Выбрать главу

Наконец она снова повернулась ко мне:

— Соня, я надеюсь, Вы на нас не в обиде за то, что всё так получилось… Но, должна признать, всё это очень неожиданно… Правильно я понимаю, что жить вы все планируете здесь? А Ваши родители, Соня? Может быть, стоило сегодня пригласить и их?!.

Я многозначительно просверлила взглядом Сергея, но он только беспомощно развёл руками.

Я расстроенно пробормотала:

— Не надо их лучше…

Эдуард тоже повернулся к сыну.

— Серёж, а ты-то сам разговаривал с Софьиными родителями?

Сергей закатил глаза к потолку и сквозь зубы процедил:

— Нет. Пап, давай мы сами разберёмся…

Эдуард внезапно стал серьёзным. Помолчал, глядя на Сергея, и тихо и грозно спросил:

— Серёж, а ты вообще предложение Софье сделал уже?

Я поджала губы, усиленно пытаясь проглотить кусок сыра. Смеяться или плакать пора?! Почему-то весело…

Сергей тяжело вздохнул и мрачно посмотрел на отца.

— Нет.

Лицо Антонины Петровны вытянулось, и она замерла с вилкой у рта.

— Серёженька… — металла в её кротком голосе было в разы больше, чем у Эдуарда. — Ты привёл с свой дом женщину с детьми, но не позвал замуж? Ты меня последней надежды лишить хочешь? Я твоих девиц мало отсюда гоняла в своё время? Ты нам с отцом что обещал? Сюда проведёшь только ту, на ком женишься — вроде так ты говорил?..

Её голос набирал силу с каждым предложением, а мне всё меньше хотелось смеяться… В голове лихорадочно проносились мысли о том, как Сергей впервые привёз меня сюда, хотя на моём месте должна была быть Ленка, как потом приезжал за мной на работу, как попросил посидеть с Ромкой…

— Мам, хватит, ладно? — Сергей устало откинулся на спинку стула и взял со стола пачку сигарет. — Распишемся может потом… Попозже…

Я грустно усмехнулась — ну да, будет свободное время, прогуляемся до ЗАГСа, чего уж там… Но поскольку времени всё равно нет, то не будем пока даже думать об этом…

— Сын, — Эдуард отложил вилку и свёл брови на переносице. — Если Софья после такого предложения руки и сердца пошлёт тебя подальше, я её пойму и поддержу.

Сергей ударил затылком о спинку стула и в сердцах прошипел:

— Да что ж это такое…

Резко повернулся ко мне, и сердце стукнуло по рёбрам… Раздражённо глядя прямо в глаза, рявкнул:

— Сонь, ты же пойдёшь за меня замуж?

Сердится, чёрт бы его побрал…

Антонина упёрла кулаки в бока и посмотрела на меня. Насмешливо, но в то же время почему-то печально…

— Соня, не соглашайся. Так порядочных женщин замуж не зовут…

Я едва заметно улыбнулась и тихо возразила:

— Ну лучше уж так, чем никак вообще…

=84=

— Мам, ну чего вы все налетели? Ты мне твердила всегда, что торопиться нельзя! А мы знакомы всего ничего… — Сергей смотрел на родителей уже совсем неприязненно.

Но Антонина Петровна оставалась непреклонной.

— Это двадцать лет назад нельзя было торопиться! Да десять даже! А сейчас смотри не опоздай!

Сергей стукнул ладонью по столу. Глубоко втянул носом воздух и, глядя в пустоту перед собой, ледяным голосом произнёс:

— Хватит.

Все затихли, а Эдуард ещё сильнее нахмурил брови. Вот сейчас стало совсем невыносимо…

Я поджала губы и выпрямила спину. Глубоко вздохнула и попыталась неуклюже улыбнуться.

— Я тоже считаю, что мы очень мало знаем друг друга, чтобы сразу в ЗАГС идти… — враньё конечно, хотя я почти уже сама в это верю. — Поэтому в любом случае пока не соглашусь на предоложение Серёжи… Не хотелось бы потом жалеть о принятом решении…

О том, как коряво и двусмысленно это прозвучало, я поняла только по изумлённому недоверчивому взгляду Сергея… Чёрт.

— …Поэтому, наверное, рано вообще говорить о свадьбе… — я беспомощно захлопала ресницами.

Антонина презрительно скривилась, посидела ещё полминуты и принялась собирать тарелки. Я с облегчением выдохнула — наконец-то… Эдуард тоже помолчал немного и обратился к сыну с каким-то вопросом про редакцию, явно желая разрядить обстановку.

Интересно, если я предложу помочь убрать со стола, это не будет восприниматься как желание побыстрее избавиться от общества Антонины Петровны?! Ну я бы на её месте именно так расценила подобное предложение…

— Мам, оставь, мы сами всё уберём, — Сергей поднялся из-за стола.

Вот это точно звучит так, словно он их выпроводить побыстрее хочет…

— Ой, ну сами так сами! — Антонина раздражённо поставила посуду на посудомоечную машину, не успев засунуть её внутрь. — Эдик, давай собирайся…

Эдуард, игнорируя слова жены, сначала дорассказал Сергею о том, почему ну никак не получится разместить печатные станки по-другому, а уж потом отставил подальше пепельницу и со словами "так что думай, Серёжа" поднялся из-за стола.