти близкого друга среди Жителей Нижнего Мира.

«Магнус Бейн может стать отличным другом для кого угодно,» — согласился Брат Захария.

Возможно, это было некоторым неуважением по отношению к Магнусу, который стал хорошим другом для парабатая Джема, чтобы продолжать этот разговор с Мэттью. Однако, он был слишком осторожен.

Многие Жители Нижнего Мира легко поддадутся врождённому обаянию Мэттью. Уилл ясно дал понять, что его Институт готов оказать помощь Жителям Нижнего Мира, как и любому примитивному и Сумеречному охотнику. Возможно, это новое поколение вырастет в большей благосклонности к нечисти, чем когда-то ни было.

— Анна сегодня не здесь, — добавил Мэттью, — но ты тут, поэтому всё в порядке. Чем мы займёмся вместе? Ты ищешь что-то особенное? Я, может быть, куплю Джейми и Люси книгу. Любая подойдёт. Они обожают все книги.

Эта фраза согрела Джема даже больше, чем то, когда он говорил о Люси и Джеймсе с той простой очевидной нежностью.

«Если мы увидим подходящую книгу,» — сказал он, — «позволь нам купить её. Я бы лучше не покупал том опасных заклинаний.»

— О Ангел, нет, — сказал Мэттью, — Люси точно это прочитает. В тихом омуте черти водятся, Лю.

«Что до меня,» — сказал Джем, — «у меня есть поручение от тех, о ком я весьма высокого мнения. Из уважения к ним, я больше ничего не могу добавить.»

— Я тебя понимаю, — ответил Мэттью, ему было приятно, что Джем ему доверяет, — я не буду спрашивать, но есть что-нибудь, чем я могу помочь? Ты можешь положиться на меня, если захочешь. Мы любим одних и тех же людей, не так ли?

«Я глубоко благодарен твоему предложению.»

Не было никаких вариантов, что этот ребёнок способен помочь ему, не в этих поисках, но его присутствие заставляло Захарию чувствовать себя так, будто он перенимает восхищённое удивление Мэттью, оглядывая рынок. И они продолжали идти среди прилавков, погружаясь в их звуки. Здесь были прилавки, предлагающие фейские фрукты, однако, рядом с одним стоял оборотень, который жаловался, что его обманули и что не стоит заключать сделки с гоблинами.

Были и тенты в бело-красную полоску, где продавали пепельные ириски, в происхождении которых у Брата Захарии были сомнения. Мэттью остановился и рассмеялся над кучей игрушек, которые продавала женщина-маг с голубой кожей. Она жонглировала игрушечными единорогами, ракушками русалок и маленькими огненными кольцами. И он строил ей глазки до тех пор, пока она не сказала ему, что её зовут Катарина. И добавила, что ему точно не стоит её так называть, но когда он улыбнулся ей, она ответила тем же.