Выбрать главу

Как будто задремал немного.

Характерно, что поэтический слух обнаруживает двусложие в таких односложных словах, как «центр» и «театр»:

Жизнь — отражение лунного лика в воде,

Сфера, чей центр повсюду, окружность нигде.

(К. Бальмонт)

Здесь мрамор — свой. Край мрамором богат.

Театр будет круглый и высокий.

(В. Инбер)

И наконец:

Взял под руку его: «Ах, Антипатор

Васильевич! Что, как ваш кобелек?

Здоров ли он?.. Вы ездите в театор?».

(А. К. Толстой)

СЛО’КА (санскр.) — древнейший стихотворный размер в Ведах, священных книгах индусов.

СМЕЩЕ’НИЕ РИ’ТМА — см. Биметрия.

СОЛЕЦИ’ЗМ [греч. σολοικισμός, от Сол (Σόλοι), древней афинской колонии в Киликии, где вследствие национальной пестроты греческий язык утратил свою чистоту] — термин античной риторики, нарушение морфологических или грамматических норм литературного языка без ущерба для значения данного слова или выражения. С. пестрит народная бытовая речь, например: «Сколько время?».

В стихах Пушкина обращает на себя внимание излюбленная поэтом форма глагольных С. — употребление особого деепричастия, образованного из противоречащих частей: деепричастия настоящего времени несовершенного вида и приставки, придающей ему значение прошедшего времени совершенного вида:

...Как, на тебя взор острый пригвоздя (вместо пригвоздив),

Качает он с презреньем головою.

Мой друг, доколе не увяну,

В разлуке чувство погубя (вместо погубив),

Боготворить не перестану

Тебя, мой друг, одну тебя.

Не мысля гордый свет забавить,

Вниманье дружбы возлюбя... (вместо «возлюбив»).

Подобные глагольные С. встречаются изредка и у других поэтов, например у В. Маяковского:

Хотя

усов

и не полагается ей,

но водит

по губке,

усы возомня (вместо «возомнив»), —

дескать — готово,

наточил и брей.

К категории С. можно отнести также и некоторые грамматические неправильности у Пушкина, замеченные в свое время критиком Н. Надеждиным:

Не он ли помощь Станиславу

С негодованьем отказал (вместо «отказал в помощи»).

Не он ли наущеньям хана

И цареградского султана

Был глух?

Надеждин по этому поводу замечал: «Кажется, можно быть глухим к чему-нибудь, а не чему-нибудь». Подобный С. имеется и в следующих стихах Пушкина:

Не отвергай смиренной дани,

Внемли с улыбкой голос мой.

Вот ряд просторечных С. в стихах других поэтов:

Из пламя и света

Рожденное слово.

(М. Лермонтов)

Мой Сашка меж друзей своих не знал

Другого имя...

(Он же)

... в его кудрях волнистых

Не выглянет до время седина.

(Он же)

То к темю их прижмет,

То их на хвост нанижет.

(И. Крылов)

Стреляем зверь да птицы

По дебрям по лесным.

(А. Толстой)

Кипучая,

Могучая,

Никем не победимая (вместо просто «непобедимая»).

(В. Лебедев-Кумач)

ср. АнаколуфАмфиболияВольность поэтическая.

СОНЕ’Т (итал. sonetto, от sonare — звучать, звенеть) — итальянская форма стихотворения в 14 строк, возникшая в 13 в. в Сицилии (предположительно). Как каноническая форма С. достиг совершенства у Петрарки. Блестящие С. писали Данте и Микельанджело. Из Италии С. перешел во Францию, где утвердился как классическая форма стиха в творчестве П. Ронсара (16 в.), в Англию (В. Шекспир), в Германию (М. Опиц — 17 в., И. Гете — 19 в.). В России первый С. написан В. Тредиаковским в 1735 г., это — перевод с французского классического сонета Барро, перевел его Тредиаковский своим «тонизированным» тринадцатисложником с женскими рифмами. В дальнейшем С. писали А. Сумароков, Г. Державин, В. Туманский, А. Дельвиг, А. Пушкин, М. Лермонтов, А. Фет, Я. Полонский, К. Павлова, Ап. Григорьев. В 20 в. С. писали К. Бальмонт, А. Блок, Вяч. Иванов, В. Брюсов, М. Волошин, М. Кузмин, Н. Гумилев, И. Анненский, А. Ахматова, С. Кирсанов, Л. Вышеславский и др.

С. является строгой формой четырнадцатистишия. Первая часть С. состоит из двух катренов (четверостиший), вторая из двух терцетов (трехстиший). Стихотворный размер С. — обычно пятистопный, реже шестистопный ямб. Каноническая форма рифмовки: для катренов две равнозвучные рифмы (опоясанная и смежная), для терцетов — две или (реже) три рифмы, отличающиеся от рифм в катренах. Рифмы в С. должны быть звучными, звонкими, оправдывающими название этой стихотворной формы. Для строгого С. существует правило, по которому при наличии опоясанных рифм в катренах третья строка первого терцета рифмуется со второй строкой второго терцета (ccd cdc, или cdc dcd, или ccd cdd, а при трех рифмах — ccd ede); при перекрестных же рифмах в катренах первые две строки терцетов имеют смежные рифмы, последние же строки терцетов рифмуются так: ccd ccd, или cdc ddc, а при трех рифмах ccd eed.

Большую роль играет внутренняя композиция С. Каждая строфа С. — это законченное целое. Первый катрен является экспозицией, в нем утверждается основная тема стихотворения, во втором катрене развиваются положения, высказанные в первом катрене; таким образом, оба катрена ведут линию подъема. Дальше начинается нисхождение темы: в первом терцете намечается развязка ее, во втором терцете происходит быстрое завершение развязки, которая находит наиболее яркое выражение в заключительной строке С., самой сильной по мысли и образности (сонетный замок). В С. нетерпимы повторения слов или выражений, за исключением случая, когда того требует само построение стиха (анафора, параллелизм и т.п.). Несмотря на каноническую чеканку формы С., многие поэты стремились внести в него некоторое разнообразие. Так, Шекспир писал С. в форме трех четверостиший и заключительного двустишия с разнообразными свободными рифмами. Имеются варианты С.: хвостатый сонет — два четверостишия и три терцета; сплошной сонет — на двух рифмах; опрокинутый сонет — два терцета и два четверостишия; безголовый сонет — одно четверостишие и два терцета; половинный сонет — четверостишие и терцет; хромой сонет — неравностопность четвертого стиха в катренах и т.д. Однако все эти ухищрения не поколебали классической формы стиха С., которая остается незыблемой. Существует своеобразная и весьма трудная циклическая форма С. — венок сонетов, требующая от поэта огромной изобретательности и мастерства.